Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

201-300

Main page / Разные мысли, мымли и хренологизмы / 201-300

Содержание

    201. Двести лет назад слово «Наполеон» было сопряжено в России и во многих странах Европы с такими же мощными негативными ассоциациями, как сейчас – слово «Гитлер». А сейчас торт «Наполеон» стал одним из наших любимых и продается в любой кулинарии. Значит ли это, что через 100 лет мы услышим «Кусочек Сталина, будьте так любезны… и вот еще того Бин Ладена заверните…», «Знаете, Гитлер сегодня очень свежий.»

    202.
    — Девушка, давайте познакомимся?
    — Ну… не знаю… Выглядишь ты как-то… Ну расскажи о себе что-нибудь.
    — Я воин, маг, ученик Дона Хуана. Учитель поставил передо мной сложнейшую задачу, требующую величайшего мастерства – несмотря на то, что я безупречный воин, потрясающе умный и фантастически красивый и талантливый, я должен в рамках борьбы с чувством собственной важности так сдвинуть свою точку сборки, чтобы для всех выглядеть как глупый, невежественный, бесчувственный, туповатый асексуальный мужло с пивным пузом и дряблым телом.

    203. Мать, которая любит своего грудного ребенка, занимается самообманом. Мать, которая оплакивает своего умершего любимого грудного ребенка, занимается самообманом. Почему? Потому, что любить именно грудного ребенка невозможно — можно любить только свои дорисовки его воображаемой личности, потому что в его теле еще не существует никакой минимально развитой личности, которую можно любить. Любить там просто некого за его личностные качества, а другой любви существовать и не может. Так называемая «безусловная любовь» и есть любовь к воображаемым, дорисованным личностным качествам.
    Под «любовью» я понимаю ту или иную совокупность переживаний: нежность, симпатия, открытость, чувство красоты, удовольствие от его поступков, мыслей, интерес к другим его личностным качествам и т.д. У младенца нет даже минимально развитой личности, поэтому именно к его практически отсутствующей личности любовь испытать и невозможно (возможно, чувство красоты можно испытать, но оно не является любовью само по себе).
    Иногда матери настолько ослепляют себя дорисовками, что любят даже эмбрион, даже еще неродившегося ребенка, дорисовывая в нем очень привлекательные личностные качества. Такие воинствующие дорисовки обычно сопровождаются крайне агрессивной реакцией на мысль о том, что любовь эта испытывается именно к пустопорожним дорисовкам.
    А вообще любить эмбрион удобно. Он не «шалит», не «безобразничает», у него нет своего мнения… можно нарисовать что угодно и любить изо всех сил.
    Проведу эксперимент и составлю список тех проявлений любимого мною человека, которые подкрепляют мою любовь, которые являются точками конденсации моей любви. В этом списке может быть много всего. Она ласковая, она стремится к знаниям, она помогает другим симпатичным мне людям, она стремится к симпатичным мне целям, она энергичная, она понимающая, у нее милый взгляд, у нее изящные повадки, и так далее и тому подобное. Кто-то напишет свой длинный список. В чем-то наши списки будут пересекаться, в чем-то расходиться, ведь мы разные люди и любим разное. Главное в том, что если я люблю человека, и если у меня есть трезвый ум, я всегда могу выделить важные для моего переживания любви качества этого человека.
    И если мы соберем в одну коллекцию эти списки от разных людей, то ни одна позиция не может быть отнесена к грудному младенцу. Единственное, что может тут быть – это чувство красоты. Для меня лично младенцы некрасивы, но я понимаю, что есть люди, у которых младенцы вызывают чувство красоты, но красота – не то качество, за которое любят. Красивого человека можно, не думая, дорисовать до обладающего симпатичными качествами, но это другая история. Красивым может быть закат, пень, дизайн отеля и человек. Красота не вызывает любви сама по себе и не может вызывать без дорисовок.
    Младенец не обладает НИКАКИМИ признаками личности, за которые можно испытать к нему любовь. Можно испытать интерес, желание содействовать, заботу и многое другое, но любить младенца невозможно.
