Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Свобода от догматизма. Ясное мышление

Main page / Селекция привлекательных состояний / Свобода от догматизма. Ясное мышление

«Все мы во многих вопросах полагаемся на вбитые в нашу голову при домашнем воспитании авторитеты или на «здравый смысл»; мы боимся поколебать в себе чувство уверенности. Если вы отвергаете это обвинение, то потерпите немного, скоро сами себя на этом поймаете»

Эрик Роджерс

 

«Нам требуется наша энергия и наше время целиком и полностью, чтобы победить весь этот идиотизм в себе»

Дон Хуан

 

«Что отличает язык науки от языка в обычном понимании этого слова? Как произошло, что научный язык стал интернациональным? Единство научных понятий и научного языка обусловлено тем обстоятельством, что они создаются лучшими умами всех времен и народов. В одиночку и объединенными усилиями они создавали духовное оружие для технических революций, которые в последние столетия преобразили жизнь человечества. Выработанные ими понятия служат путеводной звездой в ошеломляющем хаосе восприятий и учат нас извлекать общие истины из отдельных наблюдений»

А.Эйнштейн

Содержание

    03-01 Умеем ли мы думать?

    Умеем ли мы думать? Каждый человек уверен, что умеет думать, умеет составлять мнение. Уверен он также и в том, что думает он часто, и что почти каждая его мысль и есть «думание», размышление, но уверенность эта глубоко ошибочна, что и приводит к печальным последствиям.

    Что такое «думать»? Это очень просто. Допустим, ты хочешь принять решение в какой-то ситуации – как поступить. Для этого ты выписываешь все варианты, которые тебе кажутся наиболее разумными. Затем выписываешь все предполагаемые плюсы и минусы каждого решения, и уже потом задаешь себе вопрос – какой вариант предполагает больше плюсов? (Если ты используешь селекцию восприятий, то задашь себе еще и вопрос о том, к какому варианту возникает наибольшее предвкушение после всех размышлений, но это уже не имеет прямого отношения к процессу размышления, а является необходимым этапом принятия решения.)

    И часто ли ты так делаешь? Из сотен принятых более или менее важных решений, сколько раз ты поступала таким образом? Я думаю, или два-три раза, или ни одного, и не потому, что на такое размышление не хватает времени, а потому, что люди привыкли принимать решение, подчиняясь НЭ, идеям-фикс, догмам, влиянию других людей.

    Теперь допустим, что тебя попросили создать мнение по какому-то вопросу, например согласна ли ты, чтобы люди имели законное право заниматься сексом открыто, в публичных местах, независимо от того, сколько и какие люди есть рядом. Если ты хочешь сформировать мнение по какому-то вопросу, то что целесообразно сделать? Собрать информацию, относящуюся к вопросу, от тех источников, которые ты по тем или иным причинам считаешь достоверными, проанализировать её, выкинув то, что откровенно нелогично, внутренне противоречиво, необоснованно, опирается на догмы. Затем, добавив свой личный опыт и свои предпочтения, ты составляешь некоторое обоснованное мнение.

    Часто ли ты так делаешь? Думаю, что очень редко, или никогда.

    В данном примере ты прежде всего должна задаться вопросом: а какой вред будет причинен окружающим людям или тебе самой, если запрет за публичный секс будет снят? И вот тут начинается самое сложное, потому что в дело вступают догмы, которые создают труднопреодолимые препятствия для свободного, последовательного, логичного мышления. Допустим, появляется мысль «некоторые люди будут оскорблены». Дальше должен возникнуть вопрос: а имеет ли это значение? Я, к примеру, могу быть оскорблен, когда вижу человека с тупым лицом. И что? Значит ли это, что этому человеку надо запретить гулять с открытым лицом? Если нет, то почему оскорбленность одного человека важнее моей оскорбленности? А разве мало мы видели примеров, как оболваненные религиозными догмами люди оскорбляются чем попало? Разве мы не видим, как в тех обществах, где религия прочно поселилась в головах множества людей, запрещенным становится то, что нам кажется совершенно естественным? Отсюда возникает мысль о том, что чувство оскорбленности – личное дело каждого, и мы не можем вводить запреты только потому, что кого-то что-то оскорбляет, в противном случае мы постепенно приходим к концлагерю.

    И так далее и тому подобное. В процессе таких рассуждений возникает множество развилок, аргументов и контраргументов и контр-контраргументов и т.д.

    И кто занимается таким рассмотрением разных вопросов? Да никто. В лучшем случае человек выберет некий ход мысли, отсечет (зачастую бессознательно) множество возможных контраргументов, и побыстрее придет к тому «выводу», который соответствует его догме. И это и называют мышлением.

    Есть простые критерии того, что человек в самом деле создал свое собственное обоснованное мнение:

    а) прежде чем ответить, он скажет «мне надо подумать»;

    (Когда последний раз ты слышала от кого-то эту фразу? Лично я не слышу ее практически никогда. Люди всегда имеют готовое «мнение» практически по любому вопросу, и не потому, что обдумывали этот вопрос раньше, а потому, что они вообще не имеют привычки думать.)

    б) он потратит определенное время, более или менее значительное, на размышления;

    в) его рассуждения будут иметь хотя бы несколько развилок, несколько ветвей «аргумент – контраргумент – контр-контраргумент — …»;

    г) возможно, ему захочется порассуждать вслух, поделиться с тобой ходом своей мысли прямо в процессе размышления;

    д) когда он в итоге выскажет свое мнение, ему скорее всего будет приятно (!) ответить на твои расспросы и рассказать о том – почему он пришел именно к такому мнению, каков был ход мысли, какие наиболее значимые аргументы «за» и «против» он рассмотрел – просто потому, что рассказывать об этом — это интересно, приятно. Рассуждать — это приятно, это доставляет удовольствие, и ему будет приятно поделиться своим удовольствием с тобой (конечно, это при условии, что ты этому человеку приятна, и что у него сейчас есть настроение пообщаться; но если раз за разом у человека нет настроения рассказывать тебе о своем ходе мысли, то либо вы чужие люди, либо он обманывается в том, что думал). И наоборот – если человек высказал мнение необдуманно, под влиянием НЭ, догм, слепых уверенностей, как это почти всегда и бывает, то в ответ на вопрос «почему ты пришел к такому мнению», и на любой другой уточняющий вопрос он испытает хорошо видимый всплеск раздражения, недовольства, который усилится, если ты не примешь бездумно его мысль, а продолжишь указывать на логические нестыковки, на неполноту его аргументации.

    Ты можешь провести сколько угодно опытов такого рода и обнаружить, что люди никогда не думают. И после этого, возможно, у тебя хватит искренности признать, что это в значительной степени касается также и тебя. Научиться думать – не так-то просто именно потому, что в процессе мышления приходится преодолевать глубоко въевшиеся в тебя стереотипы мышления, догмы, слепые уверенности и возникающие НЭ.

    Получается удивительная ситуация. С одной стороны мы уверены, что являемся людьми разумными, то есть в том, что в нашей жизни рассудок, т.е. разумное и последовательное мышление, играет достойную роль. С другой стороны это совершенно не так, и это приводит к очень печальным последствиям. Представь себе, что заболевший человек принимает по ошибке вместо лекарства какую-то пустышку. Если его состояние не улучшается, если самочувствие становится все хуже и хуже, то всякий посоветует ему принимать лекарства, но ведь он уверен, что уже делает это, поэтому приходит к выводу, что лекарства не помогают. То же самое и с рассудком. Люди почти никогда не руководствуются здравым смыслом и логикой, хотя уверены в том, что делают это, а значит они уверены и в том, что те проблемы, с которыми они сталкиваются, неразрешимы с помощью рассуждений, что рассудок тут уже не поможет, ведь они и так уже якобы применяют его.

    Таким образом, этот самообман приводит к тому, что люди даже и не пытаются применять здравый смысл и логику к решению своих проблем. Несчастные, они мечутся между решениями, мотивированными НЭ, и решениями, мотивированными догмами, и, не находя выхода, уверяются, что его и нет. В их мышлении – хаос, сплошь противоречия и несостыковки, и постепенно они уверяются, что иначе и не бывает, преисполняясь скепсиса и, в конечном счете, отказываясь от попыток самостоятельно подумать.

    Иногда кажется, что люди думают хотя бы на работе, иначе как мог бы существовать наш мир, построенный на технологиях? Но и это не так. Даже в работе ученых, где, казалось бы, без раздумий не сделать ни шагу, люди размышляют крайне мало, попросту следуя установленным правилам и алгоритмам. По сути, на работе люди чаще всего следуют инструкциям, которые кто-то когда-то сделал, более или менее хорошо подумав, а в остальном поступают точно так же, как и в быту – следуя НЭ и догмам.

    Так что ответ на вопрос «умеем ли мы думать» такой: могли бы, если бы захотели, но не хотим и не умеем, не тренируемся думать, не пользуемся этой присущей нам от природы возможностью.

     

    03-02 Корректировка мнения

    Еще один признак думающего человека состоит в том, что такой человек время от времени некоторые свои мнения корректирует, а иногда и вовсе меняет. Это ведь совершенно неизбежный процесс. Мы никогда не можем обладать всей полнотой информации по всем вопросам. Жизнь постоянно приносит новую информацию, которая может дополнять уже имеющуюся, а иногда и опровергать её, причем это касается абсолютно всех областей познания – астрономия, генетика, физика, фармакология, физиология, геология, экономика и т.д.

    То же самое касается простых бытовых ситуаций, в которых мы постоянно создаем какие-то мнения. Высказать один раз свое мнение и затем стоять на нем любой ценой, вопреки приводимым аргументам, вопреки внутренней логической противоречивости своего мнения – это считается чуть ли не признаком сильного, цельного и умного человека, а разве это так? Это признак догматичного и гордого, а значит — тупого человека, который отвергает вновь поступающую важную информацию или полностью закрыт для ее восприятия, и относится к своему мнению как к сверхценности, которую отныне он должен защищать. Такая позиция попросту опасна, так как делает человека неспособным адаптироваться к изменяющимся внешним условиям.

     

    03-03 Что такое догматичность?

    Что я имею в виду, когда говорю о догматичности? Догма – это механически перенятый набор мнений, в отношении которого человек отказывается проводить какой-либо анализ, агрессивно его защищая от любых попыток разбора, от любой конструктивной критики. «Перенятый механически» – значит перенятый или с помощью слепого подражания, бездумно, без собственных рассуждений, без собственного поиска оснований в виде экспериментальных данных, или под влиянием НЭ (например ЧСУ, неловкости, страха негативного отношения к себе, страха изоляции и пр.). То есть на веру принимается какое-либо утверждение, и далее человек живет так, словно оно является безусловно истинным.

    В этом описании легко узнаются многие люди, которых ты знаешь, правда ведь? Но узнаешь ли ты в этом себя?:)

    Механически перенятое мнение не является само по себе догмой. Догмой оно становится именно тогда, когда человек начинает агрессивно защищать это мнение от любой конструктивной критики, от корректировок, для чего приходится вытеснять факты, подавлять логику, подавлять и даже ненавидеть сам источник критики.

    Необходимо понимать, что этот механический, подражательный способ перенятия мнений является неизбежным при развитии человека! Ведь каждый человек с самого раннего детства и далее, по мере своего взросления, по мере того, как растет сфера его соприкосновения с окружающим миром, сталкивается с огромным количеством самых разнообразных явлений, которые он совершенно не способен сам проанализировать в силу отсутствия опыта мышления, и главное – в силу отсутствия знаний и жизненного опыта, на которые можно опереться. Единственный адекватный подход, который в данном случае эффективен – это механическое перенятие мнений тех людей, которым он доверяет. И делать это необходимо как можно скорее, чтобы как можно скорее адаптироваться к новым вызовам. И здесь человек незаметно для себя формирует удивительную способность – способность управлять уверенностью.

    Дело в том, что чем более твёрдо ты будешь уверен в безусловной справедливости тех или иных взглядов, тем быстрее ты будешь реагировать на возникающие обстоятельства в соответствии с этими взглядами. Отсюда понятно, что человек должен не просто «перенять взгляды», а более того – он должен уверовать в них с почти религиозной верой. Он должен создать и укрепить в себе непоколебимую уверенность в справедливости предлагаемых ему к усвоению мнений. Тот, кто не преуспеет в этом, начнет проигрывать тем, кто быстро этому научится – просто потому, что вполне убежденный человек действует быстрее, цельнее и последовательнее того, кто сомневается или не до конца уверен.

