Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

🐬 Как мы «читаем» друг друга: зеркальные нейроны

Main page / Живомордность / 🐬 Как мы «читаем» друг друга: зеркальные нейроны

Содержание

    stilizovannaya-nei%cc%86ronnaya-set

    Источник вдохновения и фактов для этой главы — книга «Отражаясь в людях» профессора психиатрии и неврологии Марко Якобони. Кстати, перед тем, как начать эту довольно поверхностную (и тем не менее очень объемную) главу, стоит минут 10 поразмышлять о людях, которых ты считаешь умными (знаменитых ученых, исследователях и т.п.). Позже будет понятно, зачем.

    Если говорить коротко и ненаучно, то зеркальные нейроны — это то, что позволяет нам на своем мозге испытывать то, что чувствуют другие.

    Некоторые привычные действия оказываются загадочно сложными, если задуматься о том, как же мы это делаем. Когда ты видишь нахмурившуюся подружку, ты моментально осознаешь, что именно она сейчас испытывает: раздражение, осуждение, озабоченность или неловкость, не путая эти эмоции. Ты легко отличаешь искреннюю улыбку от натянутой в тот самый момент, когда ее видишь. В обоих случаях тебе не требуется анализа типа «ее брови нахмурены, уголки губ опущены, верхняя губа немного вздернута как при брезгливости — скорее всего, она кого-то осуждает»: узнавание ее эмоций происходит как-бы помимо тебя. Так же и с улыбкой: не нужно присматриваться к глазам широко растянувшего губы официанта, выискивая мелкие складки, идущие от их уголков, чтобы распознать что он «рад» тебя видеть, примерно как пришедшего в ресторан и наложившего аккуратную кучку яка.

    ulybki

    Каждый человек «читает» других людей непрерывно, не прилагая к этому усилий, просто «зная», что они испытывают. Конечно же, это не отменяет того, что люди часто ошибаются, но причина этого не в несовершенстве присущих нам механизмов чтения друг друга, а в нежелании видеть правду и в желании дорисовать снисходительную ухмылку мужа до нежной улыбки, чтобы не разочаровываться в нем. Про механизмы, обеспечивающие такие виртуозные дорисовки, подробнее в следующей главе нейрофизиологической линии. Пока же попытаюсь разобраться, что именно обеспечивает нам эту важнейшую возможность взаимопонимания.

    Эта возможность действительно жизненно необходима для выживания и адаптации в социуме, что однозначно доказано исследованиями людей, у которых механизм «чтения друг друга» работает на очень низком уровне: аутистов и тех, кто в результате какой-либо травмы мозга лишился способности испытывать эмоции или осознавать их. Таким людям приходится идти на невероятные ухищрения, чтобы быть принятыми в обществе и это общество понять, ведь невербальная коммуникация (выражение лица, поза, жесты) часто не менее важна, чем вербальная. Сказанная с насмешливой интонацией фраза может превратить слова в их противоположность, как в анекдоте про «Вовочка не хуйло?! Ну извините!». Не-аутист фактически не способен понять, сколько усилий нужно приложить аутисту, чтобы проанализировать эти слова и интонацию и сделать логические выводы об их совместном значении. Ведь у нас все это автоматизировано.

    lapunder

    Удивительно, но несмотря на многочисленные попытки узнать, как же это у нас получается, приведшее к объяснению открытие произошло случайно. Группа ученых, изучавших функционирование моторной коры головного мозга свинохвостых макак, несколько раз натыкалась на необъяснимый факт: одни и те же нейроны моторной области коры головного мозга возбуждались и в случае, когда обезьяна брала что-то, и в случае, когда она видела, как что-то берет другая обезьяна или человек.

