Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Эпилог

Main page / Селекция привлекательных состояний / Эпилог

Послесловие

Содержание

    По итогам многих недавних ситуаций, которые отчасти произошли сами по себе, отчасти были инициированы мною, до меня дошло то, на понимание чего мне потребовалось 20 лет: я в самом деле невольно являюсь разрушительной, деструктивной силой для всех людей, которые, будучи привлечены моими идеями, стали со мной общаться — даже для тех, которых считаю близкими, и которые меня считают очень близким.

    Мне ещё трудно это полностью переварить, и трудно в полной мере понять — какие практические выводы из этого я должен сделать, будучи искренним человеком, но кое-что понятно уже сейчас — я должен прекратить свое общение с людьми — особенно с теми, с кем у меня взаимная симпатия, кто хочет от меня участия в их жизни.

    Механизм очень прост — я покажу его на одном простом примере.

    Допустим, условная Таня влюбилась в некую девочку, при этом вытесняя в огромной степени её неприятные (для той же Тани) проявления. Будучи близкой со мной, активно желая (!) моего содействия, помощи, участия в своей жизни, Таня рассказывает мне о своей любви, в том числе — о неизбежных в такой ситуации страданиях, тупиках, ведь она любит дорисованный образ, и страдания при этом неизбежны. Она спрашивает советов, она пробует разобраться в себе, в ситуации, и я, естественно, стараюсь ей помочь. Я начинаю ей объяснять — как именно устранять дорисовки людей, как добиваться ясности, адекватности, трезвости, искренности — ведь именно эта работа над самим собой и привела меня к созданию «Селекции восприятий», именно это привело меня к совершенно поразительному путешествию сознания, к жизни, наполненной глубочайшими постижениями и переживаниями. Именно это является фундаментом для любого человека, который хочет жить насыщенной жизнью.

    Но то, что происходит дальше, можно грубо разбить на два типичных случая.

    1. Таня оказывается не настолько стремящейся к искренности и трезвости, как она сама думала. Она продолжает любить тех, кто ее ненавидит, дорисовывая в них то, чего там нет. Она продолжает дружить с теми, кто просто использует её в корыстных целях, относясь к ней как к вещи, дорисовывая в них близость, дружественность. Она продолжает влюбляться в пустое место, дорисовывая там жизнь. И т.д. Она просто не имеет такой силы желания быть искренней, чтобы реально исследовать людей — задавать им острые и прямые вопросы, анализировать их ответы, сопоставлять их ответы с их действиями, задавать новые уточняющие вопросы, постепенно формировать реальную картину личности человека. Эти действия требуют такого мужества, такой отчаянной потребности в искренности, в оживлении в себе самых глубинных и самых поразительных качеств человека, что Таня на это просто не способна — или сейчас, или в принципе. И тогда она начинает себя винить, она начинает себя осуждать. И выйти из этого штопора или очень трудно, или вовсе невозможно. В итоге у неё формируется и усиливается комплекс неполноценности, «плохости».

    а) Дальше один из вариантов: у неё формируется естественная защитная реакция, и она начинает дорисовывать уже во мне отвратительные качества, и казалось бы — и замечательно, она выкинет меня на помойку и вернется к той жизни, какая ей на самом деле нравится, но замечательного тут мало, потому что отныне идеи «Селекции восприятий» железобетонно ассоциируются со мной, и к ним у неё тоже возникает отторжение, а значит — она практически закрывает себе путь к насыщенной и глубокой жизни.

    б) Она продолжает считать меня близким, но это только укрепляет её чувство вины за то, что она год за годом варится в своей каше тупости, дорисовок, всеядности, страданий, и эта вина постепенно перерастает уже в глубокий деструктивный комплекс, который отравляет её больше, чем все её страдания и дорисовки.