    Более того. Чему в первые месяцы или годы учат детей родители? Самым простым бытовым навыкам поведения, которые, конечно же, гарантируют ребенку возможность совершать целесообразные действия и быстро получать результаты. Хочешь поесть – открой холодильник, открой йогурт, возьми ложку. Ребенок, который перенимает от родителей множество такого рода бытовых навыков, начинает искренне веровать в их непогрешимость во всём и везде. Родители и вообще воспитатели превращаются в источники непогрешимых знаний. Именно поэтому дети так тяжело переживают ситуации, в которых их родители проявляют лживость, неискренность, слабость, глупость. Именно поэтому дети с пеной у рта будут отстаивать любую глупость и тупость родителей вопреки здравому смыслу, вопреки любому, самому очевидному насилию, которое те же родители творят так часто над теми же детьми. И именно поэтому, когда и если в конце концов совокупный вес неприятных, тупых, агрессивных проявлений родителей пересекает некую границу, то наступает тотальный слом доверия к ним, и дети бросаются в другую крайность – тотального отторжения родителей. Упавшие на землю боги усердно затаптываются в грязь, поскольку в глазах верующего являются предателями, самозванцами, оскорбившими религиозные чувства.

    Таким образом, можно погрустить, конечно, по тому поводу, что все дети с самого раннего возраста вырастают по сути религиозными фанатиками, но необходимо понимать, что это неизбежный и даже необходимый этап их взросления, который, впрочем, успешно и почти безболезненно может быть преодолен, причем в очень раннем возрасте.

     

    03-04 Скорость закрепления догм

    Представим себе, что мать, застав ребенка за игрой со своей писькой, вся сморщится, выразит брезгливость, или возмущение, или агрессию. Ребенок, видя яркую эмоциональную реакцию авторитетного для него человека, перенимает не только саму эмоциональную окраску этой реакции, но и корректирует свою картину мира так, чтобы эта эмоциональная реакция оказывалась справедливой. В этот самый момент ребенок мгновенно принимает как истину, что его писька – это плохо, а играть с ней – очень плохо. Скорость, с которой перенимаются ребенком эти догмы, поистине фантастическая. Дети невероятно быстро перенимают всё от своих родителей и других авторитетных для них людей. Достаточно, чтобы описанная мною история случилась всего лишь один единственный раз, и уже спустя несколько секунд испытанные ребенком стыд и страх приводят к тому, что уверенность, соответствующая этой новой догме, твёрдо закрепляется. После этого можно сколько угодно обсуждать эту тему с ребенком, сколь угодно убедительно объяснять ему, что нет ничего позорного в мастурбации – бесполезно. Здесь работает своего рода догматический импринтинг: самая первая в данной смысловой нише догма закрепляется там невероятно прочно. В подавляющем большинстве случаев – навсегда.

    Более того. Попытки со стороны окружающих разрушить эту уверенность воспринимаются человеком с этого самого момента как акты агрессии, направленные против него лично, на разрушение его мира. Лишь исключительно деликатный, крайне осторожный подход может привести к возникновению сомнений у человека в этой изначальной догме.

    Существует лишь два способа ослабить впоследствии эту чудовищную силу импринтной уверенности:

    *) массовое и длительное поведение окружающих людей, противоречащее этой догме. В этом случае человек начинает сомневаться в справедливости своей догмы, когда видит, что десятки, сотни людей ежедневно поступают вопреки его слепой уверенности. Такое может случиться при переезде из одной страны в другую. Например, женщина, которая из Саудовской Аравии, Сомали или Брунея переехала жить в Европу, может начать испытывать сомнения в том, что публичное обнажение коленок в самом деле должно караться забиванием камнями до смерти.

    *) длительное проявление искренности (в том числе мотивированное крайне деликатным «подкопом» под догму со стороны близкого человека). Если человек усомнился в своей догме и сам, своими усилиями пытается разобраться в этом вопросе, то высокая степень искренности, применение логики и здравого смысла способно ослабить исходную слепую уверенность, питающую некую догму.

    Полное освобождение от какой-либо догмы в любом случае требует проявления высокой степени искренности, решимости добиться ясности, и обычно сопровождается яркими, незабываемыми всплесками восторга, счастья от переживания новой степени свободы.

    Из этого факта молниеносного перенятия догм следует масса крайне любопытных и острых выводов и вопросов, касающихся в том числе и разумности существования почти что безраздельного и исключительного права родителей на контроль за общением с рожденным ими ребенком, причем независимо от личных особенностей этих родителей.

     

    03-05 Механизмы перенятия догм

    Перечислю основные механизмы, с помощью которых люди перенимают друг от друга догмы.

    *) «эмоциональный» – он описан в предыдущем параграфе и особенно активен в раннем детстве, постепенно уступая лидерство другим механизмам

    *) «авторитарный». Если некто «уважаемый» или «старший» или «умный» с важным видом безапелляционно что-то утверждает, то привыкший к догматизму человек часто слепо принимают на веру это утверждение, ведь не может же такой «умный» и «уважаемый» человек говорить глупости.

    *) «мимикрирующий». Попав в определенное сообщество, человек инстинктивно старается не оказаться изгоем, не вызывать к себе группового пренебрежения или осуждения. Поэтому, часто незаметно для себя, он идет на одну уступку за другой в своих воззрениях, мотивируя это для самого себя соображениями безопасности и целесообразности. Но, как ни удивительно, даже ограниченное соглашательство и даже молчаливое отсутствие возражений неумолимо приводит к тому, что человек начинает разделять догмы этого сообщества. Мне кажется, что значимость этого явления сильно недооценена, так как повально распространено ложное убеждение, что если я просто промолчал, никак не выразил своего несогласия с групповой догмой, групповой моралью, то это значит, что я все-таки остался при своем – просто не афиширую своего несогласия. Это совершенно не так. Соглашательство и позиция невыражения несогласия очень быстро приводит к полному перенятию групповых догм и групповой системы ценностей. В условиях массового распространения позиции молчаливого невыражения несогласия, это крайне важно понимать. В противном случае в моменты пробуждения искренности ты можешь оказаться в крайне неприятной ситуации, обнаружив, что совершаешь аморальные с твоей точки зрения поступки и уже давно превратился в нечто, сильно неприятное самому себе и симпатичным тебе людям.

    Если ты вынуждена (например, по работе) находиться в обществе людей, которые высказывают некие догматические, деструктивные, пещерные убеждения, то конечно ты не можешь начать противопоставлять им свои мнения – тебя просто все возненавидят, и работу (а то и репутацию) ты потеряешь. Для того, чтобы избежать постепенного, незаметного для тебя самой перенятия их уверенностей, необходимо каждый раз мысленно противопоставлять им свои убеждения, напоминая себе, что ты вынуждена находиться в этой компании и из соображений безопасности не можешь выразить свое мнение.

    *) «угрожающий». Если человек подвергается угрозам и оскорблениям, он может перенять навязываемые ему догмы просто для того, чтобы облегчить свою жизнь, чтобы прекратилось насилие над ним. Такая ситуация сплошь и рядом встречается в общении родителей и детей, а также в сообществах с жесткой иерархией и жестокими методами социальной борьбы.

    *) «глупый». Человек, который не любит и не хочет рассуждать, тем не менее испытывает потребность в том, чтобы иметь те или иные уверенности относительно разных аспектов окружающего его мира, так как это или дает ему уверенность в безопасности, или повышает его чувство собственной важности и статус. В этом случае любая полученная им информация немедленно формирует догму. Достаточно такому человеку прочесть статью про Землю, летящую на небесную ось, и вот он уже железобетонно уверен в десятках разных абсурдных вещей.

    *) «защитно-отупляющий». Человек стремится изо всех сил защищать имеющиеся у него догмы, чтобы поддерживать свою картину мира, но зачастую это возможно только тогда, когда он проявляет вопиющую неискренность, вытесняет множество фактов или додумывает несуществующие, принимая новые догмы, служащие «подпоркой» для имеющихся. Для рассуждений, характерных при создании новой догмы из такой мотивации, характерны безумные прыжки в рассуждениях с помощью фраз «очевидно, что…», «всем известно, что…», «ученые давно открыли, что…» (при этом, разумеется, нет никаких конкретных ссылок на конкретные заявления ученых, сопоставлений с другими мнениями) и т.п.

    *) «избегающий». Для того, чтобы избежать страданий, связанных с когнитивным диссонансом, человек подстраивает свои мнения под имеющиеся жесткие догмы. Например, если человек перенимает догму о том, что публичный секс отвратителен, ему будет проще жить с этой догмой, если к ней он добавит догму об «интимности секса» — тогда обе догмы станут логически взаимоувязанными и исчезнет причина некоторых когнитивных диссонансов. При этом, конечно, новая область психики подвергнется омертвению.

     

    03-06 Неявные догмы

    Среди догм можно выделить явные и неявные. Явными догмами я называю такие, которые вполне осознаются самим их носителем: он легко может сформулировать их смысл, рассказывает о них другим людям и т.д. Обычно, когда говорят о догматичности, имеют в виду именно явные догмы.

    Однако существует и класс неявных догм, который нередко даже более обширен, чем первый. Характерная особенность неявных догм заключается в том, что человек не отдает себе отчета в том, что он их разделяет. Он не формулирует, не выражает их вслух, и при этом эти догмы всё же оказывают огромное влияние на его восприятия, на его мотивы при выборе тех или иных поступков.

    Есть спросить человека – возможно ли прекратить испытывать НЭ, то он конечно же скажет «нет», но это не значит, что он думал когда-либо над этим, рассматривал чьи-то доводы или свидетельства, сам пытался прилагать усилия и получал свой опыт в этой области. Ему такие мысли попросту не приходили в голову, и до того, как ему задали этот вопрос, он вовсе и не знал, что ответит таким образом. Он и не знал, что у него есть такое убеждение и соответствующая ему уверенность. И если бы ему предложили перечислить в явном виде свои представления о мире, то эта догма о невозможности перестать испытывать НЭ даже и не появилась бы в его списке.

    Любая догма является словесным выражением определенной слепой уверенности. Обычно это словесное выражение носит характер законченной мысли: «изменять мужу – плохо», «огорчать маму, не слушаясь её – плохо». Неявная догма также является выражением слепой уверенности, но в силу различных причин это не носит характера четко сформулированной мысли, точки зрения, а проявляется в виде отрывистых, бессвязных обрывков мыслей.

    У этого есть несколько последствий:

    *) когда человек в результате своих поступков приходит к неудовлетворительному состоянию, он не может понять, что причиной этого явилась та слепая уверенность, которая лежит в основе соответствующей неявной догмы. Например, мать требует, чтобы дочка приходила домой до девяти вечера. Дочка подчиняется – и чувствует себя отравленной, раздавленной. В следующий раз она не подчиняется… с тем же в точности результатом! В первый раз она подавила свои РЖ – отсюда и чувство раздавленности. Во второй раз она поступила так, как хотела, но при этом пошла наперекор слепой догме «не слушаться маму и огорчать ее таким образом – плохо», и отсюда – чувство вины, стыда, самобичевание. Так в людях и вырастает жизненная позиция: «делай как хочешь – всё равно пожалеешь».

    Бороться с неявными догмами особенно трудно, потому что прежде, чем с ними бороться, их сначала необходимо выявить, но всё-таки эта сложность не непреодолима. Неявные догмы можно обнаруживать в себе одну за другой. Сначала проще всего это делать, читая интересные тебе книги, общаясь с интересными тебе людьми, сталкиваясь с новыми идеями, неожиданными точками зрения. Нет необходимости сразу, немедленно найти и устранить все неявные догмы. Здесь тоже эффективно двигаться шаг за шагом. С каждой новой обнаруженной и устраненной неявной догмой вся совокупность слепых уверенностей, все множество догматических убеждений становится более уязвимым для здравого смысла и искренности, и процесс этого постепенного продвижения к ясности ужасно интересен.

    Проблема заключается еще и в том, что чем меньше у человека опыта критического рассмотрения какой-то распространенной догмы, тем сложнее ему это сделать. Поэтому особенно важным является наличие опытного в таких делах близкого человека, чтобы она могла помогать тебе делать первые шаги, чтобы ты могла преодолевать страх самостоятельного мышления и страх стать белой вороной в обществе, сплошь состоящего из догматиков, перенимать методы последовательных рассуждений.

     

    03-07 Зеркальный метод работы с догмами

    Некоторые догмы кажутся очевидно бессмысленными, а слепая уверенность в том, что они справедливы, может, тем не менее, сохраняться. Если девочка считала себя долгое время некрасивой, то даже тогда, когда она изменила свое мнение в результате того, что в нее стали влюбляться мальчики, а также в результате трезвой оценки своей внешности, всё равно слепая уверенность ещё долго может оставаться, вызывая неуместное и неожиданное чувство собственной ущербности.