    У подопытных обезьян в кору были вживлены электроды, подающие сигнал о том, что какая-то нервная клетка из исследуемой области разрядилась (то есть по ней прошел нервный импульс). До этих открытий считалось (и было подтверждено многочисленными исследованиями), что нейроны моторной коры выполняют одну простую и понятную функцию: управляют двигательными мышцами. И именно в таком контексте «обезьяна хватает банан — нейрон разрядился» обычно эти клетки и бывали замеченными при возбуждении. Возбуждение же при полной неподвижности обезьяны ее моторных нейронов только потому, что она увидела, как другая обезьяна хватает банан.. зачем? Мозговые клетки обезьяны, посылающие сигналы другим мозговым клеткам, которые анатомически соединены с мышцами, не должны разряжаться, пока животное сидит сложа лапы и наблюдает за действиями человека, это абсурдно. И тем не менее они разряжались.

    Такие нетипично функционирующие нейроны и были названы зеркальными. Обнаружилось, что в зоне моторной коры, отвечающей за действия рук обезьяны, таких нейронов 20%. Пятая часть (!) нервных клеток этого участка была зеркальной, что доказывало: это не случайные возбуждения, а необходимая для выживания животного функция мозга. Оставалось понять, для чего же эти нейроны нужны.

    funkcionalnye-zony-golovnogo-mozga

    Чаще всего исследователи мозга имеют дело с узкоспециализированными нейронами: есть нервные клетки зрительной коры, реагирующие только на горизонтальные полосы, есть нейроны, разряжающиеся исключительно при движениях большого пальца левой ноги и т.п. Классическое разделение коры на зоны основано на такой специализации, и оно вполне адекватно, просто стоить помнить, что между простых функциональных нейронов этих зон встречаются и зеркальные. Даже работа таких «простых» нейронов изучена на самом базовом уровне, что же говорить про нейроны, являющиеся одновременно и двигательными, и относящимися к восприятию сложных объектов?

    Зеркальные нейроны доказывают, что собственные действия и восприятия тех же действий, совершаемых другими, связаны гораздо теснее, чем предполагалось ранее:

    yabloki-i-vinograd

    • простые моторные зеркальные нейроны разряжаются и при определенном действии обезьяны (хватании яблока или аккуратном взятии виноградины двумя пальцами), и при наблюдении за такими же действиями. Причем те зеркальные нейроны, которые отвечают за хватание всей кистью, молчат когда обезьяна аккуратно берет что-то двумя пальцами, и наоборот
    • другой вид зеркальных нейронов (канонические) разряжаются и при хватании объекта, и при виде этого объекта, одиноко лежащего и не подвергающегося посягательствам. Причем точно так же, как и в примере с яблоком и виноградиной, одни канонические нейроны реагируют и на хватание всей лапой, и на вид объекта, который можно схватить именно так. А другие канонические нейроны разряжаются и при взятии чего-то точным захватом, и при виде объектов, которые только так и стоит брать. Один и тот же нейрон может разряжаться, если ты берешь виноградину или кусочек шоколада, правой рукой или левой. И не разряжаешься, когда теми же самыми пальцами ты делаешь похожие движения в тех же самых местах, например почесывая губу. Важно не то, какие мускулы задействованы, а то, каковы особенности твоего действия с точки зрения его цели. Это абсолютно логично в моторном плане: не важно, пытаешься ты взять орех или изюмину, важно чтобы ты умела аккуратно подцепить это и засунуть в рот.

    Дальнейшие исследования, проводимые уже и на людях, показали: когда человек или обезьяна смотрят на совершающего действия субъекта или на привычные объекты таких действий, в их мозгу срабатывают нейронные схемы, отвечающие за совершение таких действий с этими объектами. Точнее, не могут не срабатывать у здоровых людей, а нарушение работы таких схем сопровождается разной степенью аутизма. Когда ты смотришь на яблоко, у тебя в мозгу не может не возникнуть моторный план того, как его взять, даже если ты уже сытая (можешь списать желание его все-таки сожрать на зеркальные нейроны :).

    oreshek

    Кроме совмещения функций движения, манипуляции объектами и восприятия действий других, зеркальные нейроны могут отзываться на самые разные вещи. Например, некоторые из них могут разряжаться в тот момент, когда ты раскалываешь орех. И они же разряжаются, когда ты просто слышишь звук раскалываемого ореха (или очень похожий на него звук), не видя самого действия. Когда ты по звукам, возникающих при действиях другого человека догадываешься о том, что он делает, не видя его, в твоем мозгу активируются те же зеркальные нейроны, которые работают когда ты сама совершаешь эти же действия.