    Почему же многие матери именно любят младенцев? Да потому, что они занимаются воинствующими дорисовками. Дорисовать в этом практически пустом месте какие-то привлекательные черты и полюбить их – да, это возможно, и многие люди так и делают в отношении и младенцев, и взрослых.
    Я сделал несколько попыток донести эту простую мысль до матерей, которые согласились со мной обсудить эту тему, и ни разу не нашел понимания и согласия. Последний раз, когда моей собеседницей была опытная, энергичная женщина, профессиональный психолог, мать уже подросших детей, симпатичный, приятный и умный человек – спустя пять минут наш разговор кончился напряженным вопросом с ее стороны: «почему именно мне и именно сейчас ты хочешь мне доказать свою мысль»? То есть даже в этом случае разговор быстро вышел из рамок обмена аргументами и перешел в опасную плоскость. Что уж говорить об обычных матерях?..
    Допустим, к психотерапевту приходит мать, у которой умер младенец, и она вся погружена в свое горе. Что будет, если попробовать объяснить ей эту в общем несложную мысль для того, чтобы она перестала страдать по человеку, которого на самом деле как личность еще не существовало? Что будет, если попытаться ей объяснить, что ее любовь на все 100% относилась не к реальному человеку, а к дорисованному образу? Ведь если бы она поняла это, то и страдать бы перестала так сильно. Я думаю, что это привело бы к противоположному результату и вызвало бы интенсивную ненависть со стороны матери вместо освобождения от убивающих ее страданий. И вот интересно – почему так? Почему люди изо всех сил держатся за свое священное право безмерно страдать? Даже ценой отупения, даже ценой ненависти к тому, кто мог бы научить трезвости, ясности.
    Я думаю, что эта тема перекликается с другой. Если на лавочке будут сидеть два уродливых человека и грубо ругать друг друга прямо при проходящих мимо прохожих, в том числе с детьми, разве их заберут в полицию? Смешно. А что будет, если на ту же скамейку сядут парень и девушка, разденутся и начнут ласкать друг друга, заниматься сексом, проявлять друг к другу любовь? Их ждет грустная участь. Может заберут в полицию и оштрафуют, может прямо там же изобьют, грязно обругают, на них выльется море ненависти. В нашем обществе нежный секс – это преступление, а ругань и ненависть – приемлемы. Детям можно смотреть на ненавидящих друг друга, ругающихся людей – это их не «развращает», но при этом детям категорически нельзя смотреть на обнаженных ласкающихся юношей и девушек – это «развращает», «ломает психику» и т.д.
    Все перевернуто с ног на голову. Люди отстаивают свое право безмерно страдать вместо того, чтобы отрезветь и увидеть, что их страдание лишено смысла. Нежность и эротичность считаются непристойностью, и те, кто публично предается сексуальным ласкам, кто хотя бы просто публично обнажит свое красивое тело, получат в свой адрес море ненависти и будут арестованы, в то время как грубость, ругань считаются приемлемыми.
    Даже сильно открытый купальник считается приемлемой одеждой на пляже, но девушка в том самом (!) купальнике вне пляжа повергнется всеобщему осуждению, оплевыванию, ее станут ненавидеть и вероятнее всего арестуют. В этом есть минимальная логика? Вы все еще считаете людей не сумасшедшими?
    Если платье обнажает верхнюю часть груди, то это нормально – никто и не взглянет. Если девушка будет гулять по улице с обнаженными сосками… ну понятно, что будет. Что, соски являются чем-то позорным и мерзким?
    Во всем этом нет логики. Почему мать возненавидит меня, объясняющего ей, что любить в этом младенце и нечего было, и продолжит убиваться от страданий? Почему люди ненавидят публичные проявления сексуальности? Это (и многое другое) – проявление одного и того же: люди потому и страдают, потому и ненавидят, потому и являются тупыми, потому что хотят ненавидеть, страдать и быть тупыми. Они хотят этого и достигают этого результата. Фрейд ввел понятие «влечения к смерти», и это влечение несомненно существует не только в рамках отдельной личности, но и в социуме в целом. Общество в целом подчинено влечению к смерти, причем чем более это общество в целом больное, тем в большей степени это влечение к интеллектуальной и психической смерти в нем проявлено.