    Если человек под влиянием аргументов согласился, что существование некой сущности, обозначаемой тремя буквами «б о г», ничем не подтверждено, то еще долгое время в нем может оставаться слепая уверенность, вызывая специфическую тревожность от грядущего ада и прочих видов садистских наказаний, так широко и подробно описанных в «священных» текстах.

    Необходимо отдавать себе в этом отчет и, по мере желания, продолжать ослаблять свои слепые уверенности.

    В качестве одного из способов для достижения этой цели я предлагаю «зеркальный метод». Это очень просто. Допустим, я сформулировал догму: «бог есть». Теперь я формулирую противоположное ей по смыслу утверждение: «бога нет». Такое утверждение можно обозначить как «антидогма». Есть ли какой-то способ доказать одну из этих фраз? Нет. Они совершенно равноправны, поскольку ты просто не имеешь представления о том, что обозначают эти три буквы. То есть можно сказать всё, что угодно со словом «бог», и нет ни малейшего способа обосновать или даже понять ни одно из этих утверждений – просто в силу того факта, что речь идет непонятно о чем. Отсюда и возникает ясность в том, что любое из этих утверждений бессмысленно.

    Такой подход можно использовать в том числе и к таким догмам, которые оперируют понятными, казалось бы, словами типа «хорошо» и «плохо». Например: «мастурбировать – это плохо». Формируешь антидогму: «мастурбировать – хорошо». Как доказать то или иное утверждение? Да никак, и по той же причине – слова «плохо» и «хорошо» не имеют, на самом деле, никакого смысла, кроме выражения личного негативного или позитивного отношения. Отказавшись от обоих зеркальных утверждений в силу невозможности доказать ни одно из них, ты формулируешь нечто совершенно другое, понятное, например: «мастурбировать приятно и я буду это делать».

    Это же касается слов «надо» и «не надо», ведь эти слова – тоже всего лишь просто таблички, которые каждый вешает куда захочет. Вместо слова «надо» попробуй подставить такое, которое имеет смысл, например: «целесообразно», и фраза «надо вставать из постели сразу после пробуждения» превращается в «целесообразно вставать из постели сразу после пробуждения» – совсем другое дело! Совсем другое, потому что тут же возникают вопросы – «что это за цель», «кем она поставлена», «нужна ли мне эта цель», «почему это действие считается целесообразным для достижения этой цели» и т.д.

    Слово «надо» можно также попробовать заменить на «эффективно», и возникают все те же вопросы: «откуда известно, что это эффективно», «эффективно для достижения какой цели», «кто поставил эту цель» и т.д.

    В результате и возникает управление своей жизнью на основании здравого смысла, РЖ, понимания своих потребностей.

    Иногда освобождение от догм происходит спонтанно в результате накопления жизненного опыта. Ты можешь тридцать лет жить и общаться с родственниками, потому что «так надо», «так заведено», а не с теми, с кем этого действительно радостно хочется. Тридцать лет ты можешь здороваться с соседями, поддерживать разговоры о погоде и работе, потому что неловко отказать. И в какой-то момент отравление от этой лжи, от вечного страха негативного отношения к себе станет таким явным, кризис настолько назреет, что будет достаточно лишь мельком услышать антидогму, и нарыв прорвется ясностью: «Да ведь можно жить иначе! Можно не насиловать себя общением с теми, с кем общаться не нравится!» Набухшая лавина срывается.

    Как часто слова – бессмысленные или попросту неопределённые, «понимаемые» каждым по своему, встречаются в нашей речи? Слишком часто. «Вечность», «порядочность», «добро», «нравственно», «космический порядок», «справедливость», «бог», «совесть» тесно перемешаны со словами, обозначающими вполне конкретные восприятия, запреты и побуждения. Например – «если у меня есть совесть, я не могу отказать этому человеку». Что такое «совесть» – никому непонятно, а что такое «нельзя отказать» – очень даже понятно, и в результате мы видим человека, который занимается самоизнасилованием, уничтожением насыщенности своей жизни, подавлением своих РЖ из-за бессмысленных догматических конструкций, принятых на веру.

    Какое огромное количество бытовых догм влияют на нашу жизнь, уничтожая удовольствие от неё шаг за шагом? «Белье в шкафу должно быть чистым», «на полу нельзя кушать», «надо вставать рано утром и не валяться допоздна», «обязательно надо работать и зарабатывать больше денег», «надо уважать старших», «надо экономить деньги», «надо бережно относиться к вещам», «нужно иметь ясную цель в жизни и стремиться к ней», «надо закончить любое начатое дело», «надо позвонить маме», «надо кушать сначала первое, а потом второе», «я должен стать юристом», «я не должна сидеть без дела», «я должна общаться», «пора рожать», «пора жениться» и так далее и тому подобное – десятки, сотни, а то и тысячи самых разнообразных регламентов, опутывающих дикой несвободой всю нашу жизнь.

    За всеми этими установлениями и правилами теряется главное – удовольствие от жизни. Человек, по сути, всю жизнь мечтает когда-нибудь «пожить для себя», но само по себе это никогда не приходит. Изменения, если они и происходят в жизни такого человека, ничего не меняют в этой безрадостности и не вызывают предвкушения, поскольку вызваны не РЖ, а желаниями механическими, то есть мотивированными теми или иными догмами. Фактически, человек переходит из камеры в камеру, сменяя один образ жизни, малоприятный и может быть даже мучительный, на другой такой же. К таким людям полностью применим совет: «делай что хочешь, все равно пожалеешь».

    Чтобы выйти из этого замкнутого круга, придется побороться – прежде всего, с самой собой, со своими догмами.

    Догмы заставляют человека непрерывно крутиться в колесе надуманных дел и обязанностей, и наступает момент, когда свободное время становится уже обременительным, ведь это означает мучительное столкновение с проблемой: «чем себя занять», «почему моя жизнь такая пустая», поэтому начинается спазматический поиск того, чем можно «убить время». И если человек на какое-то время остается вне деятельности, то он ощущает, как мир вокруг него несется куда-то, он чувствует себя на обочине, вскакивает в первое попавшееся седло и несется вслед. Так проносятся они, и то взметнется, то осядет поднятая ими пыль.

     

    03-08 Поэзия, философия, психология и прочая муть

    Я не буду здесь касаться темы религиозности. Эта тема изумительно разобрана Ричардом Докинзом в его книге «Бог как иллюзия». Рассматривать примитивные суеверия типа «чёрной кошки» смысла нет – ты прекрасно сама сможешь понять, что всю такую ерунду необходимо поганой метлой вымести из мозгов. Но в нашей современной культуре незаметно притаились и ведут свою паразитическую жизнь некоторые догматические системы, прикрываясь маской наукообразности или «культурности», и присущая им степень догматического фанатизма ничуть не меньше, чем в религии.

    Один из таких ядовитых монстров – это поэзия. Стоит кому-то зарифмовать строчки, понатыкать туда совершенно тухлые словеса типа «судьбина», «ангел», «любовь-морковь», как тут же находятся ценители, которые прикрепляют ко всему этому табличку «поэзия», после чего эта бредятина становится священной коровой – не менее священной, чем Иисус или Аллах. Некоторые «поэты» получают широкое признание, после чего тянуть к ним свои грязные руки становится попросту опасным – ценители «поэзии» сожрут с потрохами и возненавидят – я пробовал, знаю на своем опыте. Я не буду слишком пространно разбирать эту тему, но скажу лишь о двух критериях, с помощью которых легко отличить словоблудие от реальной поэзии. Первый – наличие слов, не имеющих смысла, вот типа ангела или бога или рока. Как правило, такие слова создают напыщенность. Тут все просто – как только в тексте появляется не имеющее смысла слово, текст перестает быть текстом, поскольку смысла он больше никакого не имеет. Второй критерий более сложен, и все же очень прост. Прочти стихотворение в обычном темпе. Отложи книжку и опиши теперь своими словами – какой в этом стихотворении был смысл. И если всё, что ты можешь, это открывать рот, как рыба на песке, значит всё ясно – перед тобой не текст, а значит и не стих, а бумагомарание и щелкопёрство. Настоящий стих ни в коем случае не сводится к изложению смысла, это несомненно, но смысл там, тем не менее, должен быть. И базовый этот смысл должен быть примерно одинаков для разных людей, а не так, что один додумывает что-то свое, другой – другое, а третий — третье.

    Может ли какой-то набор слов, не имея смысла, тем не менее вызывать эмоции, наталкивать на мысли? Да конечно может, но это не поэзия. Плавающий в унитазе окурок тоже может навевать размышления и служить триггером для эмоций.

    Настоящая поэзия использует только совершенно понятные слова, но используются они таким образом, что у читателя возникает, помимо понимания смысла, еще и те или иные переживания, которые уже могут быть у разных людей разными. Если в кругу ценителей поэзии ты изложишь всё это, ты даже не услышишь возражений: тебя просто оскорбят, проклянут и изгонят.

    Психология, как ни странно, это еще одна ядовитая чушь. «Психологи» плетут жуткие, непостижимые, внутренне противоречивые схемы, в которых черт ногу сломит. Разные направления «психологии» дерутся между собой, как истинные фанатики, оперируют разными наборами бессмысленных слов, ни на чем не основанных умопостроений и фантазий. Ни одна «психология» даже не опирается, как это сделано в селекции восприятий, на различение восприятий и изучение связывающих их закономерностей.

    Ну и о философии тем более достаточно сказать лишь пару слов: лишь изредка среди «философов» встречаются умные люди, и лишь изредка им удается придумать что-то интересное, поделиться интересным наблюдением. В подавляющей своей массе «философия» — это чудовищное нагромождение чистейшего бреда. Проблема тут в том, что многие люди могут начать считать себя неполноценными, глупыми только потому, что не способны понять написанное Гегелем или Хайдеггером. Очень легко убедиться, что этого не понимает вообще никто, в том числе и «философы» — возьми любую строчку из Гегеля, например из книги «Наука логики», например эту: «Абсолютное знание есть истина всех способов сознания, потому что лишь в абсолютном знании полностью преодолевается разрыв между предметом и достоверностью самого себя, и истина стала равна этой достоверности, так же как и эта достоверность стала равной истине», и попроси нескольких «философов» своими словами пересказать смысл этой фразы. Ты увидишь, что любой из них напишет или полный бред, или что-то понятное, но совершенно не то, что напишет другой «философ», и сами они будут до скончания веков спорить друг с другом – яростно и безнадежно (чем они и занимаются за бюджетные деньги).

    Освобождение от этих и прочих догматических систем – необходимо.

     

    03-09 Интеллектуальное наслаждение

    Мы все привыкли к словосочетаниям типа «интеллектуальное удовольствие», «интеллектуальное наслаждение», и понимаем их, разумеется, в некоем переносном смысле – совсем не таком, как мы понимаем, к примеру, наслаждение от еды или от секса. И совершенно напрасно.

    В самом деле существует специфическое интеллектуальное удовольствие, которое испытываешь, читая красивую мысль, разбираясь в красивой задаче. Слово «красивое» здесь понимается, опять-таки, в специфическом смысле – «интеллектуально красивое», а не такое красивое, какой бывает красивая девушка.

    Между тем, добиваясь рассудочной ясности в чем-либо, и, особенно, добиваясь освобождения от какой-либо догмы, человек может испытывать самое что ни на есть настоящее наслаждение – наслаждение в теле, так же, как при занятии сексом. Это кажется совершенно удивительным и даже мистическим, но, тем не менее, это неоспоримый факт, в справедливости которого убедиться может абсолютно каждый на своем опыте. Наслаждение это испытывается не в половых органах, как при сексе, а в области сердца, в центре груди и в горле, тем не менее я бы не стал проводить резкую границу между этими двумя видами наслаждения, так как испытывая наслаждение от ясности, легко заметить, что оно в точности то же самое, какое иногда нам удается испытывать и во время секса, ласк, особенно сопровождаемых яркими переживаниями нежности, влюбленности, открытости.

    Это подтверждает, что и секс, и переживание озаренных восприятий, и освобождение от догм и достижение рассудочной ясности – всё это равноправные участники эволюции человека, движения человека к развитию, к расширению спектра привлекательных восприятий.

     

    03-10 Разграничение достижения ясности и смены догм

    Необходимо тщательно разграничивать достижение ясности и смену догм. Если человек перешел из иудаизма в христианство – означает ли это, что он освободился от догм? Если бывший коммунист становится христианином? Если христианин становится коммунистом?