    2. Таня оказывается достаточно искренней и стремящейся к ясности, трезвости. Она в самом деле начинает совершать те действия, которые и являются эффективными, чтобы устранить дорисовки и вытеснения и создать адекватную картину личности человека. И она получает результат, она начинает видеть этого человека таким, какой он и есть в реальности. Она больше не может вытеснять его проявлений, его качеств. Она больше не может врать себе и дорисовывать в человеке то, чего в нем нет. В результате… она в ряде случаев вовсе теряет свою дружбу с этим дорисованным человеком, теряет свою влюбленность в него, или их отношения перестают быть такими яркими для неё, её жизнь стремительно и катастрофически опустошается, и она понимает, что теперь она больше не может испытывать столько всего потрясающе приятного и важного, что давали ей переживания дружбы и любви.

    Хуже того. Ещё больший удар наносит ей понимание того, что она теперь достаточно протрезвела, чтобы снова пьянеть и тупеть. Она понимает, что этот опыт ей не забыть, не выкинуть из головы, не развидеть и не распомнить. И она понимает, что теперь вообще никогда уже не сможет любить, потому что не сможет тупо дорисовывать и вытеснять. А есть ли вокруг неё люди, которые не являются по большей части пустым местом, в котором те же идеи селекции восприятий в самом лучшем случае вызовут безразличие, а скорее — отторжение, почти религиозный страх? Есть ли люди, которые реально хотят жить насыщенной жизнью, устранять тупость и негативные эмоции, культивировать ясность, озаренные восприятия? А их нет. И вот тогда Таню накрывает уже беспросветный депресняк и пустота, потому что на самом деле у неё попросту нет сил, чтобы справиться с этой ситуацией, чтобы упорно, несмотря ни на что, продолжать заниматься саморазвитием, продолжать упорно, год за годом, искать близких людей в надежде найти их, чтобы содействовать им в их личностном росте, любить и дружить уже без лоботомии, а в полном сознании и трезвости.

    Между этими двумя полярными исходами (и вокруг них) существует множество вариаций, но суть одна, и она описана в первом абзаце.

    Начальные этапы моей селекции восприятий описаны в книге, они всем доступны на моем сайте, и помимо этого идеи селекции мною описаны в той или иной форме очень много где еще: в художественных книгах цикла «Майя», в книгах «Дети — тоже люди», «Неизбежность озаренного будущего» и т.д. Та, кто в самом деле дозрела до идей селекции, найдёт их там (ну если найдёт) и воспользуется ровно в той степени, в которой она сама этого захочет.

    Много раз это понимание буквально стучалось в мою тупую голову, но как-то вот не приживалось там, и с десяток раз я принимал, вроде бы, решение свалить из интернета, перестать содействовать людям тогда, когда они сами просят о таком содействии, но это понимание оказывалось слишком поверхностным, и снова пересиливало желание помочь людям достичь ясности, когда они об этом просят, когда они реально страдают и просят меня помочь им достичь той ясности, того опыта и тех знаний, которых их от этих страданий избавят.

    Мне хочется верить, что на этот раз мое понимание в самом деле исчерпывающее и прочное, и я смогу перестать «помогать» симпатичным мне людям, оставаясь просто в рамках автора учебника по генетике, или учебника японского языка, гида по Гималаям, партнера по дайвингу и т.д. и т.п., а также прикольным рассказчиком парадоксальных мыслей историй и эдаким безвредным и беззлобным фриком. Обучать селекции когда-либо я смогу только ту, которая сама своей реальной жизнью, реальными поступками докажет и мне, и самой себе, что она в самом деле дозрела до этого, что в этом нет никаких сомнений. Не думаю, что такие люди когда-либо в моей жизни появятся.

    Запланированные курсы селекции восприятий 2021 года в Гималаях состоятся, конечно, и на них я покажу — как применять практически идеи селекции, как построить свою жизнь так, чтобы она постепенно делалась более глубокой и насыщенной. Применит тот или иной участник курсов эти идеи, или не применит, когда применит, как применит… это уже не моя забота — каждая решит это для себя сама. Это будут последние мои курсы — я выполню свою чисто техническую функцию тренера и инструктора, покажу участникам — как пользоваться технологиями построения и эволюции своей психики, а дальше уже они будут двигаться в своём темпе, ну или не двигаться.