    Ориентация зеркальных нейронов на цель выполняемых действий заслуживает более подробного описания. По мелким и мельчайшим особенностям тех действий другого человека, которые ты видишь и слышишь, твои зеркальные нейроны строят картину того, что происходит и какая у этого человека цель. И чем эта цель эмоционально для тебя значимее, тем активнее реагирует твой мозг.

    Например, в одном из тестов обезьяна могла наблюдать за экспериментатором, который иногда брал еду, чтобы положить в рот, а иногда в контейнер. Для обеспечения точности эксперимента каждый раз, когда в комнате был контейнер, экспериментатор клал еду туда (при этом контейнер располагался близко ко рту, так что движения рукой были почти такими же, как если бы он ел). Если контейнера не было, еда отправлялась в рот. Использование одного и того же объекта (еды) должно было бы запускать одни и те же зеркальные нейроны у обезьяны, если бы они были устроены проще и не учитывали цель действия, а реагировали только на движения руки.

    banan

    Результатом эксперимента было то, что через какое-то время уже по наличию в комнате контейнера обезьяна делала вывод, что экспериментатор жрать не будет, еще до того момента, как он прикасался к еде. И в зависимости от судьбы еды у обезьяны выделили активность трех групп зеркальных нейронов:

    • первые (наименьшая часть) реагировали одинаково на хватание еды независимо от того, куда она отправится
    • вторые (наибольшая часть) активизировались, когда экспериментатор брал еду с целью ее съесть (важно: активировались нейроны именно в момент взятия еды, до того как обезьяна видела непосредственное ее съедание)
    • третья часть зеркальных нейронов разряжалась тогда, когда человек брал еду с целью положить ее в контейнер — явно для обезьяны это менее вдохновляющий исход ситуации, так что такая реакция вполне логична.

    Каким же может быть предназначение разветвленной сети зеркал на все случаи жизни в мозге человека и обезьяны? Очевидным ответом является обучение: действиям с предметами, общению с сородичами, испытыванию эмоций, управлению своим телом… Гораздо проще начать непринужденно произносить нужные звуки в словах «the weather», если у тебя с самого рождения активируются нейронные цепи, ответственные за положение речевого аппарата при произнесении этих th, w и r. Как именно нейроны мозга ребенка определяют, какие нейроны активировались у другого человека и как их отразить зеркально, пока неизвестно. И в целом нам гораздо больше неизвестно, чем известно, про зеркальные нейроны, они загадочны даже в большей степени, чем более «простые» речевые-моторные-зрительные и т.п. клетки. Тем не менее ученые планируют и проводят замысловатые эксперименты, в которых зеркальные нейроны проявляют себя, ловя таким образом их активность, подтверждая свои предположения и получая факты для новых теорий. Про это — далее в главе.

    Важное отличие в зеркальных нейронах обезьян и людей заключается в том, что зеркальные нейроны человека разряжаются и в ответ на имитацию действий. Если экспериментатор производит манипуляции пустыми руками, имитирующие взятие апельсина, его очистку, отламывание долек и засовывание в рот, у наблюдающего за ним человека разрядятся соответствующие этим действиям зеркальные нейроны, а у обезьяны — нет. Ученые предполагают, что здесь имеется указание на два логичных факта:

    obezyana_mimika

    1. первоначально моторные зеркальные нейроны наших обезьяноподобных предков, связанные с губами и языком, разряжались исключительно при виде действий, связанных с едой. Но постепенно движения губ и языка получили характер передачи эмоций: причмокивающие после съедения манго довольные обезьяны в момент испытанного по другому поводу довольства стали так же причмокивать губами. И когда одна причмокивала, у другой зеркальные нейроны, связанные с речевыми органами, разряжались уже по-новому, приобретя связь не со вкусом еды, а с положительной эмоцией. Так как обезьяны — стадные животные, их выживание напрямую зависело от способности общаться, поэтому ученые предполагают взрывное развитие пантомимы у наших предков, совмещенное с увеличением количества связей у зеркальных нейронов, приобретения ими новых функций.

    ellochka

    2. переход от сравнительно простой системы зеркальных нейронов у не способных понимать пантомиму обезьян к заметно более сложной, способной создавать и имитировать абстрактные понятия при мимической передаче эмоций и идей, был первым шагом к развитию речи. Идея выглядит вполне логичной: когда одни и те же зеркальные нейроны отвечают и за движения речевых органов, и за передачу абстрактных понятий, почему бы не пойти дальше и не добавить сюда издаваемые звуки? Которые становились все сложнее, пройдя уровень Эллочки-людоедочки (и в некоторых случаях остановившись на этом замечательном этапе) и развившись в запас в несколько десятков тысяч слов, которым обладает современный человек. И пантомима эволюционировала параллельно с развитием речи, а не заменилась ею.

    Эта гипотеза подтверждается наблюдениями за развитием речи у детей, ведь каждый из нас, начиная с зачатия, проходит в своем индивидуальном развитии тот самый путь, который прошли наши предки за миллионы лет эволюции. Когда-то у каждого из нас были жабры и хвост, что общеизвестно. Менее известно то, что до определенного момента развития зародыша каждый из них является девочкой, и только под действием гормонов на одном из этапов развития происходит превращение половины зародышей в мальчиков. Такое изначальное единообразие вполне может быть следствием того, что пол — гораздо более позднее приобретение эволюции, чем образование эукариотической клетки и многоклеточных организмов.

    brocas-area

    После рождения мозг человека претерпевает существенные перестройки, приспосабливаясь к окружающей среде и впитывая (видимо, в первую очередь за счет сетей зеркальных нейронов) особенности поведения взрослых, необходимые для выживания. Логично предположить, что этапы развития мозга у ребенка отражают эволюцию мозга от человекообразных обезьян до современного человека. Установлено, что моторика рук, жестов как средства коммуникации у людей развивается, немного опережая речь, и как бы «тянет» за собой развитие речи, как это видимо происходило при эволюционном развитии человека. Это очевидное предположение подтверждено на уровне строения и функционирования мозга: коммуникативные жесты управляются теми же нейронами, которые отвечают за моторную организацию речи. Они расположены в зоне Брока (Broca’s area).

    Причем жесты, движения губ, воспринимаемые зрительно, влияют (через активацию зеркальных нейронов, «воспроизводящих» эти же действия) на распознавание смысла и звучания речи. Вплоть до того, что если человек слышит слог «ба», одновременно видит запись, на которой человек двигает губами, произнося слог «га», он уверен что услышал слог «да» — потому что мозг пытается совместить два несовпадающих потока информации и получает что-то третье.

    serial

    Интересно еще, что способность воспроизводить звуки какого-то языка сильно зависит от привычки их воспринимать, и наоборот, способность воспринимать зависит от способности воспроизводить. Это проявляется в том числе и в ситуации, когда носители одного языка не способны не только произнести некоторые звуки другого, но не могут даже уловить разницу в произношении схожих звуков. Но после того, как иностранная речь станет привычной, человек эти звуки начинает различать, и отличия кажутся ему очевидными. Когда я слышу английскую речь в сериале, в мозгу активируются не только распознающие звук нейроны, но и те, которые управляют языком именно при воспроизведении таких звуков, как если бы я их произносила. Так что буду с чистой совестью смотреть больше сериалов, «для тренировки зеркальных нейронов».