    Человек сегодня может истово верить в то, что холестерин вреден для здоровья, а завтра так же истово может уверовать в противоположное. Смена догм и целых догматических систем – обычное дело, но всё это не имеет никакого отношения к достижению рассудочной ясности, к здравому смыслу, к трезвому мышлению. Смена точки зрения происходит в результате размышлений, а не смены одной догмы на другую.

    Человек, достигший ясности и сменивший догму на ту или иную точку зрения, прекрасно отдает себе отчет в следующем:

    1. он понимает – какие аргументы привели к тому, что сейчас он имеет именно эту точку зрения;

    2. он понимает, что его точка зрения вполне может поменяться в будущем, если он обнаружит новые факты, имеющие отношение к рассматриваемому вопросу, или новые соображения, позволяющие иначе взглянуть на имеющиеся факты;

    3. рассказывая о своей точке зрения, он не преподносит ее как истину, а показывает её именно как результат размышлений, покоящихся на тех или иных основаниях в виде а) фактов, наблюдаемых им непосредственно, б) свидетельств о наблюдениях, исходящих из источников, которые он считает авторитетными, и в) логических суждений.

    (Опора на авторитетные источники зачастую необходима, поскольку каждый конкретный человек не в состоянии провести, к примеру, опыты на ядерном реакторе, и он вынужден доверять сообщениям о результатах таких опытов, верифицированных научными сообществами, отдавая себе отчет в том, что и ученые могут заблуждаться, чего-то не учитывать, и что наука постоянно движется вперед).

    Столкнувшись с необходимостью пересмотреть свою точку зрения, такой человек не впадает ни в панику, ни в огульное отрицание. Более того, чаще всего он испытает удовольствие, чувство тайны, предвкушение, и, приняв во внимание новые факторы, скорректирует свою точку зрения или даже полностью ее изменит, или обоснованно сохранит неизменной.

     

    03-11 Догматические интерпретации

    Догматическими могут быть и интерпретации. Одну и ту же ситуацию разные люди интерпретируют существенно по-разному. Грубо говоря, один видит стакан полупустым, а другой – наполовину полным. В реальной жизни различия в интерпретации одних и тех же явлений заходят очень и очень далеко, вплоть до непримиримых противоречий. Одни в рисунке видят безобидную карикатуру, а другие – оскорбление, смываемое только кровью. Муж видит в поцелуях с подругой милый флирт и дружественность, а его жена – подлую измену.

    Догматизм как способ выстраивать свою картину мира обуславливает возникновение всех этих противоречий в интерпретациях, порождая тем самым нескончаемую вражду и неспособность к сотрудничеству, к мирному и созидательному сосуществованию.

    Человек, у которого возникла догматическая интерпретация, не понимает этого. Ему кажется, что он видит «как оно на самом деле есть». «Муж целуется с другой девушкой – о чем тут рассуждать?», воскликнет его жена. Она уверена, что видит не поцелуй, а измену. Интерпретации подменяют собой реальность, становятся реальностью сами по себе, что делает очень трудным процесс освобождения из-под их слепой власти. Мужчина нежно обнял ребенка, а глазам окружающих предстает картина педофилического изнасилования. Ребенок отказывается кушать – мать видит опасное для жизни ребенка истощение. Художник нарисовал забавную картинку – верующий видит акт вандализма, кощунства, заслуживающий уголовного преследования или даже смерти.

    Мы не сильно преувеличим, если скажем, что люди никогда (!) не живут в реальном мире. Вся жизнь человека проходит, словно в компьютерной игре – среди порожденных его нездоровым и неумелым сознанием фантомов, среди которых бессмысленно искать какие-то закономерности и здравый смысл. Фантомы, в отличие от реальной материи, не подвержены влиянию физических и социальных законов – они совершенно хаотичны, и этот хаос внушает людям чувство глубокой тревоги, чувство тотальной неспособности разобраться в окружающем мире, неспособности сделать свою жизнь счастливей. Как мало нужно сделать для того, чтобы стать хозяином своей жизни – всего лишь избавиться от слепых, догматических интерпретаций и фиксировать происходящие явления, какие они есть! Но насколько сложно сделать этот простой шаг, мы видим по тому ничтожному количеству людей, которые захотели это сделать и, тем более, сделали. Ведь если бы муж, «видя измену», остановился бы и расспросил свою жену – почему она целует другого парня, что она испытывает к нему, а что к тому парню, то возможно причина для конфликта даже и не появилась бы! Поцелуй превратился бы из «измены» в то, чем он и является – просто поцелуем ради небольшого эротического приключения, которое нисколько не охлаждает симпатию жены к мужу, а скорее даже усиливает её, привнося в их отношения дополнительную фактуру событий и глубину чувств.

    И на самом деле остановить этот поток механических интерпретаций – несложно. Несложно и захотеть этого. Сложно другое – остановить поток НЭ, которые лавиной прорываются сразу же вслед за этой интерпретацией, и сносят на своем пути любое здравомыслие, любые благие намерения. Хотя бы ослабить свою наркозависимость от НЭ – задача исключительной важности, без которой невозможно выбраться из трясины пустоты, деструктивности и мучительности жизни.

     

    03-12 Дорисовки и вытеснения. Мысленные эксперименты.

    Одни из самых значимых в нашей жизни догматических интерпретаций – это интерпретации характера человека, его личностных качеств. Делается это с помощью дорисовок и вытеснений.

    Если я вижу девушку с красивым телом, с пупсовой мордочкой, то совершенно автоматически начинаю предполагать в ней симпатичные мне восприятия. Приятно представлять, что эта девушка окажется симпатичным человеком. В дальнейшем моём с ней общении я начинаю старательно обходить острые углы – я постепенно соглашаюсь не поднимать те темы, на которые она реагирует неадекватно, подыскиваю позитивные интерпретации её непривлекательных поступков. Если она проявляет агрессию, я выражаю это обтекаемыми фразами типа «она сорвалась». Если проявляет тупость: «её переклинило, с каждым бывает».

    В итоге формируется образ, совершенно оторванный от реальности. Чем более тесны наши с ней отношения, тем болезненнее для меня будет достижение трезвости. Если такая девушка стала твоей женой, то представь себе – какие огромные изменения в твоей жизни наступят, если ты начнешь трезво разбираться в том, что она за человек! Такие изменения пугают, поэтому обычно люди выбирают блокировать свой здравый смысл и искренность, что приводит к неизбежным и драматическим последствиям: общему отупению, потере РЖ, накоплению НФ от общения с малоприятным всё-таки человеком, а также к формированию ненависти к жизни, к удовольствиям, к тем людям, которые стараются жить искренне и стремятся к счастью.

    На мой взгляд такое «закукливание» в неискренности равносильно самоубийству. Конечно, вслед за искренним перепросмотром твоих взаимоотношений с людьми неизбежно наступит этап более или менее значимых потрясений и проблем, но разве это слишком высокая цена за то, чтобы вновь получить возможность строить свою жизнь на принципах стремления к удовольствию, насыщенности, общения с людьми, которые в самом деле тебе близки?

    Ни с одним человеком мы не общаемся, как с реальным существом. Каждого дорисовываем в ту или иную сторону, больше или меньше, после чего общаемся уже с этим вымышленным образом. И как ни удивительно, в первую очередь это касается тех, кого мы «знаем» дольше всего. Вокруг этих фантомов возникают самые разнообразные проблемы, в том числе болезненная привязанность, ревность, обиды, горечь неоправдавшихся ожиданий и стыд за якобы неоправданные надежды. Целый рой навязчивых мыслей может мучительно тревожить тебя годами и десятилетиями, заставляя мысленно оправдываться, спорить, объяснять, и этому не будет конца и края до тех пор, пока выдуманный, дорисованный образ не сменится ясной и обоснованной картиной, пока не сложится трезвое отношение к этому человеку, основанное на фактах, на анализе его проявлений.

    Ясность целительна, в то время как самообман является частой причиной неврозов и губительного раскола в твоей собственной личности.

    Исключительно эффективным, не имеющим себе равных способом выявления и устранения дорисовок является интервьюирование. Составь список вопросов, ответы на которые для тебя важны, чтобы разобраться в любом человеке. О чем он мечтает, о чем размышляет, как относится к тому или иному пункту в «Декларации Бодха» и чему-то еще, как поступил бы в такой или в иной ситуации, какие книги читает, что созидает и т.д. В какой форме и в каком объеме задавать ему эти вопросы – это тебе необходимо решать самой, чтобы не оттолкнуть, не напугать, не насторожить его. По мере того, как ты получаешь ответы, задаешь дополнительные вопросы для уточнения, снова получаешь ответы и анализируешь их, возникают ясности, возникает отношение, основанное на чем-то конкретном. В процессе такого исследования ты за один час можешь узнать человека лучше, чем за годы совместной жизни.

    И ты неотвратимо получишь удивительный опыт, заключающийся в том, что чем более обосновано твое отношение к человеку, тем менее болезненными становятся твои отношения с ним. Механизм этого явления несложен, и ты легко разберешься в нём сама (например, не возникает чувства потери, когда понимаешь, что терять-то было нечего и т.д.)

    Еще очень важным инструментом избавления от дорисовок и достижения самоотрезвления являются, как ни покажется странным, мысленные эксперименты. В физике искусство проведения мысленных экспериментов давно заняло своё прочное место в ряду мощных вспомогательных ресурсов, и это понятно: я могу представить, что бросаю кирпич в лужу, и воображение подскажет мне бурный всплеск брызг с последующими мокрыми штанами. Мне не надо в самом деле искать кирпич и лужу, чтобы убедиться в том, что нарисованная моим воображением картина реальна, ведь мне знакомы законы природы, которым подчиняется кирпич, и вода, и штаны. А как можно использовать мысленный эксперимент в психологии? Ведь люди настолько непредсказуемы, их индивидуальности настолько несхожи… казалось бы. Но нет. На самом деле в очень многих аспектах поведение людей очень предсказуемо, почти на сто процентов детерминировано, и поскольку в психологии мы ищем не жесткие законы, не имеющие исключений, а наиболее типовые паттерны, то нас и устроит, если мысленный эксперимент позволит понять какую-то закономерность, которая в большинстве случаев будет выполняться.

    Продемонстрирую это на примере.

    Есть такие «позитивно настроенные» люди, которые очень любят дорисовывать в окружающих людях доброту и адекватность. Их можно понять – с чисто терапевтической точки зрения такое отупение может иметь смысл: становится как-то приятней жить, если веришь в то, что тебя окружают добрые и дружественные граждане. Но, естественно, если такие дорисовки становятся слишком уж устойчивыми, то это неизбежно приведет к очень серьезным разочарованиям и проблемам. Но избавление от такого рода дорисовок чисто технически совсем непросто, потому что для того, чтобы столкнуться с реальностью, необходимо проводить социальные эксперименты – реально сталкиваться с людьми в каких-то ситуациях, и очень многие ситуации создавать было бы просто опасно в связи с ожидаемой реакцией социума. Здесь-то нам и помогут мысленные эксперименты.

    Итак: я предлагаю подопытному кролику, желающему избавиться от розовых очков, представить следующую картину. Я, мужчина средних лет, с нейтральной внешностью, со спокойными манерами, подхожу к парочке, сидящей на лавочке. Лето, жарко, они одеты легко, девушка в коротком платье. Вообразим такой разговор:

    Я (обращаясь к девушке): извините, ребята, я тут задумался кое над чем, и может вы поможете мне понять…

    Девушка (улыбаясь или со спокойным лицом): да?

    Я: скажите, вот если бы вы могли оказать помощь случайному человеку, ну вот такому как я, с помощью минимума усилий, вы бы сделали это? Представьте, что я тут споткнулся и выронил бы пару десятков апельсинов, некоторые из которых подкатились бы к вашим ногам, вы бы помогли мне их собрать?

    Девушка: ну конечно.

    Парень: естественно.

    Я: а если бы пришлось только пальцем пошевелить, чтобы сильно помочь случайному человеку, вы бы сделали это? Ну например, если бы я попросил вас сфотографировать меня с моей любимой женой именно на фоне вот того дерева? Вам бы даже со скамейки не пришлось вставать.

    Они: ну конечно же!

    Я: просто приятно помочь пусть даже случайному человеку, особенно, если надо всего лишь пошевелить пальчиком, да?

    Они: конечно.

    Я: прекрасно, тогда… (достаю смартфон)… разрешите, я сделаю фотографии Ваших коленок и ступней, девушка. Вам ничего не надо делать вообще – я сделаю одну фотку только коленок и ступней, больше ничего – они прекрасны, и я хочу, когда приду домой, смотреть на эту фотографию и мастурбировать.

