Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Послесловие

Main page / Послесловие

Только в 2014 году были получены первые экспериментальные подтверждения того, что эмоции могут влиять на эпигеном. И это всё — дальше наука пока не продвинулась. И не продвинется до тех пор, пока генетики не возьмут на вооружение «Селекцию привлекательных состояний» (bodhi.name). Как можно изучать влияние психических состояний на эпигеном, если нет никакого способа выделить конкретную эмоцию, конкретную мысль, конкретное желание, конкретную уверенность, чтобы проводить исследования о влиянии на геном и эпигеном?

Что значит «выделить восприятие»? Это значит:

  1. переживать его в чистом виде, с минимальными примесями других восприятий и совсем без примесей интерферирующих восприятий. Например, если мы исследуем влияние чувства нежности на эпигеном, то если во время переживания нежности я буду испытывать немного фоновых физических ощущений, немного фонового предвкушения интересного результата, то это почти не повлияет на возможность получить достаточно чистый результат. Но если я в момент эксперимента вдруг испытаю озабоченность мнением или раздражение или страх будущего, то всё, эксперимент закончен.
  2. переживать его достаточно долгое время — непрерывно или с перерывами, чтобы можно было проводить те или иные наблюдения за тем — как изменяются те или иные параметры в моем теле, как изменяется характер функционирования тех или иных клеток, органов, ионных каналов и т.д.
  3. переживать его с заранее заданной интенсивностью, чтобы можно было наблюдать зависимость изменений от интенсивности
  4. переживать его с заранее заданными интенсивностями качеств, ведь так называемые озаренные восприятия (ОзВ) и состояния, такие как чувство красоты, нежность, симпатия, восхищение, предвкушение, чувство тайны, преданность и т.д. и т.п. (определение ОзВ см. в книге «Селекция») имеют определенные качества: пронзительность, широта охвата, магнетичность и др.

Таким выделенным восприятием может быть и эмоция, и мысль, и желание, и уверенность (это самое интересное), и так же можно выделять и состояния (совокупности восприятий).
Если нет человека, который обладает навыками выделения конкретных ОзВ, то нет и предмета исследования. Это все равно что развивать химию, не будучи способным выделить конкретный элемент для исследования его качеств. И на данный момент на всей нашей планете нет, судя по всему, никого кроме меня, кто мог бы выделить и изолированно на протяжении достаточно долгого времени испытывать то или иное восприятие или заданную совокупность восприятий с заданными качествами. Я могу испытывать и «аккорды» — совокупности восприятий с заранее заданными качествами/интенсивностями.
Поэтому я мог бы стать подопытной крысой в таких экспериментах.
Более того — я мог бы поучить любого другого человека, который захотел бы принять участие в таких исследованиях в качестве подопытной крысы, если в этом была бы необходимость (хотя на самом деле весь материал изложен в книге «Селекция» и в роликах дополнительных «Курсов селекции восприятий»).

Это — новый, прорывной фронт исследований на стыке генетики, физиологии, микробиологии, теории эволюции, психологии и биохимии. Это, по сути, совершенно нераспаханная и необозримых размеров нива, на которой можно взрастить немало нобелевских премий, научных школ и целых научных направлений.
Что касается теории эволюции — мы сможем исследовать — как и куда движется эволюция человека, который формирует свою психику, составляя ее из озаренных восприятий, озаренных уверенностей, радостных (то есть сопровождающихся предвкушением) желаний, при этом устраняя негативные эмоции, деструктивные уверенности и механические желания.

И еще очень важный аспект: занимаясь такими исследованиями, мы сами заодно и являемся эволюционирующим существом. Обычно ученый смотрит на изучаемый объект со стороны — ты можешь делать открытия в области математики или генетики, при этом личностно деградируя более или менее быстро под влиянием деструктивных восприятий. Здесь же ученый может сам стать объектом исследования, он в самом процессе исследования может эволюционировать по сути в новый вид — следующий после гомо сапиенс, что сделает его зрячим, физически и психически здоровым, способным самостоятельно нащупывать новые направления своей эволюции и исследований. То есть — это совершенно новый подход к науке вообще, и результаты этих исследований будут иметь невероятную практическую пользу — это не просто вычисление каких-то интегралов и создание новых ускорителей — это получение предельно предметных знаний о том, как мы сами — как живые и сознающие существа — можем эволюционировать, обогащать свою психическую жизнь, повышая уровень насыщенности своей жизни, добиваясь трансформации своей психики, физиологии и эпигенома.