    204. Книгу Адольфа Гитлера «Майн кампф» переиздали в Германии в 2016 году (по немецким законам, через 70 лет после смерти автора текст становится общественным достоянием, авторские права на неё перестают действовать).
    Первый тираж составил 4000 экземпляров, но в 2017 спрос резко вырос, и по состоянию на 2017-й год распродано более 85 тысяч томов на немецком языке, и, по словам издателя, такого результата никто не ожидал. Продажи еще выросли после гениального решения заполонить Германию миллионом друзей из Сомали, Афганистана, Сирии и других замечательных стран…
    Конечно, многие говорят о недопустимости печати этой книги, а в России она и вовсе признана экстремистской. Мне интересно – вот прямо ВСЯ книга экстремистская? Или несколько фраз? Почему бы в таком случае не публиковать эту книгу, вырезав эти фразы? Запрет ведь только подогревает интерес к книге.
    На самом деле, страх перед Майн Кампф – совершенно иррациональный, я бы даже сказал — психопатический. Психопатия ужаса перед этой книгой охватила буквально весь мир (за исключением таких стран, как Малайзия, Индонезия, Южная Корея, Непал, Индия, Таиланд, Иран и т.д., где книга продается свободно почти в каждом магазине).
    Интересно, хотя бы десятая часть процента тех, кто верит в ужасность этой книги, читал ее? Уверен, что нет.
    А я ее читал, и поэтому понимаю, что ничего страшного нет ни в ней, ни в подогревании интереса к ней – просто потому, что в книге и нет ничего страшного. Ни страшного, ни интересного. Это просто довольно-таки скучная книга, на грани «очень скучная», и интересна она лишь как исторический документ.
    Как обычно – за массовой фобией не кроется ничего, кроме пшика.
    А уж если хочется в самом деле ограничить доступ людей к книге, в которой на многих страницах написаны прямые призывы к геноциду, то советую обратить внимание на Библию – рекордсмена по тиражности среди всех книг всех времен. Соответствующие цитаты легко нагуглить по запросу «Библия экстремизм». Запрос «Коран экстремизм» тоже даст массу интересного. И никто даже цитаты не вырезает, и нет ограничения по возрасту… святые тексты же, как можно.

    205. Сериал «Homeland», сезон 5, серия 4, 15-я минута.
    Женщина, которая проработала с десяток лет в ЦРУ, выполнила опаснейшие задания, спасла жизни множества людей, приняв участие в обезвреживании толп террористов, заявляет, что дочурка, которую она родила пару лет назад – это самое лучшее, что она сделала в своей жизни.
    С фанатичным упорством с миллиардов экранов в сотнях стран, с помощью тысяч фильмов и сериалов, в мозги людям с невероятным упорством продолжает вбиваться одна и та же мысль: «женщина – это аппарат для рождения, и больше вообще ничего». И неважно – Россия это или США, но мысль эта и там и там – одна и та же. Что бы ни сделала женщина, какие героические свершения она бы ни совершила – если она родила, то именно вот это самое главное в ее жизни. Так что зачем развивать свою личность? Зачем что-то созидать? Просто рожай, и попадешь автоматически в список героев, даже если ты сама по себе как личность ничего не представляешь, даже если твой ребенок ничего из себя как личность пока не представляет. Удобная религия для тех, кто ничего из себя не представляет.
    Интересно, что при этом создатели сериала даже не потрудились описать личность этой 2-хлетней дочки, как нечто привлекательное. А зачем? Люди ведь истово верят в то, что личность ребенка неважна, и что сам по себе ребенок, независимо от своих личностных качеств или даже практически вовсе без них (а какие личностные качества могут быть у младенца, к примеру?) уже неизбежно вызывает к себе любовь.