    Собственно, дальше мой подопытный кролик может уже самостоятельно нарисовать любую из возможных картин последующей реакции парочки. Если его психическая неадекватность исключительно высока, на грани психического и умственного расстройства, он конечно начнет говорить, что парочка может и согласиться, или вежливо откажет. Это тяжелый случай неискренности и, возможно, неизлечимый. Но если мой кролик хотя бы минимально адекватен, то он легко представит себе реакции отвращения, или ненависти, или агрессии, и это будет совершенно адекватно. Так оно и было бы в реальности почти во всех или во всех случаях, сколько бы я ни ставил таких экспериментов.

    Казалось бы, ну так мы потому и можем предсказать исход эксперимента, потому что изначально понимаем, чего ожидать… да, но этот мысленный эксперимент, тем не менее, обладает особенной убеждающей, демонстрирующей силой, и кролик, проведя такой эксперимент, уже не сможет так же легко, как раньше, поддерживать дорисовки того, что «молодые люди позитивно относятся к проявлениям сексуальности». За какой-нибудь час разговора мы можем с ним прожить в воображении десяток подобных экспериментов, и накопительный эффект может оказаться таким, что мой кролик получит достаточный стимул, чтобы задуматься, пересмотреть свои уверенности, убеждения, дорисовки.

    В нашей культуре, причем по всему миру, распространена тотальная почти-ненависть к сексу, к сексуальности, и лишь исключительно узкие сегменты проявления сексуальности считаются приемлемыми, чтобы хоть немного «выпускать пар» и не лопнуть от тотального подавления сексуальных и эротических чувств. Но если просто кому-то высказать эту мысль, чаще всего человек активно не согласится, и обычно мне требуется провести десяток-другой таких мысленных экспериментов, чтобы моя собеседница глубоко задумалась над своими дорисовками (при условии, что она заинтересована в общении со мной, в обучении у меня – в противном случае она почти наверняка просто испытает агрессию и пошлет меня подальше).

    Мысленные эксперименты действительно могут дать очень много для понимания какого-то вопроса не только в физике, но и в психологии, и всё же многим это кажется странным, и они настойчиво оболванивают себя мыслью о том, что в своем воображении ведь можно представить какую угодно картинку, а значит это не имеет отношения к реальному поведению людей.

    Механизм же, на самом деле, очень прост. Дело в том, что в связи с огромным количеством запретных тем, люди попросту запрещают себе обдумывать те или иные ситуации, запрещают себе формировать какие-то представления, предположения. Зачастую их мысль даже не идет в запретную область, ну «как бы чего не надумалось, лучше не лезть туда». И если экспериментатор явно формирует ситуацию мысленного эксперимента, и подопытный кролик, таким образом, позволяет себе задуматься на некую тему, то во многих аспектах этой темы весь его жизненный опыт — как осознаваемый, так и неосознаваемый, вытесняемый, приводит его к совершенно отчетливым пониманиям того, как люди будут себя вести.

    Представим себе еще одну ситуацию: есть экспериментатор, есть испытуемый — обычный нормальный мужчина — любого возраста, любой профессии, любого социального статуса — ну вообще любой. Экспериментатор предлагает мужчине такой эксперимент:

    а) К нему подключают приборчик, который способен фиксировать сексуальное возбуждение (можно даже продемонстрировать любой ящичек с лампочками и проводами, просто эффектный муляж).

    б) Ему демонстрируют порно с участие персонажей, совершенно выходящих по своему возрасту за пределы допустимого по закону.

    в) Прибор фиксирует, конечно же, отсутствие сексуального возбуждения, ведь ты же нормальный мужчина, а не какой-то там этот самый…, ну и на этом эксперимент будет закончен, и мы поздравим тебя с тем, что ты нормальный человек без ужасных отклонений.

    Теперь вопрос. Как ты думаешь — сколько % испытуемых согласятся на такой эксперимент? Как ты думаешь, что это означает? Как ты думаешь — что это значит лично для тебя, ведь ты тоже человек, живущий среди мужчин, да и сам, возможно, мужчина.

    Такого рода мысленные эксперименты позволяют вытащить наружу тщательно подавляемые понимания, превратить их в осознаваемые ясности, а значит — убрать очередное слепое пятно из тупости, дорисовок и вытеснений из своей психики. Мысленные эксперименты — мощный инструмент формирования ясностей, что имеет огромное значение для развития психики в целом.

    Рассмотрим теперь еще один тип дорисовок.

    Когда попадается какая-то мелодия/песня, которая резонирует с ОзВ, часто хочется поделиться ею с симпатичными/близкими/приятными людьми. Есть несколько факторов, которые могут охлаждать это желание, лишая и тебя, и твоих друзей удовольствия:

    *) Для разных людей совершенно разная музыка может быть ОзФа).

    *) Многое зависит от настроения: если ты сейчас взвинчена после чего-то малоприятного, тебе может быть совершенно по барабану или даже вовсе неприятна та же мелодия, которая вдруг срезонирует, когда ты будешь гулять по лесу в умиротворенном состоянии.

    *) Бывает и так, что какая-то мелодия не отзывается ничем приятным, но после второго-третьего прослушивания вдруг что-то приятное начинает рождаться от неё.

    *) И такое бывает, что какая-то песня резонирует у меня с ОзВ лишь потому, что внезапно ассоциируется каким-то приятным переживанием из моего детства, т.е. в таком случае совсем мала вероятность того, что она срезонирует у кого-то еще.

    *) Еще может быть такое, что часть песни резонирует с ОзВ, а часть — нейтральна, но именно из-за резонирующей части я и держу её в своем плей-листе.

    Так что неудивительно, что процесс обмена резонирующими мелодиями часто происходит вхолостую, что и приводит к механическому эффекту «закукливания» — многим становится неуютно, когда они посылают какому-то симпатичному человеку нравящуюся музыку, а ему она совершенно «мимо» по одной из вышеуказанных причин. Чтобы не стать жертвой такого механического неадекватного закукливания, надо отдавать себе отчет в том, что всё же есть повышенная вероятность того, что та мелодия, которая является ОзФа у какого-то приятного тебе человека, окажется ОзФа и для тебя, и наоборот. Когда я высылаю нравящиеся мне песни своим друзьям, или когда они шлют что-то мне, количество удачных попаданий ну просто в сто раз выше, чем если бы я делал это с какими-то посторонними, далекими мне людьми, поэтому в процессе обмена озфакторными мелодиями есть смысл.

    Еще важно понимать, что на этой почве часто произрастают и дорисовки, ведущие к неприятным последствиям, к отупению. Если тебе нравится какая-то песня или фотка или книга и т.д., и это же нравится еще какому-то человеку, то это ВООБЩЕ НЕ ЗНАЧИТ, что между вами есть или может быть какая-то близость. Насколько вы близки и близки ли вообще — это надо определять уже известными методами исследования людей, задавая им множество острых, важных вопросов, анализируя их ответы, сопоставляя их с проявлениями этих людей и т.д.

    Типичным проявлением дорисовок является ситуация, в которой человек, испытывая сильные для него ОзВ, теряет трезвость и перестает отдавать себе отчет в том, что окружающие его люди не испытывают ОзВ в то же самое время (как минимум), а скорее всего даже находятся в более или менее сильных НЭ и НФ. При этом часто случается, что этот человек пытается «поделиться» с окружающими своими эмоциями, и натыкается как минимум на безразличие, а чаще – на неприятие и даже агрессию. Представь себя саму в состоянии раздражения или тревожности, и вот к тебе кто-то лезет, весь такой в позитивных эмоциях – ты начинаешь воспринимать это с раздражением, ты интерпретируешь это как что-то совершенно неуместное, и даже, возможно, как насилие.

    Если это происходит в тусовке тех, кто занимается селекцией восприятий, то ничего страшного – это можно обсудить, прийти к договоренностям и т.д. Но вот реальные проблемы могут наступить, если ты под влиянием ОзВ и в отсутствие трезвой оценки состояния окружающих обычных людей начнешь совершать поступки, которые были бы уместны в сообществе близких тебе людей, стремящихся испытывать ОзВ, и совершенно неуместны и даже опасны среди обычных людей. Например, в состоянии испытывания сильных ОзВ ты можешь оказаться в состоянии неадекватной доверчивости, что может привести к крайне негативным последствиям.

    Еще один очень распространенный вид дорисовок – это дорисовки, базирующиеся на неверной интерпретации действий, обусловленных инстинктами, догмами и всякими разными психическими механизмами, т.е. чем угодно, но не симпатией, близостью, дружественностью и т.д. Типичный пример – дорисовка родителей. Я видел множество просто-таки вопиющих примеров того, как девушка испытывает привязанность к родителям-садистам настолько сильную, что иногда даже попытка трезво оценить их личность приводит к тому, что девушка немедленно вычеркивает меня из своей жизни. Даже множество девушек, на протяжении многих лет знающих о селекции восприятий и пытающихся применить ее к своей жизни, испытывают болезненную привязанность и жалость к совершенно отвратительным матерям и отцам, действия которых в отношении этой же девушки заслуживают уголовного преследования. Эта привязанность базируется на том, что девушка интерпретирует исполнение родительских функций как проявление симпатии. «Она меня кормила, одевала, оплатила мою учебу» — обычно именно с такими мыслями такие девушки кастрируют свою искренность и отказываются искренне разбирать личность своих матерей. Посмотри, с какой «любовью» твой сосед моет, чистит свою машину, покупает ей запчасти, возит ее на СТО… так может и он ее «любит»? Нет, просто это его вещь, и он хочет, чтобы эта вещь была ему удобна, подчеркивала его статус и т.д. Посмотри, как воробьиха «заботится» о своих птенцах – высиживает, ищет для них корм и кормит их даже тогда, когда они уже доросли до ее размеров – может и тут любовь, дружественность, симпатия? Нет, тут инстинкты.

    Как проверить – в самом деле человек испытывает к тебе любовь, симпатию, близость, или просто относится к тебе как к вещи, следует своим инстинктам? Да очень просто. Если ты испытываешь к человеку дружественность и симпатию, то испытываешь ее именно к нему, а не к своим картонным дорисовкам. Будь со своей матерью именно такой, какая ты есть, рассказывай ей о своих реальных мыслях, желаниях, и посмотри – как она к тебе будет относиться. Очень легко верить в то, что ты симпатична кому-то, если ты при этом человеке подвергаешь себя цензуре, попросту не показывая ему себя, какая ты есть.

    Если ты испытываешь к человеку дружественность и симпатию, ты хочешь содействовать этому человеку – ты интересуешься его желаниями и стараешься им содействовать. Твоя мать спрашивает тебя о твоих желаниях? Узнав, чего на самом деле тебе хочется, она старается тебе содействовать, или старается тебя пристыдить, подавить, заставить отказаться от своих желаний?

    Это очень просто – понаблюдать за самой собой, испытывающую близость и симпатию к кому-то, и посмотреть, какие проявления свойственны этим переживаниям – их много. Это очень просто, и все же почти 100% людей отказывается это делать. Уж очень сладко верить в то, что есть люди, которые «примут» тебя «какая ты есть». На самом деле примут? Они на самом деле знают, какая ты есть? Ты ведешь себя с ними без самоцензуры? А узнав, какая ты есть, вот прямо примут и начнут с удовольствием содействовать, радуясь тому, что ты делаешь то, что тебе приятно, интересно?.. В лучшем случае они будут следовать родительскому инстинкту и выполнять свои обязанности по воспитанию детей (а вообще-то закон обязывает их обеспечить детей едой, одеждой и т.д.), но и это не является следствием их симпатии и близости к тебе.

    Если в человека в детстве вбили и синдром выученной беспомощности, и синдром выученной некритичности, и прочее и прочее, и если он не объявляет войну всем этим внедренным деструктивным механизмам, то привязанность к родителям, в том числе к родителям тиранам, садистам, тупицам, становится надгробной плитой. Я видел очень много симпатичных в целом девушек, погребенных заживо под такой плитой.

    Работа над дорисовками тех, кого ты считаешь близкими людьми – это очень важная часть работы по построению своей личности и комфортной жизни. Те, кто окажутся тебе чужими, исчезнут из твоей сферы «близких», и ты перестанешь себя ими отравлять. Те, кто окажутся близкими, станут близкими по-настоящему в силу твоей ясности в вашей близости, основанной на трезвом анализе фактов, и сам процесс выяснения отношений сделает вас намного ближе друг к другу, сделает ваше общение намного более обогащающим.

     

    03-13 Границы компетентности и следование РЖ

    Пробуя аргументированно разбирать тот или иной вопрос, ты рано или поздно натолкнешься на пределы своей компетенции. Каждый из нас сталкивался с этим много раз и оставался с горькой примесью разочарования в бессилии своего разума ответить на животрепещущие вопросы не только мироздания, но даже и собственной элементарной бытовой жизни, на вопросы твоего личностного взаимодействия с людьми.