Я в течение почти двадцати лет изо всех сил пытался донести всё это до людей имеющимися у меня возможностями. Возможности эти невелики, поскольку я совершенно дистанцирован от официальной науки, занимаясь своими исследованиями. Кроме того надо учитывать, что такое направление в «Селекции», как достижение ясного рассудочного сознания, сопряжено с разрушением очень многих догм, в том числе и таких, одно прикосновение к которым вызывает ненависть с пеной у рта даже у вполне адекватных и неглупых людей. Фактически, сейчас и «Селекция восприятий», и я сам превратились для очень многих людей в пугало, во что-то безумное, социально опасное. Выросли и укоренились целые заросли клеветнических и попросту идиотских слухов обо мне. Реакция официальных психологов на «Селекцию» почти без исключения крайне агрессивная и высокомерная, и понятно почему — их «таинственная кухня», где они могут изображать «мастеров», «гуру», «консультантов» и т.д., разрушается до основания, ведь на самом деле изучение восприятий, управление восприятиями — это довольно простая и очень интересная область, доступная каждому (!) желающему безо всяких посредников. Реакция психологов очень напоминает реакцию церковников, которые изо всех сил хотят быть посредниками между «богом» и верующими в него.
Ученые генетики, физиологи и пр. вообще не имеют даже представления о том, что с помощью селекции восприятий перед ними открываются совершенно неохватные миры как для научных исследований, так и для собственной личностной эволюции.

Я понимал и понимаю, что для того, чтобы сама вот эта информация достигла ушей многих людей, ученых и неученых, совершенно необходимо, чтобы как минимум один человек, имеющий значительную популярность, стал бы заниматься селекцией и распространять информацию о ней. Например если бы Мадонна какая-нибудь увлеклась такими исследованиями, или Путин:), или Трамп, или Роналдо — тогда задача начала бы решаться. Но вероятность такого бесконечно мала в наше время по двум причинам:

  1. это должно быть удивительное стечение обстоятельств, чтобы такой человек, имеющий огромную аудиторию, смог бы узнать о селекции восприятий и серьезно заинтересоваться ей
  2. даже если бы такое случилось, то такой человек попросту до смерти испугается испортить свой имидж своей причастностью к селекции — всё та же проблема крайне агрессивной реакции людей с любым уровнем культуры и образования на вопросы, затрагивающие их больные мозоли, их святые догмы.

Для того, чтобы общество изменилось настолько, что люди могли бы заинтересоваться селекцией восприятий, чтобы рассмотрение догм перестало бы вызывать такую реакцию ненависти, должно измениться само общество. Люди с самого детства должны вырастать в атмосфере уважения к здравому смыслу, стремления к насыщенной жизни. Для этого должны пройти десятилетия или даже столетия.

И тем не менее — если найдется какой-то ученый, который, обладая ресурсами/влиянием/харизмой, на свой страх и риск посмеет заняться хотя бы исследованием взаимосвязи восприятий и эпигенома, то на этом постепенно могла бы вырасти целая совокупность новых прорывных направлений в науке. Ну были же в истории такие ученые! Коперник, Галилей, Мендель, Земмельвайс, Эйнштейн, Дарвин, Лайель и другие, которые не побоялись сделать широкий шаг вперед в научном познании, несмотря на крайнюю степень противодействия и неприязни со стороны многих других ученых. Немало было и таких ученых, которые не побоялись лоб в лоб столкнуться с дремучим невежеством окружающего мира (например Докинз со своей книгой «Бог как иллюзия»). А сейчас все-таки не XVII-й век, сейчас ученых огромное количество, так что теоретически есть вероятность того, что потребуются все-таки не сотни, а хотя бы всего лишь десятки лет, прежде чем найдутся такие, которые, взяв на вооружение селекцию восприятий, отправятся в захватывающее путешествие практического изучения и практического осуществления эволюции человека.

Что касается меня, то попытки распространять селекцию с КПД=0 мне надоели, я просто больше не могу тратить на этом время своей жизни. Я просто буду заниматься своей собственной эволюцией, буду накапливать знания, которые могут помочь ученым будущего совершать прорывные исследования в области практической эволюции человека, двигаясь не вслепую, а зряче, имея на руках карту «Лабиринта», инструкции по использованию этой карты и многое другое. Если вдруг обнаружится ученый или группа ученых, которые будет иметь желание и возможность перевести это в область официальной науки, и если к тому времени я буду жив, то сделаю все от меня зависящее, чтобы наука и человечество в целом смогли сделать огромный шаг вперед. Но смиренно упрашивать обратить внимание на «Селекцию», лебезить, заискивать и пресмыкаться тем или иным образом перед кем угодно я не собираюсь. Не собираюсь ничего выпрашивать и не хочу идти ни на какие компромиссы. Я знаю цену своей «Селекции». Знаю, что она открывает собою новый и поистине необозримый мир для науки и для эволюции личности любого человека.

