Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Предисловие

Main page / Селекция привлекательных состояний. Часть 2. / Предисловие

Предисловие

Содержание

     

    Первая часть селекции вполне могла бы называться «Терапевтической селекцией», поскольку само ее происхождение вытекает из потребности прекратить чрезмерное количество страданий и найти возможность жить более счастливой и интересной жизнью.

    В первой части ты ознакомилась с самыми базовыми основами селекции и получила возможность освоить элементарные навыки управления своими восприятиями.

    Вторую часть можно назвать «Эволюционной селекцией», так как рассматриваемые тут вопросы далеко выходят за рамки элементарной задачи создания интересной и насыщенной жизни и являются реализацией той поисковой активности, того инстинкта познания, которые естественно присущи психически здоровому человеку, и которые толкают его все дальше и дальше по пути познания.

    Но в данном случае речь идет не только и не столько о познании, сколько о гораздо более захватывающей вещи – о персональной эволюции человека. Элементарные навыки управления восприятиями дают, помимо элементарных (хоть и чрезвычайно важных) результатов, еще и возможность получить совершенно необычные, неожиданные последствия в виде появления новых восприятий. Когда я только начинал создавать свою селекцию восприятий, я, конечно, не имел ни малейшего представления о таких перспективах. Для меня управление восприятиями носило исключительно терапевтический смысл, а содержание своей жизни я видел в чем-то другом: в развитии своих навыков, знаний, в накоплении и углублении уже известных мне переживаний. И когда для меня стало очевидным, что дальнейшее культивирование озаренных восприятий и дальнейшее блокирование омраченных восприятий ведут не просто к приятной жизни, но и к спонтанному открытию совершенно новых, неизвестных ранее восприятий, это было совершенно неожиданным, и это дало мне возможность переосмыслить всю свою жизнь, пересмотреть направления дальнейшего развития.

    Особенно важно то, что это расширение спектра восприятий не является простым линейным расширением. Это не то же самое, как открыть новый цвет или новый вкус. Эффект рождения новых восприятий можно сравнить с увеличением размерности психического мира. Степень его обогащения трудно выразить словами, и трудно подобрать в достаточной мере выпуклые аналогии.

    Не менее неожиданным было и то, что эти восприятия стали оказывать удивительное влияние на саму мою физиологию. Сейчас уже очевидно, что эти новые восприятия влияют на эпигеном, который в свою очередь влияет на биохимию тела, что в свою очередь создает благоприятные условия для дальнейшего развития своего психического мира, и таким образом образуется обратная положительная связь.

    Ту совокупность совершенно новых, принципиально новых восприятий, которые пробуждаются в человеке в результате достаточно долгой и качественной работы с известными нам озаренными и омраченными восприятиями, я назвал «Лабиринтом». Технология продвижения по лабиринту очень проста. Если я различаю вспышку какого-то неизвестного мне восприятия, я предпринимаю определенные, описанные мною, действия по его фиксации, после чего тренируюсь испытывать его чаще и чаще, в результате чего оно становится более стабильным, чаще начинает возникать спонтанно и становиться более управляемым моими желаниями. Таким образом я его «интегрирую» в свой состав восприятий, в свою психику. И по мере того, как переживание этого нового состояния становится для меня привычным, со временем оно начинает вызывать к жизни какое-то еще одно, резонирующее с ним, принципиально новое восприятие. Я подчеркиваю – это такие восприятия, которые никогда ни один человек не испытывал. Конечно, я могу допустить, что кто-то где-то когда-то спонтанно мог испытать какие-то состояния из лабиринта – мозг довольно хитрая штука, и он может преподносить сюрпризы. Кто-то мог на секунду испытать что-то непонятное и глубокое в результате сильных эмоций, в результате какой-то психического урагана или даже в результате приема психотропных препаратов. Но цена этому – ноль. Всплеск пройдет и закончится, поскольку у человека нет ни знаний, ни навыков, ни даже понимания ценности таких восприятий. Он не сможет его ни удержать, ни даже запомнить. Исключительная ценность селекции восприятий в том и состоит, что она дает человеку в руки инструмент культивирования привлекательных состояний и устранения нежелаемых.

    Интеграция восприятий из лабиринта ведет к постепенной персональной эволюции человека, и говоря об «эволюции», я не имею в виду какое-то переносное значение этого слова. Я имею в виду именно эволюцию вида Homo sapiens через посредство влияния на его эпигеном, а затем – и на геном. Сейчас мы знаем, что существуют механизмы эпигенетического наследования, и поэтому применение селекции восприятий становится вопросом, важным для человечества в целом. Что же касается влияния непосредственно на геном, то, основываясь на экспериментах по одомашниванию диких лисиц, мы могли бы предполагать, что геном нового вида человека – Homo reviviscent — появится спустя два-три десятка поколений. С другой стороны, необходимо учесть принципиальную разницу сил, влияющих на это видообразование – не просто естественный отбор, но естественный отбор, происходящий под влиянием особенного фактора, нового в природе – сознательного культивирования озаренных восприятий, так что я не удивлюсь, если новый вид начнет появляться в пределах нескольких поколений. И я совсем не исключаю, что новый вид может образоваться даже в пределах одной жизни одного человека (долгой жизни), что и стало бы персональной эволюцией даже в физиологическом смысле этого слова.