    Между тем здесь совершенно нечем разочаровываться, просто надо понимать, что любое средство не может быть универсальной панацеей и имеет свои ограничения – это касается и рассуждений, и мытья посуды.

    Рассмотрим это на конкретном примере. Допустим, ты задаешься вопросом – допустимо или нет не выполнять требование твоей матери, согласно которому ты обязана звонить и сообщать ей – где ты сейчас находишься и с кем, особенно если это происходит поздно вечером или ночью.

    С одной стороны, тебе очень неприятно постоянно быть «под колпаком», тебе не хочется, чтобы мать вмешивалась в твои отношения с кем-то еще, ты испытываешь крайнее утомление от последующих разборок, от назойливого проникновения в твою личную жизнь, и каждый раз, когда ты ей подчиняешься, ты испытываешь болезненные приступы раздражения, агрессии, отчаяния и прочих очень неприятных состояний.

    С другой стороны, ты можешь испытывать жалость к ней и понимать, что невыполнение тобою её требований будет неизбежно приводить к тому, что она будет испытывать сильные НЭ, которые могут даже сказаться на ее здоровье.

    В подобной ситуации ты оказываешься в положении человека, любое действие которого приведет к тем или иным последствиям, у которых есть одно общее – все эти последствия для тебя нежелательны и равно ведут к страданиям.

    В этой ситуации вполне естественно задуматься и попробовать найти чисто рассудочное решение вопроса (очень советую делать это письменно).

    Например:

    -) она испытывает страдания, но разве я не сделала всё, что от меня зависит, не объясняла ей, что мне не нравится её назойливое вторжение в мою жизнь?

    =) да, я ей говорила, но она не понимает и продолжает страдать.

    -) разве у нее есть выбор?

    =) есть выбор, так как я ей рассказывала о селекции восприятий, она могла воспользоваться этим, чтобы изменить свои догмы, контролировать свои страхи.

    -) у неё просто не получается.

    =) а что именно не получается? Пусть покажет мне результаты своих попыток разобраться, свои записи, сомнения. Если этого нет, то она и не хочет ничего менять.

    -) она не может захотеть менять, она уже слишком сформированный человек.

    =) если она не хочет менять, то это и характеризует ее как личность. Никто кроме человека не может отвечать за свой выбор.

    И так далее. В какой-то момент окажется, что аргументы и контраргументы кончились, так как тебе просто нечего больше сказать на тему «может ли человек захотеть измениться». Придя к такому тупику, ты можешь увидеть другой аргумент где-то в середине этой цепочки, и открыть тем самым новую ветку размышлений, но и там рано или поздно ты в конечном счете придешь к какому-нибудь финалу.

    Не удивительно, что возникает разочарование и чувство бессилия, если чисто логически ты не можешь получить окончательный ответ на свои сомнения. Такое неизбежное достижение предела собственной компетенции обычно интерпретируют как доказательство бессмысленности подобных рассуждений вообще. Но это не так. Это совершенно неверный вывод, и вот почему.

    Во-первых, в процессе таких рассуждений ты можешь сама для себя прояснить свое отношение к тем или иным вопросам. Само по себе это может доставить сильное удовольствие, помочь тебе в дальнейшем совершать более адекватные поступки в соответствии с теми убеждениями, которые ты выявила.

    Во-вторых, рассуждения такого рода выявляют те вопросы, в которых ты не можешь разобраться, не можешь сформировать обоснованную точку зрения. Это интересно само по себе, а кроме того может возникнуть интерес к тому, чтобы побольше почитать, подумать, узнать на эту тему. Может захотеться более точно определить используемые термины, ввести новые.

    В-третьих, и это самое важное для меня сейчас, такие разборы создают питательную почву для формирования РЖ, и на этом я остановлюсь подробнее.

    Если ты стараешься различить РЖ в ситуации, подобной описанной выше, и при этом не совершаешь такого разбора, то обнаружишь, что они проявляются очень слабо, очень расплывчато, еле уловимо. И не удивительно – в такой острой ситуации, обремененной негативными эмоциями, очень сложно испытать РЖ вообще. Но всё меняется, если ты проводишь такой разбор! Теперь – НЕСМОТРЯ на то, что все ветки рассуждений дошли до предела твоей компетенции, и несмотря на то, что ты так и не можешь дать четкого и аргументированного обоснования для выбора того или иного решения, ты можешь начать испытывать отчетливое РЖ!

    И это – чрезвычайно важный результат.

    Твою новую позицию можно теперь описать так: «да, я не могу доказать, что мое решение оптимально, что я во всем права, но тем не менее, разобрав данную ситуацию в меру своих интеллектуальных возможностей, опыта и искренности, я испытываю предвкушение от того, что последую определенному, выбранному мною решению. Я понимаю, что могу ошибаться в своих рассуждениях, чего-то не знать или не учитывать, что-то неверно понимать или ложно акцентировать. Я понимаю, что последующий опыт может привести к тому, что в будущем я выберу другое решение, но сейчас мое РЖ именно таково, и сейчас моё решение именно такое, и следуя своим желаниям, я испытываю рост насыщенности своей жизни, я чувствую себя более счастливой, более цельной и живой. Что бы я ни выбрала, я в любом случае могу ошибиться, и в таком случае я выбираю делать то, что делает меня счастливей».

    Широчайшее поле для дорисовок возникает из синдрома выученной некритичности (СВН). С раннего детства детей приучают быть послушными, воспринимать как истину в последней инстанции то, что говорят взрослые, и не просто приучают, а натурально дрессируют, зачастую прибегая к жестоким формам дрессировки, сопряженным с серьезным физическим и/или психическим насилием. В последние десятилетия в западной культуре постепенно приходят к пониманию того, что дети с СВН менее успешны, менее способны к творческому мышлению, а значит и намного менее конкурентоспособны в современном обществе, столь высокотехнологичном и столь зависимом от личной инициативы, от умения нестандартно мыслить. Однако продвижение в этой области можно считать ничтожными. По сути, вместо того, чтобы вдалбливать детям одну догму, им предлагают учиться «самим думать», но на самом деле взрослые по-прежнему до судорог боятся того, к чему приведет свобода детского мышления, ведь дети, если они сумеют на самом деле трезво поразмыслить, отвергнут огромное количество того насилия, которое взрослые считают необходимым (и которое на самом деле бессмысленно и деструктивно), и они отвергнут бессмысленные семейные ритуалы, бессмысленный запрет на проявления сексуальности, бессмысленное солдафонство в образовании и многое другое, поэтому вместо одной догмы детям попросту предлагают на выбор две-три, и любая попытка выйти за пределы этого круга преследуется столь же ожесточенно, как и прежде.

    Поэтому, когда человек сталкивается с какими-либо проявлениями другого человека, у него просто отсутствует навык критического рассмотрения, у него нет навыка разбора дорисовок, и даже нет понимания того, что дорисовки – это проблема. Когда неизбежно возникают межличностные конфликты, людям даже в голову не приходит, что в их основе лежат именно дорисовки: когда начинаешь общаться и взаимодействовать с каким-то человеком как с кем-то, кем он не является, проблемы, кризисы и конфликты абсолютно закономерны и неизбежны.

    Ситуация отягощается еще и непониманием одного важного научного факта. Дело в том, что умение правильно, грамотно, красочно говорить, имея хороший словарный запас и умея строить грамматические конструкции, не имеют ничего (!!) общего с умением думать. Лингвистические навыки имеются у человека еще задолго до того, как он начинает (или так и не начинает) понимать и самостоятельно формировать простые и сложные идеи. Именно эта заложенная в нас способность воспринимать язык и приводит к тому, что в раннем детстве дети с необычайной легкостью впитывают язык любой сложности – в нашем мозгу в раннем детстве имеется соответствующая область мозга, которая отвечает за понимание синтаксиса, грамматических конструкций, и если ребенок с самого раннего возраста слышит речь, он как правило очень быстро ей овладевает независимо от того, насколько он потенциально глуп или умен. Поэтому очень много очень глупых людей могут без труда разговаривать очень многословно, грамматически правильно, с использованием широкого словарного запаса, с использованием широкой эрудированности и даже энциклопедичности, но при этом… совершенно бессмысленно. Они никогда не тренировались думать, поэтому их речь при всем своем великолепии может попросту не содержать никакого смысла, и они могут часами удерживать внимание аудитории, вызывая к себе неизменное восхищение и уважение, не говоря на самом деле ни о чем. Известен синдром Уильямса, при котором сильная умственная отсталость совмещается великолепными лингвистическими особенностями. Человек с IQ в районе 50-70 может великолепно владеть лексиконом и грамматикой, и его речь будет сколь впечатляющей и вызывающей невольное уважение, столь и бессмысленной. Проблема в том, что среди окружающих нас людей имеется огромное количество вот таких интеллектуально неразвитых и попросту очень глупых и тупых людей, в которых заложенные от природы лингвистические способности проявлены на совершенно нормальном уровне, и это создает очень прочную почву для дорисовок. Видишь такого человека, слышишь его прекрасно построенную, богатую речь, и невольно попадаешь под самогипноз, а тут еще и страх выглядеть белой вороной среди окружающих.

    Между прочим, с самого раннего возраста целесообразно давать детям возможность соприкасаться с разными языками, поэтому что именно в раннем детстве максимально активны области мозга, ответственные за восприятие языка, а затем они постепенно теряют такую цепкость, и атрофируются нейронные контуры, ответственные за освоение языка. Информация, которая поступает к нам на разных языках, обрабатывается в разных отделах речевых зон, поэтому если ребенок с детства может слушать и говорить на разных языках, то соответственно и мозг его развивается более полноценно. Владея же несколькими языками, человек имеет возможность глубоко погружаться в культуру разных народов, что дает ему, помимо много прочего, еще и бесценный опыт понимания высокой относительности разных ценностей, моралей, ритуалов и прочих цивилизационных конструкций, что дает ему шанс на осознание и последующее достижение свободы от этого ритуально-догматического плена.

     

    03-14 Термины

    Жизнь – сложная штука! Кто же с этим будет спорить… А вот я, пожалуй, поспорю.

    Представь себе, что ты учишься водить машину в одной очень странной автошколе. Ученику там дают очки, сильно размывающие видимость, на руки одевают боксерские перчатки, а на ноги – толстенные унты. Нетрудно предположить, что воспитанники этой школы будут уверены в том, что научиться водить машину чудовищно трудно, и лучше вовсе отказаться от этой затеи.

    Недалеко от этой антиутопичной картины ушли и попытки людей разобраться в своей собственной жизни. Открой любую книгу по психологии, философии? То, что ты там увидишь, производит оглушительное впечатление невероятной сложности. Монада, имманентность, трансцендентность, бог, добро, зло, подсознание, надсознание, сверх-я, эманация, польза, вред, моральное, аморальное… десятки, сотни, тысячи слов, не имеющие НИКАКОГО определенного значения. Настоящая терминологическая вакханалия. Попытки уяснить значения этих слов с помощью словарей лишь ухудшит твое положение – яснее не станет, станет еще запутанней. Неудивительно, что чем более человек искренен, чем больше он хочет понять, а не сделать глубокомысленный вид понимающего, тем скорее он отложит в сторону всё это барахло и займется чем-то таким, что он может понять. При этом в силу пиетета перед этими «науками» он останется при мнении, что просто он сам недостаточно умен.

    Значения слов, используемых людьми для обозначения того, что они делают или испытывают, невероятно размыты. Употребляя такие слова, человек думает, что «понимает», о чем говорит, и, что еще удивительнее, надеется, что и другие люди его «поймут»! На самом деле другие люди понимают под теми же словами, как правило, несколько другое или даже совершенно другое, или даже вовсе ничего определенного не понимают.

    В области гуманитарных наук до сих пор царствует извращенный, глубоко порочный метод, согласно которому сначала человек придумает слово, а потом тщится найти в нем какой-то смысл, искреннее веря, что смысл у слова появляется сразу же, как только слово это придумано. Те же заблуждения относятся к уже имеющимся в языке словам. Люди слепо уверены, что если какое-то слово используется, то это означает, что оно уже имеет конкретное, да еще и общепринятое значение.

    Последствия у такого подхода чрезвычайно деструктивны – неспособность прийти к согласию и к пониманию, как друг друга, так и себя самого. Люди могут десятилетиями и даже столетиями спорить о том – что означает слово «бог» или слово «добро» вместо того, чтобы понять, что никакого значения у слова нет и быть не может вплоть до того момента, пока мы своим волевым решением не придадим ему какое-то совершенно конкретное значение. В ряде случаев от каких-то слов целесообразно попросту отказаться, чтобы не тащить за собой весь груз бесчисленных мутных квази-смыслов, которые люди на протяжении своей истории пытались в эти слова впихнуть.