    Такая «тренировка действий через наблюдение» уже нашла экспериментальное подтверждение в ситуациях, когда укреплялись мышцы у людей, не выполнявших упражнения, а просто наблюдавших их (в реальности или даже в своем воображении). Поэтому, если ты увлекаешься каким-то видом спорта, стоит внимательно смотреть на движения людей, которые им занимаются профессионально: твое тело будет учиться этим движениям, начиная от управляющих мышцами нейронов и заканчивая, как это ни удивительно, самими мышцами.

    Идея о том, что изменения в зеркальных нейронах привели к развитию речи, делает их еще более интересными объектами для изучения. Ведь что угодно еще может постепенно развиваться, поддерживаясь естественным отбором, и возможно какие-то новые полезные способности человека, зародившись у особенно продвинутых (или имеющих полезную мутацию) особей с помощью такого «копирования» могут очень быстро распространиться в популяции. Особую простоту и изящество такому «заражению через зеркало» придает то, что человеку не нужно понимать, что именно он видит, как это скопировать и т.п. Механизм копирования нейронной схемы автономен и не требует управления. Все получается «само».

    nei%cc%86ronnaya-set

    Итак, подведу промежуточный итог и перейду к конкретным исследованиям, доказывающим существование зеркальных нейронов именно в таком виде, о котором здесь идет речь.

    🐾 Когда мы видим, как человек берет авокадо, у нас активируются моторные зеркальные нейроны, которые включаются в случае выполнения нами того же действия, при этом наши руки не двигаются.

    🐾 Когда мы слышим чью-то речь, активируются моторные зеркальные нейроны, отвечающие за движение языка. Язык при этом не двигается тоже.

    🐾 Когда мы видим лицо человека, испытывающего какую-то эмоцию, у нас тоже активируются моторные зеркальные нейроны, работающие в то время, когда мы ее сами испытываем, и таким образом мы осознаем, что же испытывает этот человек. Этот пункт для меня самый интересный, поэтому про него будет подробнее (и поэтому самое время для перерыва на бутер с авокадо).

    pen_in_mouth

    Если каким-то образом заблокировать активность этих зеркальных нейронов (например, сжать в зубах карандаш), то человеку становится сложнее понять, что испытывает тот, на чье лицо он смотрит. Это подтверждено таким исследованием:

    Участникам эксперимента было дано задание определять, как изменилось выражение лица на показываемой картинке, что испытывает человек с фотографии. Особенность исследования заключалась в том, что испытуемым из одной группы создали сложности при пользовании их собственной лицевой мускулатурой: каждый из них держал в зубах карандаш.

    Взяв карандаш в зубы, ты сама заметишь, насколько он ограничивает возможность не только улыбаться, задействуя в основном мышцы около рта. Даже нахмуриться будет сложнее, чем обычно, и попробовав изобразить и испытать какую-то эмоцию с такой помехой, ты поймешь что не только мышцы, но и эмоции искажаются.

    Конечно же, карандаш ограничивает и способность к подражанию. Поэтому испытуемые, имеющие такую помеху, хуже распознавали предъявляемые им эмоции, чем люди из контрольной группы, что и было зафиксировано в эксперименте. Когда испытуемый держит в зубах карандаш, необходимая для этого моторная активность вступает в конфликт с моторной активностью зеркальных нейронов, которые должны имитировать наблюдаемые выражения лица. Последующий каскад нейронных активаций, который мог бы привести к осознанному распознаванию эмоции, также оказывается заблокирован. Важная подробность эксперимента заключается в том, что у людей не было задания имитировать те эмоции, которые им показывали. Они делали (или делали с трудом) это бессознательно, потому что именно имитируя других мы воспринимаем, что же эти другие испытывают.