    206. Не так страшен черт, как те, кто его боится.

    207. Я сильно люблю свою девушку, и у меня есть мечта: если я умру – пусть ее заживо расчленят, раскромсают живьем на мелкие кусочки, чтобы они превратились в звездочки на небе, и небо станет от этого прекрасней.

    Come, loving, black-browed night.
    Give me my Romeo.
    And when I shall die, take him
    and cut him out in little stars
    and he will make
    the face of heaven so fine.

    («Ромео и Джульетта»)

    208. Догма о «безусловной любви» очень распространена среди тех, кто обожает воинствующие дорисовки и совсем не хочет различать свои восприятия и задумываться. Они просто не могут, не хотят принять тот факт, что на самом деле их любовь и симпатия — это практически всегда чувства, которые они испытывают… к дорисовкам.
    Любовь к младенцам, это на 100% любовь к дорисовкам, так как в младенце личности практически нет вовсе, а любовь можно испытывать именно к личности. Более того. Любовь девушки к парню, мужчины к женщине, матери к подростку, дружба между людьми и т.д. — даже эти формы любви, дружественности, симпатии почти на 100% являются чувствами, испытываемыми к вымышленным образам, потому что люди практически никогда не изучают личности тех, к кому у них возникают эти чувства. Женщина почти ничего не знает о своем муже или сыне, даже если прожила с ними 20 лет, и именно отсюда растут конфликты, разочарования, обиды и т.д.
    Если люди на самом деле начали бы разбираться в том — что из себя представляет личность тех, чьи дорисованные образы они любят, они смогли бы жить гораздо более приятной жизнью, так как выбирали бы себе для общения именно тех, чья личность им симпатична. Но ведь это означало бы, что множество существующих семей, «дружб» разрушились бы, а это слишком страшно, поэтому… займемся самоотупением и будем истово верить в «безусловную любовь».
    Конечно, у тех, кто хочет культивировать это самоотупение, этот самообман, кто боится увидеть реальность, возникают защитные реакции. Тут и крики «ты неполноценный урод», «бред», и обвинения в «обесценивании», и объявление крестового похода против меня, спазматическая потребность оскорблять, клеветать и опять-таки дорисовывать во мне отвратительные качества и т.д. Это понятно. Источник неприятной ясности хочется устранить. Жаль только, что при этом многие вполне добрые и неглупые люди попросту теряют человеческий облик в приступе ярости.
    Дорисовывать качества, за которые испытываешь любовь, симпатию, привязанность, можно хоть к кактусу или кошке. Это тоже будет чувство любви/симпатии, и оно тоже испытывается к дорисовке.
    Как вообще разбираться в чьей-то личности? Задать человеку несколько десятков вопросов, ответы на которые очень важны тому, кто спрашивает. Проанализировать ответы, сопоставить ответы с поступками, задать дополнительные вопросы, и попутно формировать картину его личности и свое отношение к этому человеку. Корректировать эту картину и отношение по мере поступления дополнительных данных, переосмысления имеющихся данных и обоснованных предположений. Это целое искусство, и можно ему учиться, можно тренироваться создавать свое обоснованное мнение о людях и на этом основании — свое отношение к ним, те или иные чувства, и это очень увлекательный процесс, который, к тому же, защитит тебя от совершения огромного количества ошибок — мелких и катастрофических, возникающих от того, что ты дорисовываешь человека, не пытаясь понять — что он из себя представляет.
    Любовь или симпатия, которую я испытываю к человеку, которая возникла на основании моего понимания о том — что он представляет собою как личность, является единственной настоящей формой любви/симпатии, и именно такое чувство будет очень прочным.
    Вот пример высказывания апологета такой формы самоотупения:
    «Нельзя любить головой. В этом магия, сила и волшебство любви. И когда мы любим и любимы со всеми своими качествами (очень разными) — то это ни с чем не перепутать.
    А как мать скажу — нам некогда дорисовывать. Мы любим, заботимся, верим, испытываем нежность и радость, этот эмбрион для нас является огромнейшей ценностью, великим чудом, как вселенная!
    Вы так рассуждаете наверное потому, что вас так как раз не любили. Ни эмбрионом, ни младенцем. Ни ребенком. Вы просто не знаете что такое — материнская любовь. И из этой травмы и зависти к тем у кого всё в порядке с этим рождаются такие воинствующие и обесценивающие самое сильное и светлое чувство мысли.
    Люди, испытав эту безусловную любовь потом к ней стремятся всю жизнь и находят и любят ею. А не за что-то, за набор качеств и параметров. Любить за что-то как раз и есть дорисовки.»
    Применим этот подход к другому прекрасному чувству — чувству красоты:
    «Нельзя испытывать чувство красоты головой. В этом магия, сила и волшебство чувства красоты.
    Как эстет скажу — мне некогда дорисовывать. Я испытываю чувство красоты и восхищаюсь и собачьим говном, и протухшей котлетой, и трупом крысы и носом сифилитика, и это является чудом. А Вы не восхищаетесь кучей говна, потому что Вы не знаете, что такое чувство красоты, и потому что Вами никогда не восхищались. Из этой травмы и зависти к тем, кто восхищается трупом крысы, и рождаются такие воинствующие заявления, обесценивающие чувство прекрасного.
    Восхищаться чем-то конкретным — и есть дорисовки, а я восхищаюсь безусловно, а не набором параметров.»»
    Я о таком подходе и не говорю. Я говорю о том, что чувство любви/симпатии возникает именно к человеку, обладающему теми или иными качествами, которые ты видишь в нем, и именно на основании восприятия этих [реальных или дорисованных] качеств у тебя почему-то и возникает любовь. И если эти качества дорисованы — будут проблемы.