    Надо, наконец, понять, что «слово» и «термин» — совершенно не одно и то же. В своей бытовой эмоциональной речи я совершенно спокойно могу произнести фразу «да бог его знает» или «иди к чёрту» — здесь слова «бог» и «чёрт» могут прекрасно выполнять свою функцию выражения моего отношения, эмоционального состояния. Но в контексте описания восприятий, поиска закономерностей в психических или социальных явлений слова «бог» и «чёрт» появиться никак не могут, потому что слова эти – не термины, у них нет никакого смысла.

    Если я хочу починить микроскоп, то должен взять инструменты и воспользоваться ими в соответствии с инструкцией по эксплуатации. Если я буду со всей дури бить молотком по сломанному микроскопу, то не стоит ожидать, что микроскоп будет починен, и каждому это понятно. Если же я буду делать это для того, чтобы снять зрелищный ролик, то никому не придет в голову, что я неправильно обращаюсь с молотком, я ведь и не ставил своей целью таким образом что-то починить.

    Это всем понятно, но в области использования слов эта ясность вдруг ускользает, и люди начинают пытаться достигать понимания механизмов психики с помощью использования слов, которые не являются терминами, т.е. не имеют определенного и четкого значения.

    Человек, который хочет ясно мыслить, совершать осмысленные поступки, мотивированные желаниями, возникающими в окружении фактов, обоснованных предположений и экспертных оценок; человек, который хочет занять ясную и непротиворечивую позицию в том или ином вопросе, должен применять совершенно определенный подход. Сначала определяется совокупность восприятий, совокупность явлений, а уже ЗАТЕМ этой и только этой совокупности присваивается обозначение в виде того или иного термина. И нельзя сказать, чтобы такой подход был сколь-нибудь новым – на нем построены все науки. Проблема в том, что «гуманитарии» пытаются навести туман, создать муть, в которой им будет легко ловить рыбку слепого доверия. Можно сказать, что суеверные инстинкты дожили до современности не только в виде оголтелой и неприкрытой религиозности, не только в виде тупых бытовых суеверий, но и во многом в виде гуманитарных наук, особенно таких, как психология и философия. Это ведь очень удобно – с важным видом вещать о морали и нравственности, добре и зле, подсознании и эго, свободе и насилии, удовлетворенно наблюдая, как непосвященные покорно расступаются перед «мудростью», почтительно склонив головы, а некоторые изо всех сил рвутся в неофиты и адепты.

    Профессиональные психологи воспринимают мою селекцию восприятий крайне неприязненно именно потому, что мой подход совершенно рассеивает это тщательно культивируемое одурманивание. Любой человек, прочтя мою книгу, может найти её сложной или простой, но он поймет главное: мир человеческих восприятий не является чем-то, доступным для понимания лишь посвященным. Можно различать восприятия и наблюдать и изучать связывающие их закономерности. Можно культивировать приятные восприятия и состоящие из них состояния, и устранять неприятные. Эта простота превращает психологию из священнодействия в доступную каждому человеку инженерную дисциплину, в которой инженерии подвергаются собственные восприятия и их совокупности. Психология превращается в простую и доступную дисциплину, в которой каждый может стать исследователем и инженером безо всяких дипломов и высших образований.

    Когда я обозначаю определенную совокупность восприятий определенным термином, я обнаруживаю, что:

    а) возникает существенно большая ясность, точность в выражениях, усиливается степень взаимопонимания с собеседником, не требуется прибегать к бесконечным уточнениям;

    б) легче удается описывать восприятия, строить непротиворечивые модели, обнаруживать (!) и описывать взаимосвязи;

    в) легче удается анализ и синтез, т.е. и процесс разбиения явления на совокупность элементов, и процесс обнаружения взаимосвязей между ними;

    г) я получаю больше удовольствия от процесса мышления, возникает более четкий резонанс мышления и самых разных озаренных восприятий;

    д) я испытываю больше определенных радостных желаний, которые легко возникают на фоне рассудочной ясности в происходящих процессах.

     

    03-15 Проклятие аналогий

    Есть одна широко распространенная патология мышления. Это – применение аналогий с целью доказательства. Я бы сказал даже, что используемые так аналогии являются ядом, напрочь отравляющим разумное мышление в тот момент, когда их начинают использовать в качестве аргументов, а не как простое украшение своей речи.

    Ни при каких обстоятельствах аналогии не могут быть средством аргументации. Просто по той причине, что всегда можно найти аналогию, которая будет «аргументом» за или против. Аналогия является произвольным переносом закономерностей из одной области в несвязанную с ней другую, что абсолютно ошибочно и недопустимо.

    Опытным путем очень легко обнаружить, что в любой дискуссии легко подобрать аналогию, якобы «подкрепляющую» абсолютно любую точку зрения. И это естественно – окружающий нас мир так разнообразен, что всегда можно найти явление, которое развивается по тем самым закономерностям, которые мы и хотим найти в исследуемом вопросе, и если подменить объекты, то вроде как и получается «доказательство» для дураков.

    Допустим, кто-то проявляет удушающую заботу о ребенке, и в ответ на указание о нецелесообразности этого сообщает: «если цветок засунуть в морозильную камеру, то он умрет – так и ребенок без заботы…». Поразительно, но на 99% людей такой «аргумент» действует. Можно «возразить»: «но если растение чрезмерно поливать водой, его корни загниют». Прекрасно! Но можно парировать: «если почва достаточно разрыхлена, то даже чрезмерный полив не приведет к нежелательным последствиям». Замечательно! Если только не учитывать того, что все эти словеса не имеют ни малейшего отношения к рассматриваемому вопросу.

    После взаимного перепихивания подобными «аргументами» люди расходятся, либо «достигнув ясности» (т.е. слепо согласившись с точкой зрения собеседника под воздействием этих аналогий), либо с уверенностью, что рассуждай или не рассуждай, никогда ничего не станет ясным.

    Конечно, откуда же возьмется ясность, если рассуждений-то и не было?

    Так как аналогии являются чрезвычайно успешным способом психического давления (то есть почти любой человек в большей или меньшей степени меняет свою уверенность под их влиянием), то они всегда будут использоваться в качестве «аргументов» неискренними, глупыми или злонамеренными людьми. Я призываю в дискуссиях вообще отказаться от аналогий, оставив их для художественных текстов или в качестве художественного и развлекательного приема в научно-популярном тексте, который не обладает сам по себе ни малейшей доказательной силой.

    Аналогии можно приводить только для иллюстрации своей мысли, чтобы собеседнику стала яснее сама высказываемая мысль, если по какой-то причине ему не получается это сделать – из-за чьего-то косноязычия, или из-за чьей-то ментальной неповоротливости и т.д., и когда с помощью аналогии мысль становится понятной, тогда уже и можно задаться вопросом о том, является эта мысль разумной или нет.

     

    03-16 Создание удобной терминологии

    Процесс создания терминологии сам по себе может быть очень увлекателен. Например:

    =) «Состояние [в данный период времени]» – совокупность восприятий, проявленных (т.е. испытываемых) во время указанного периода времени.

    =) «Негативные эмоции» (НЭ) – эмоции, обладающие следующими признаками:

    1) при их проявлении и после наступает тупость (т.е. резкое ослабление способности и желания различать восприятия);

    2) после них возникает плохое физическое самочувствие;

    3) после них возникает потеря интереса, предвкушения, энтузиазма, других ОзВ, РЖ;

    4) их протекание несовместно с ясным мышлением;

    5) их протекание несовместно с ОзВ;

    6) испытывая НЭ, ты похожа на запрограммированного робота – реакции и поступки легко просчитать заранее; твои действия крайне неэффективны

    7) из потока НЭ трудно вырваться без тренировки – такова сила тысячекратно закрепленной привычки их испытывать.

    =) «Негативное отношение» («НО») – короткие, слабые всплески агрессивных НЭ (недовольство, раздражение, ненависть, презрение и т.д.)

    =) «Агрессивные НЭ» («АНЭ») – все НЭ, которые являются той или иной степенью интенсивности агрессии, а также те конгломераты НЭ, в которые входит агрессия в любом своем виде – ненависть, раздражение, презрение, обида, недовольство, мстительность и т.д.

    =) «Сдавливающие НЭ» («СНЭ») – такие эмоции, как грусть, безысходность, жалость к себе и т.д., а также те конгломераты НЭ, в которые они входят.

    =) «Обида» – это жалость к себе + агрессия. В зависимости от интенсивности этих составляющих можно различать разные виды обиды – от слабой обиды до мстительности.

    =) «Чувство собственной важности» («ЧСВ») – уверенность в собственной исключительной значимости + уверенность в том, что весь окружающий мир должен уважать тебя, восхищаться, заботиться о тебе. ЧСВ может подпитываться тем, что человек обладает определенными навыками, имуществом, социальным статусом, а может существовать и вовсе на пустом месте. ЧСВ неизбежно сопровождается презрительностью, высокомерием, обидчивостью, тупостью и т.д. ЧСВ и чувство собственной ущербности (ЧСУ) образуют неразрывную пару восприятий. Если у ЧСВ-шного человека возникает уверенность, что кто-либо другой более значим, чем он сам, то у него немедленно возникает ЧСУ перед тем человеком (возможно, в сопровождении агрессии). И чем больше в ком-либо проявлено ЧСВ, тем интенсивнее будет его ЧСУ при соответствующих обстоятельствах.

    =) «Чувство собственной ущербности» («ЧСУ») – уверенность в собственной ничтожности, в том, что ты заслуживаешь презрения. ЧСУ может подпитываться тем, что человек крайне низко (зачастую совершенно безосновательно) оценивает свои навыки, имущество, социальный статус. ЧСУ неизбежно сопровождаются НЭ, причем и сдавливающими, такими как жалость к себе, чувство безысходности, грусть и др., и агрессивными. ЧСУ и ЧСВ образуют неразрывную пару восприятий. Если у ЧСУ-шного человека возникает уверенность, что кто-либо другой еще менее значим, чем он, то у него немедленно возникает ЧСВ к такому человеку. И чем больше в ком-либо проявлено ЧСУ, тем интенсивнее ЧСВ он будет испытывать при соответствующих обстоятельствах.

    =) «Стервозность» – это ЧСВ + агрессия + желание подавлять, унижать.

    =) «Желание обладания ОзВ» – МЖ использования ОзВ для реализации других МЖ. Например, человек может представлять – каким важным он будет, если будет испытывать много ОзВ, как им будут восхищаться, как девочки будут за ним бегать и ловить каждое его слово и т.д. В данном случае ЧСВ является почвой, на которой произрастает желание обладания ОзВ. Стоит ли говорить, что ОзВ на такой почве не появятся – желание обладания ОзВ бесплодно, оно не приводит к ОзВ, а приводит только к усилению ЧСВ, ЧСУ, НЭ.

    =) «Глупость» – недостаточность навыков в логическом, последовательном мышлении, в достижении рассудочной ясности, в рассеивании догм. Глупец не рассуждает, а перебирает и комбинирует догмы.

    =) «Воинствующая глупость» – это глупость + желание отстаивать свои догмы с помощью насилия, агрессии, обмана, подавления инакомыслия.

    =) «Тупость» – недостаточность навыков в различении восприятий.

    =) «Воинствующая тупость» – это тупость + желание насаждать тупость в других людях, подавляя их стремление к различению восприятий.

    =) «Резонанс» – усиление отчетливости, интенсивности (или любого другого качества) ОзВ при проявлении другого восприятия, либо спонтанное его возникновение.

    =) «Озарённый фактор» («ОзФа») – восприятие, резонирующее с ОзВ.

    =) «Искренность» – РЖ различать восприятия. Всегда сопровождается ОзВ.

    =) «Самообман» – результат реализации желания исказить [для самого себя] фиксацию восприятий.

    =) «Обман» – результат реализации желания исказить [сообщаемую кому-то] информацию.

    =) «Правдивость» – предоставление достоверной информации о своих восприятиях, мотивированное догматическими соображениями (например вера в догму «врать – плохо»). В отличие от искренности, всегда сопровождается НЭ, так как РЖ давать достоверную информацию не было, и поэтому правдивость является формой самоизнасилования.

    =) «Воспоминание» – любое восприятие, часто сопровождающееся мыслью «это было» и всегда сопровождающееся соответствующей уверенностью.

    =) «Мысленная фиксация [восприятия]» – это различение данного восприятия + мысль «есть это восприятие».