    Как и участники этого эксперимента, держащие карандаш в зубах, люди, по каким-либо причинам не способные управлять мимическими мышцами (с рождения или после травмы) испытывают большие сложности с осознанием эмоций других людей. Им приходится полагаться на рассудочные выводы, которые они делают, опираясь на свой и чужой опыт (типа «если человек улыбается, он испытывает позитивную эмоцию, возможно радость»), а не осознавать эмоции другого человека мгновенно и без усилий, как это делаем мы. Возможно, прочитав описание жизни аутичных людей (например, в книге Сакса «Антрополог на Марсе»), ты лучше поймешь, что именно делают твои зеркальные нейроны.

    Конечно же, предположив наличие множественных связей между зеркальными нейронами и другими, например отвечающими за эмоции, ученые не могли не задаться поиском физического воплощения этих связей, а именно соединений в виде протянутых аксонов одних клеток к телам и дендритам других. Современные способы исследования мозга позволяют точно обнаружить связи между группами нейронов, в данном случае между зеркальными, «эмоциональными» и моторными:

    fpq7nfep-ge

    Эмоции зарождаются в лимбической системе (древней части мозга, расположенной внутри больших полушарий), а значит в процессе проживания и осознания чужих эмоций с использованием моторных зеркальных нейронов должны происходить такие процессы:

    1. зрительные нейроны принимают сигнал об увиденном (выражение лица), передавая его в том числе в моторные зеркальные нейроны соответствующей области мозга (в данном случае — тем, которые отвечают за мимические мышцы)

    2. моторные зеркальные нейроны отправляют сигнал в лимбическую систему

    3. лимбическая система отправляет сигнал в тот участок коры головного мозга, где происходит осознание, и только в этот момент человек различает, что именно он увидел, например «Моя подруга испытывает неловкость».

    ostrovok-golovnogo-mozga

    Чтобы подтвердить, что все происходит именно так, Якобони провел эксперименты, подтвердившие существование в мозге зоны, отвечающей за связь моторных зеркальных нейронов и лимбической системы, активирующейся именно при таких процессах. Ее называют островок (на фото слева удалены части коры головного мозга, чтобы показать этот участок, который обычно скрыт в глубине складок). Так что те механизмы, которые описаны в этой главе — объективная реальность, имеющая место быть в твоей собственной голове, какими бы фантастичными не казались эти факты.

    Интересно, что чтобы понять, что испытывает человек, мы должны сами испытать это. Причем можем даже не осознавать, что испытали, если сигнал не будет передаваться от лимбической системы к коре. Что происходит очень часто — ты же не осознаешь постоянно, что испытывают все люди, на которых ты смотришь? А при этом зеркальные нейроны срабатывают, передают сигнал в твою лимбическую систему, где он и продолжает вызывать какие-то эмоции, пока не затухнет или не сменится чем-то еще. Поэтому невозможно без специальной тренировки отгородиться от испытывания тех эмоций, которые обрушивают на тебя окружающие. И если живешь с депрессивным или агрессивным человеком, независимо от того, хочешь ты испытывать эти эмоции или нет, они будут в тебя просачиваться.

    Так что это уже не просто логические выводы или результат опыта наблюдения за восприятиями отдельных людей: найдены конкретные механизмы, которые работают именно так, именно у тебя в мозге. И не пытаясь их анализировать, искать способы сопротивления (или применять уже готовый набор таких способов, описанный в Селекции), менять свое окружение, чтобы избегать деструктивного влияния, ты получаешь то, что получаешь.

    chinese-solders

    Существование зеркальных нейронов не может не впечатлять. Идеальный инструмент для бессознательного обучения и коммуникаций, всю сложность которого кажется невозможным постигнуть, присущий человеку с рождения, позволяющий походя решать задачи, на обучение которым компьютеры с их невероятными мощностями потребуются долгие годы (и не факт, что когда-нибудь будет создан компьютер, с такой же легкостью, как ты, определяющий эмоции человека по выражению его лица и позе). И не может не пугать — той легкостью, с которой можно манипулировать людьми, используя этот механизм. Не может не возникать вопросов о свободе воли: если мы все имеем нервную цепь, которая не может не сработать, имитируя воспринимаемые нами действия — можно ли говорить, что мы сами выбираем, что испытывать и как поступать?