    Ответы на все эти генетические вопросы мы получим позже, когда сможем ставить научные эксперименты. А для этого мы должны сначала ввести селекцию восприятий в научный оборот (этот процесс идет), после чего мы должны иметь совокупность людей, способных изолированно и длительно испытывать выбранное озаренное восприятие или восприятие из лабиринта (таким человеком являюсь пока что только я, хотя десятки, если не сотни, вполне могли бы этого добиться в обозримой перспективе постепенной планомерной работой над своей психикой), уже после чего мы могли бы, имея соответствующее финансирование, ставить эксперименты по влиянию восприятий на эпигеном, геном, те или иные физиологические параметры.

    Одним из важнейших влияний озаренных восприятий и восприятий из лабиринта является их влияние на сиюминутное психическое и физиологическое состояние человека. Если с психическим состоянием все предельно ясно, и ясно, что культивирование этих восприятий приводит к исключительно энергичной, насыщенной, приятной жизни, наполненной интересами, то влияние на физиологию требует большего времени и большего количества вовлеченных в эксперименты людей. На данный момент есть все основания для того, чтобы высказать два предположения о сути этих влияний. Во-первых, иммунитет такого человека предположительно становится исключительно, невероятно сильным. Во-вторых, у меня есть основания предположить, что существует и сильнейшее влияние этих восприятий и на предотвращение дряхления и собственно на достижение исключительного долголетия. Я не удивлюсь, если нормальным возрастом человека, культивирующего озаренные восприятия и восприятия лабиринта, станет двести или триста лет. Дальнейшие исследования покажут нам – есть ли научно обоснованные основания для таких предположений.

    Сейчас мне пятьдесят лет, и на последующие десять у меня есть более или менее определенные планы в том, что касается внешней деятельности:

    1. Ввести селекцию восприятий в научный оборот, в официальную психологию. Начать преподавать ее с кафедр университетов, проводить эксперименты в лабораториях, создать и развивать научную школу. Активная фаза этой части проекта должна наступить лет через пять-шесть.
    2. Ввести идеи селекции в обыденное сознание обычных людей, которые не будут исследовать миры лабиринта, не будут заниматься этим профессионально, но ограничатся простым (и крайне важным для них) регулированием своих восприятий, что уже даст весьма выраженный эффект на их состояние интеллекта, психики и здоровья. Этот план также реализуется своим путем, активная фаза которого начнется уже в конце 2017 года, но темп дальнейшего хода событий непредсказуем и зависит от стечения обстоятельств. Возможно, существенный прорыв в этом направлении возникнет спустя те же пять-шесть лет.
    3. Постепенно готовить людей, которые в будущем смогли бы доносить в адекватном виде идеи селекции до тех, кто проявит свой интерес в результате реализации второго пункта. Конечно, есть и книга «Селекция-1» и будет написана «Селекция-2», и есть сотни видеороликов на моем канале в ютьюбе, и все-таки в процессе знакомства с идеями селекции может оказаться очень полезным возможность консультироваться с кем-то, кто уже достаточное время изучает эти идеи и понемногу их применяет. Этот процесс тоже идет с помощью проводимых курсов селекции, ближайший из которых будет проведен осенью 2020 года.

     

    Вторая часть Селекции будет, конечно, немного залезать в области, уже рассмотренные в первой части, но в основном она направлена на подготовку к «вхождению в лабиринт», т.е. на подготовку к исследованию и последующей интеграции восприятий из лабиринта. Она будет представлять собой немного обработанный материал курсов, проведенных в 2016-м году в Непале, Малайзии и Украине. Будут рассмотрены самые простые, самые ближайшие восприятия лабиринта, и много внимания будет уделено вопросам формирования психического фундамента (состояниям базальта, оливина и других), стоя на котором уже и можно вполне профессионально заниматься персональной эволюцией и включиться в этот удивительный эксперимент.

    Элементарный корыстный интерес, такой как получение шанса на исключительно долгую и при этом очень интересную и насыщенную жизнь, может послужить неплохой мотивацией изучать и практиковать селекцию для тех, кто уже имеет развитый интерес. Например, для ученых, увлеченных своими исследованиями, имеет большое значение – есть у них впереди десять-двадцать лет активной плодотворной работы, или сто-двести. Разница огромная не только в силу того, что сто лет в десять раз больше, чем десять:) Но и в силу того, что накапливаемые научные знания увеличивают научную мощь ученого экспоненциально, а не линейно. Ведь это очень неадекватно, что подавляющее большинство ученых прекращает свою активную творческую жизнь именно тогда, когда они сумели аккумулировать большой объем знаний и опыта, причем многие сходят с этой тропы еще за десятилетия до своей смерти – лишь в силу накопившихся проблем в состоянии их тела и психики, благодаря накапливающейся физической немощи, болезням, психическому истощению и т.д. И все это можно оставить в прошлом и творить в возрасте сто, сто пятьдесят, двести лет, имея в идеальном порядке свое тело и свою психику. Возможно, лет через триста это станет вполне привычным, но сейчас это звучит как фантастика, конечно. Если для тебя это повод даже и не пробовать, то это твой выбор. Для меня такой выбор конечно является в высшей степени неадекватным, особенно учитывая то, что использование селекции дает на самом деле почти что мгновенный позитивный результат в смысле благотворного влияния на здоровье и психику, который в дальнейшем только укрепляется. Даже это одно является причиной для того, чтобы активно начать изучать и применять селекцию – даже безотносительно к перспективам сверхдолгожительства.