    =) «Термин» – слово, которым я обозначаю определенную совокупность восприятий.

    =) «Результат» – проявление тех или иных восприятий после усилий по достижению какой-то цели.

    =) «Позитивный результат» — проявление желаемых восприятий после усилий по достижению некой цели. Зачастую вместо того, чтобы сказать «позитивный результат», мы говорим просто «результат», если из контекста понятно, что имеется в виду именно позитивный результат.

    =) «Поражение» – отсутствие позитивного результата.

    =) «Опыт» – совокупность результатов и поражений. Часто сопровождается анализом ситуации, появлением ясностей о закономерностях, увеличением способности составлять адекватные предположения.

    =) «Сильно-связанный комплекс [восприятий]» – совокупность восприятий, которые очень часто или всегда проявляются одновременно или непосредственно друг за другом (зачастую в определенной последовательности).

    (Например «моя подружка» – сильно-связанный комплекс восприятий, так как почти всегда я воспринимаю одновременно или сразу друг за другом то, что обозначаю как «ее лицо», «ее тело», «ее голос», «значение ее слов» и т.д., и очень часто воспринимаю то, что обозначаю как «ее куртка», «ее ласки» и т.д.).

    =) «Несвязанный комплекс [восприятий]» – совокупность восприятий, которые проявляются без какой-либо системы, закономерности. Пример обозначения таких комплексов: «стечение обстоятельств».

    =) «Привычка» – восприятия, проявляющиеся во время (или непосредственно после) определенных действий, состояний, так что они вместе образуют сильно-связанный комплекс. Например, создать привычку устранять раздражение – означает образовать сильно-связанный комплекс «раздражение — усилие устранения раздражения».

    =) «Культивирование ОзВ» – реализация РЖ по увеличению частоты, интенсивности и других качеств ОзВ.

    =) «Личность» – сильно-связанный комплекс ощущений (приятных и неприятных), эмоций (и ОзВ и НЭ), мыслей (обоснованных и догматических), желаний (радостных и механических), уверенностей (слепых и озаренных).

    =) «Аккорд» – совокупность переживаемых в данный момент ОзВ.

    =) «Единая цель» – интенсивное и устойчивое РЖ, активно резонирующее с разными ОзВ.

    =) «Существенный» – такой, значимость или интенсивность которого оценивается выше 5 по 10-бальной шкале.

    =) «Значимый» – такой, значимость или интенсивность которого оценивается как от 3 до 5.

    =) «Исследование» – формулирование интересующего меня вопроса и поиск ответа на него с помощью наблюдений, опытов и последующего анализа результатов.

    =) «Целесообразное действие» – такое действие, в отношении которого есть основания предполагать, что оно увеличит вероятность получения позитивного результата.

    =) «Оптимальное действие» – такое действие, в отношении которого есть основания предполагать, что оно приведет к наиболее желаемому характеру достижения результата – например скорейшим или полнейшим образом.

    =) «Негативная доминанта» – такая НЭ или НФ, с которыми человек настолько свыкся, что не может даже вообразить себя вне их, перестает фиксировать то, что постоянно испытывает их, и даже при наличии желания обнаружить проявленные НЭ и НФ он не может их выделить без продолжительных наблюдений и исследования себя.

    =) «[Внешние] проявления НЭ» или «признаки НЭ» – элементы поведения (мимика, интонация, жесты, выбор слов и т.д.), являющиеся основанием предположить, что человек сейчас испытывает НЭ.

    =) «Использовать человека» – реализовывать свои желания в отношении человека или при его участии, пользуясь тем, что он не заявляет открыто о своем нежелании, чтобы ты это делал, при этом не интересуясь тем – почему человек тебе не отказывает.

    =) «Защитная позиция [некоего человека]» – совокупность его действий по препятствованию в достижении ясности о его восприятиях.

    =) «Отчуждение» – длительное испытывание негативного отношения.

    =) «Подавленность» – длительное испытывание сдавливающих НЭ.

    =) «Дружественность» – длительное испытывание позитивного отношения.

    =) «Оправдание» – правдивость в рассказе о своих восприятиях для ослабления чувства вины и для ослабления осуждения со стороны других людей.

    =) «Пиетет [к человеку]» – это ЧСУ перед этим человеком + желание его позитивной дорисовки.

    =) «Изменение» – создание новой привычки в результате направленных на это усилий.

    =) «Наблюдение» – совокупность последовательных актов различения восприятий.

    =) «Научное наблюдение» – совокупность последовательных актов различения и фиксации восприятий.

    =) «Развитие» – совокупность изменений, в результате которых увеличивается или не уменьшается  насыщенность твоей жизни.

    =) «Содействие [другому человеку]» – действия, нацеленные на реализацию желаний другого человека при том, что он и сам совершает действия по реализации своих желаний.

    =) «Влияние [одного человека на другого]» – действия, вызванные желанием изменений в другом человеке в условиях, когда он, как минимум, не заявляет о нежелании таких твоих действий.

    =) «Давление [одного человека на другого]» – действия, вызванные желанием изменений в другом человеке при том, что он хоть и выражает периодически свое нежелание таких твоих действий, но в течение подавляющего большинства других моментов времени заявляет о том, что хочет, чтобы твои действия продолжались, и при этом не совершает никаких действий, направленных на предотвращение твоих действий в его отношении.

    =) «Насилие [одного человека в отношение другого]» – действия, вызванные желанием изменений в другом человеке вопреки тому, что тот заявляет о том, что не хочет, чтобы ты это делал.

    =) «Забота» – желание оказать содействие другому человеку в условиях, когда он не просит твоего содействия и, вероятно, не заявил бы что нуждается в нем, если бы его спросили.

    =) «Навязчивая забота [одного человека о другом]» – насилие в отношении другого человека, продиктованное уверенностью в том, что тот человек сам не понимает, чего хочет. То есть – это именно разновидность насилия.

    =) «Отравление от НЭ» – возникновение или усиление неприятных ощущений (очень похожих на те, что возникают от болезни, пищевого отравления), произошедшее в итоге испытывания НЭ.

    =) «Семейственность» – состояние, возникающее при подавлении своих РЖ, которое осуществляется, чтобы избежать возникновения НЭ у других членов коллектива. В отличие от «сотрудничества», семейственность не сопровождается попытками разобраться в ситуации и выработать оптимальный для всех способ сосуществования.

    =) «Обыденность» – состояние, возникающее при подавлении РЖ, характеризующееся полным отсутствием предвкушения, чувства тайны, устремленности.

    =) «Самобичевание» – реализация желания преувеличивать значимость своих неприятных проявлений.

    =) «Догматичность» – уверенность в безусловной истинности набора своих представлений, сопровождающаяся агрессией к попыткам их критического анализа.

    =) «Черное растворение» – неиспытывание ОзВ и неотдавание себе в этом отчета.

    =) «Идея-фикс» – желание, сопровождаемое агрессивным отказом от попыток проанализировать его мотивы.

    =) «Время удава» – период в течение дня, когда проявляются или усиливаются негативные состояния в связи со сформировавшейся в прежние годы привычкой испытывать сильные НЭ именно в это время дня.

    =) «Заклинивание» – явление, при котором человек продолжает осуществлять какую-то деятельность, испытывая при этом снижение насыщенности жизни, но не позволяя себе отвлечься и различить – какие сейчас есть радостные желания.

    =) «Грот» – неясность, проявляющаяся при исследовании и вызывающая предвкушение, чувство тайны.

    =) «Пресыщенность» – неприятная усталость, возникающая от получения впечатлений при отсутствии ОзВ. Продолжение получения впечатлений в таких условиях лишь усиливает интенсивность неприятных состояний.

    =) «Ластик» – термин, заменяющий собой совершенно асексуальное, антиэротическое слово «поза» – положение тел, принимаемое с целью испытывания сексуальных ощущений и эротических восприятий.

    =) «Вынюхивание озаренных факторов» – поддержание ясности в том, что любая ситуация, любое событие может стать озаренным фактором.

    =) «Тупостения» – совокупность негативных реакций на желание различить свои текущие восприятия. Раздражение, недовольство, мысли «потом как-нибудь» и т.д. – все те реакции, которые подавляют желание различить свои восприятия.

    Такой список терминов можно расширять, уточнять в меру твоего удовольствия от этого процесса.

     

    03-17 Шахматы

    Игра в шахматы – настолько эффективный инструмент для тренировки некоторых качеств интеллекта, и настолько важно научится разумно пользоваться этим инструментом, что я напишу об этом отдельный параграф.

    Шахматы тренируют исключительно важные качества интеллекта: учитывать взаимовлияние разных действующих сил, имеющих разные свойства, быстро оценивать обстановку, охватывать своим вниманием всё поле, на котором действуют эти разнородные силы, заманивать и создавать ловушки, замечать расставленные для тебя ловушки, чувствовать красоту комбинаций, в которые вовлекаются разные действующие силы, чувствовать стратегию игры, и т.д. и т.п. Все это исключительно важно в применении буквально к любым областям жизни: к социальным проектам, к взаимодействию в тусовках, в бизнесе, в общем – везде.

    Но очень важно не превратить шахматы в инструмент получения психической травмы (чем практически все и занимаются), и необходимо научиться разумно пользоваться этим инструментом.

    1. Необходимо просто приучать свой мозг к тому, чтобы видеть все фигуры, не зевать, ловить зевки соперника. Для этого мозг должен просто получать материал в виде реальных игр с реальными соперниками (никогда не играй с компьютером, играй только с людьми). И игр этих должно быть много. Оптимально играть на личессе (https://lichess.org/). На нём играют сотни тысяч людей, так что в любое время дня и ночи найдутся соперники примерно твоего уровня.

    Заходишь на главную страничку, жмешь, например, на квадратик 3+2 (три минуты каждому на всю партию, плюс по 2 секунды прибавляется на каждом ходу – один из самых популярных в мире контролей времени в онлайне), и тебе дают соперника примерно твоего уровня рейтинга. Сыграла партию, жмешь «найти другого соперника» и т.д.

    Еще один интересный и один из самых популярных контролей: 1+1, но в квадратиках такого нет: надо нажать «своя игра» и там сформировать нужный контроль времени.

    Когда ты перестанешь просто зевать фигуры и начнешь проигрывать или выигрывать за счет комбинаций, твой рейтинг достигнет 1700-1800, играть станет интересней.

    1. Твоя цель – не выигрыш, а тренировка мозга. Совершенно неважно – выиграешь ты или проиграешь. В конце концов, если ты будешь много проигрывать, твой рейтинг будет снижаться и ты будешь получать более слабых соперников, так что при значительном количестве игр будет в среднем 50/50 выигрышей и проигрышей. Ты можешь испытывать удовольствие от выигрышей, но категорически устраняй разочарование от проигрышей – иначе всё кончится крахом. Проигранная партия – это шаг вперед, к тренированному мозгу, даже если партия проиграна совершенно бездарно, тупо и т.п. Конечно, целесообразно стараться выигрывать, а не просто тыкать фигурки.

    Сколько времени пройдет, прежде чем твой мозг «схватит» ситуацию и научится не зевать постоянно – неизвестно (понемногу зевают вообще все, даже чемпионы мира). Может год, может пять лет. Это и не так важно. Но чтобы мозг реально начал включаться, я советую играть помногу – скажем, от 10-20 партий в день 3+2 (и может еще вдобавок от 10-20 партий 1+1, ну это кому как нравится). Просто как зарядка для мозга, между делом, в свободную минуту. Если будет желание играть хоть по 100 партий в день, так и отлично, главное, чтобы было удовольствие от процесса тренировки мозга.

    Психопатическая реакция на проигрыши – это самое опасное. Необходимо прямо очень стараться, чтобы, проигрывая, напоминать себе, что сейчас ты сделала еще шаг вперед, тщательно контролировать устранение НЭ и порождение удовольствия. И не жди заметных результатов раньше, чем через год.

    1. Помимо этого интересно и эффективно решать задачи («обучение» — «задачи» на личессе), и еще необходимо выбрать себе шахматного стримера на ютьюбе и слушать его комментарии к каким-то партиям. Я считаю, что идеальный комментатор – Шипов (https://www.youtube.com/channel/UCKU4AiWGEmXdf91rrj8BHRw). В процессе попыток понять его комментарии ты начнешь впитывать понимание тактики игры, учиться играть у лучших шахматистов мира.

    После того, как ты сыграла с кем-то, удобно (и очень полезно) нажать кнопку «анализировать партию», включить в правом верхнем углу рычажок включения шахматного компьютера, и смотреть – какие ходы тебе предлагает компьютер, можно запоминать лучшие ходы в какой-то типичной ситуации, делать себе напоминалку в экселе и т.д.