    Например, Якобони подводит итог многолетних исследований влияния сцен насилия, показываемых в новостях, на психику детей на протяжении десятилетий их жизни. Учитывая множество вносимых в результаты исследований поправок, направленных на компенсацию неравных условий, в которых растут эти дети, и их изначальных личностных особенностей, результаты выглядят достоверными: чем больше количество просмотренных в детстве сцен насилия, тем выше вероятность, что и в детстве, и во взрослом возрасте человек будет насилие проявлять. Казалось бы, можно сделать вывод, что человек не отвечает за свои поступки — но стоит учитывать два фактора.

    Во-первых (и этого не учитывают никакие современные психологи, потому что об управлении собственными восприятиями они в лучшем случае имеют очень смутное и оторванное от жизни представление, а в худшем большинстве случаев призывают «принимать людей такими, какие они есть, помня, что каждый человек Вселенная» и к прочей лабуде) речь идет о людях, не имеющих представления об управлении восприятиями, не ставящих такой цели и не имеющих средств к ее осуществлению. Конечно же, среди людей принято говорить что-то типа «успокойся, возьми себя в руки!» — но пусть тот, кто это говорит, попробует это сделать. Причем не подавив негативные эмоции и неприятные желания, загоняя их в ежесекундно отравляющий негативный фон, а именно различив, устранив и не допустив их повторного появления сразу же после устранения. К сожалению, большинство людей просто откажутся понимать то, что стоит за этими словами. Поэтому нет ничего удивительного, что люди плывут по течению, позволяя хаотично замыкающимся в мозгу схемам укрепляться и реализовываться в собственных действиях.

    ib9g05jdu3m

    Пока речь идет именно о таких людях, нет ничего удивительного, что они живут в соответствии с тем, что видят, даже если это увиденное отвратительно. Закономерно, что рыдающая от издевательств матери девочка, вырастая, точно так же издевается над своими детьми.

    Тем не менее каждому человеку присуще умение управлять своими восприятиями, в чем ты можешь убедиться, попробовав устранить любую негативную эмоцию, заменив ее на одно из озаренных восприятий (радость, нежность, чувство красоты и т.д.). Это умение не развито, как ненакачанная, атрофировавшаяся от неиспользования мышца, но его можно развивать и не гальванизировать в соответствии с впечатавшимися без твоего согласия в мозг схемами.

    Во-вторых (и это как раз учитывают нейрофизиологи, работающие с зеркальными нейронами), если зеркальные нейроны настолько могущественные клетки, что дают нам возможность «проигрывать» у себя в мозгу действия других людей, то эволюционный процесс, породивший подобный нейронный механизм, должен был создать и некий контроль над ним. Ведь было бы чрезвычайно неэффективно, если бы мы беспрерывно имитировали действия, которые видим: отсутствие контроля над ними действительно бы означало абсурдность понятия «свобода воли». Кроме того, имитация принимает многообразные и иногда очень сложные формы, которые затруднительно объяснить действиями зеркальных нейронов «обезьянного уровня».

    Ап Дийкстерхейс, социальный психолог из Нидерландов, разделяет нейронные имитации на сложные, или высшие, и низшие, сводящиеся к простой моторике (например, взять рукой чашку). Вот пример высшей формы имитации, который был подтвержден серией экспериментов. Участников из одной группы просили думать об университетских профессорах, с которыми обычно ассоциируется ум, и записывать все, что приходит в голову. Участников из другой группы просили делать то же самое в отношении футбольных хулиганов – буйных и агрессивных фанатов, которые очевидно не блещут интеллектом.