У всех людей, интересующихся селекцией восприятий, есть иллюзия насчет того, что в среде ученых (не психологов — насчет психологов давно все ясно) можно было бы найти тех, кто относился бы к селекции с таким же спокойствием и нейтральностью, как они относятся к любой другой науке. И еще есть иллюзии, что ученые могут проявить интерес к селекции в том случае, если она может много чего дать для развития той области науки, в которой они специализируются.

Ну вот самый простой пример — если есть ученый, который занимается проблемами генетики, эволюции, то конечно ему наверняка будет интересно совершить массу открытий, если он начнет разбираться в том — что такое восприятия, какие они вообще бывают, какие закономерности управляют их развитием, какие существуют никому пока неизвестные восприятия, и как эти восприятия влияют на эволюция человека как вида, как они влияют на личную эволюцию, как они влияют на эпигеном — ну страшно ведь интересная область исследований!

На самом деле — все наоборот. Именно ученые будут с предельной ненавистью относиться к селекции и поливать и ее, и ее автора отборным тупым говном. Этому есть простое объяснение.

Обычный человек может испытать негативное отношение или отторжение к селекции просто потому, что такую реакцию вызывают те или иные мысли, на которые он наталкивается по мере изучения селекции. Но ученые будут ненавидеть селекцию за ее внесистемность. За то, что она не освящена святой водой «этому учат в универах». За то, что нет кафедр селекции в универах, за нее не дают дипломов, и самое ужасное, самое жуткое — в селекции восприятий можно стать специалистом и ВОВСЕ БЕЗ УНИВЕРОВ!!

Вот это самый ужасный грех. Понимаешь, ученые прошли семь кругов ада. Они сначала были полными мудаками еще в школе, получая пятерки, насилуя себя изо всех сил, убивая себя как личность. Потом они делали это в институте — еще 5 лет самоуничижения, 5 лет тщательного выскабливания матки интереса к науке. Потом они пошли работать по специальности, где в течение нескольких лет вылизывали жопы всем, кому надо — всяким научным руководителям (какими бы тупыми они не были), всяким администраторам. Они подсиживали соседей, они подстилались, пресмыкались, уподоблялись последним свиньям, чтобы получить место на кафедре или комнату в общежитии или премию или грант и прочее и прочее.

И вот теперь — свершилось — он теперь ученый!! Он сделал все, что потребовалось. Он убил в себе все живое, что было. Он сделал в двадцать раз больше того, что нужно нормальному человеку, чтобы потерять всяческое самоуважение. Он ВСТУПИЛ В СЕКТУ в полном смысле этого слова (отличайте мое утверждение — аргументированное — от использования этого слова просто для того чтобы опустить собеседника). Быть ученым — значит быть в секте в полном смысле этого слова. У меня есть статья, доказывающая, что любая семья — это настоящая секта, так вот ты можешь так же легко (особенно если ты сам ученый или был им) понять, что быть ученым — это тоже значит быть в тоталитарной деструктивной секте. Я учился в школе, в институте, я работал в НИИ в качестве физика-теоретика, я общался с немалым количеством кандидатов, докторов наук, всякого рода доцентов и профессоров, я общался довольно плотно с несколькими академиками — я знаю, о чем говорю.

И вот теперь — о боже — сюда, к нам в секту лезет какой-то Бодх? С какой-то селекцией? Причем стать специалистом в этой селекции можно без всего этого жуткого кошмара?? Ну нет… я настрадался, я просрал всю свою психическую жизнь, я убил свой интерес к науке и к жизни, я просрал вообще все (особенно те «патриоты», которые сидят в рассеюшке при нынешнем режиме), а эти хотят сбоку пролезть?? Низачто!

Поэтому я ничего не жду ни от обычных людей, ни тем более (!) от ученых. Я жду только смены эпох, а пока что буду заниматься своей обычной деятельностью. В 2022-м году пройдут следующие «Курсы селекции» — уже совсем непохожие на те, что были раньше. О них можно прочесть на сайте курсов.