    Затем обе группы выполнили тест на общую сообразительность. Второе задание очевидно никак не соотносилось с первым, действия по их выполнению лежали в разных областях человеческой психики. И тем не менее, первое повлияло на второе: испытуемые, которые были «настроены» мыслями о профессорах, справились с тестом лучше, чем те, кто думал о футбольных хулиганах. Контрольная группа, выполнявшая те же тесты без эмоциональной «настройки», справилась с ними хуже «профессорской», но лучше «хулиганской».

    feynman_bongos

    Заметь, что никакой сознательной работы по улучшению своих умственных способностей, или по управлению уверенностями о себе, никто из этих людей не проводил. Тем не менее размышления о категории людей с определенным качеством фактически наделили испытуемых этим качеством! Так что чаще думай о Докинзе и Фейнмане.

    Подводя итог своей работе, Ап Дийкстерхейс пишет: «К нынешнему моменту соответствующими исследованиями доказано, что имитация может делать нас медлительными, быстрыми, сообразительными, глупыми, способными к математике, неспособными к математике, услужливыми, грубыми, вежливыми, многоречивыми, нетерпимыми, агрессивными, склонными к сотрудничеству, склонными к соперничеству, уступчивыми, неуступчивыми, консервативными, забывчивыми, осторожными, беспечными, опрятными, неряшливыми».

    Логично предположить, что такая постоянная, всепроникающая автоматическая мимикрия является проявлением зеркально-нейронной деятельности в той или иной форме. Не стоит плодить лишние сущности в и без того заполненном сложнейшими составляющими мозге: если существует сеть нейронов, ответственная за подражание, и существуют бесчисленные акты подражания, они не могут не быть частью одной системы. Но учитывая сложность и тонкость такой поведенческой имитации, предположение о том, что она обеспечивается исключительно обычными зеркальными нейронами, «обезьянничающими» точно так же, как нервные клетки обезьян, кажется натянутым. Даже несмотря на то, что некоторые зеркальные нейроны у обезьян отличаются довольно сложным «поведением» (например те, которые разряжаются в зависимости от цели, предполагаемой у наблюдаемого обезьяной экспериментатора), это бесконечно проще, чем те тонкие имитации сложных форм поведения, которыми постоянно занимаются люди.

    Якобони пришел к выводу, что для объяснения человеческих имитаций необходимо расширить представление о зеркально-нейронной системе: добавить туда управляющие клетки, контролирующие и изменяющие деятельность более простых, «классических» зеркальных нейронов. Такие клетки-регуляторы Якобони называет зеркальными супернейронами. Не потому, что они предположительно обладают какими-то супервозможностями, а потому, что их можно представлять себе как функциональный нейронный слой, находящийся «над» классическими зеркальными нейронами. Сейчас он проводит эксперименты, в результате которых уже обнаружили кандидатов на роль нейронных супер-зеркал в лобной доле. Так что, учитывая развитие техники исследования мозга и настойчивость ученого, наверняка скоро эта гипотеза получит исчерпывающее подтверждение.

    zevota

    Я считаю, что очевидно должны быть такие контролирующие зеркальность клетки, иначе мы бы не могли останавливать имитации, например когда тренируемся не действовать из стадного инстинкта, принимая решение независимо от того, что делают другие люди в группе. Можно отследить остановку имитации на простом физиологическом механизме зевания: известно, что зевота «заразительна», и достаточно иметь в помещении одного несознательного залипающего в получении ночных впечатлений индивида, чтобы остальные люди вслед за ним начали зевать, несмотря на всю их сознательную выспанность. Тем не менее, поставив такую цель, можно перестать «заражаться» зевотой. На более высоком уровне управления зеркальными нейронами можно научиться не вовлекаться в чужое раздражение, даже взаимодействуя напрямую с раздраженным человеком.

    Надеюсь, что предварительное сосредоточение на мыслях об умных ученых настроило зеркальные нейроны читателей нужным образом, и хоть кто-нибудь осилил эту главу.

    ei%cc%86nshtei%cc%86n2

    (Автор статьи: Рика)