    209. Неологизм: «хворьё» – люди, которые сладострастно ищут у себя признаки болезней и ведут такой образ жизни, чтобы болеть еще больше, и ходят в поликлиники для того, чтобы пожалеть себя, поругаться и посплетничать в очередях, воруя время и внимание врачей. Конечно, в первую очередь они воруют у себя собственную жизнь, настраиваясь на болезненность, испытывая постоянную зашкаливающую жалость к себе, убивающую и психику, и иммунитет.

    Дополнительные термины от читателей:
    *) Отпетое хворье — те, кто так увлекся процессом сладострастного боления, что закончили свой жизненный путь.
    *) Хворишка — ребенок, сказывающийся больным, чтобы не пойти в школу.
    *) Хворянин — опытный и заслуженный хворь, особо приближенный к главврачу.
    *) Хворовод — сердобольные родственники и друзья, которые всячески поддерживают хворя своим вниманием и сочувствием.
    *) Хвороньё — родственники, каркающие и запугивающие тебя различными страшилками про болезни.
    *) Хворчки — старые и особо ворчливые представители хворья.
    *) Хворьба — состязание хворья на предмет того, чья хворь круче и неизлечимей.
    *) Хворешник — место обитания хворья, пропахшее лекарством, депрессией и нытьём.

    210. Великое объединение физики прошло уже несколько этапов в разные эпохи. Наши представления о бесконечно разных по своим свойствам химических элементах собрались в единую целостную картину, нарисованную лишь двумя «кистями» — электронами и протонами. Этому предшествовало объединение электричества и магнетизма, а затем последовало объединение электромагнетизма с сильным, а потом и со слабым взаимодействием, потом мы узнали о суперсимметрии, и впереди физиков еще ожидает немало событий такого же рода, скорее всего в области теории струн. Математика переживает свое Великое Объединение прямо в наше время. Еще пятьдесят лет назад математика представляла собою большую совокупность совершенно, казалось бы, независимых друг от друга областей. Оказалось, что все существующие на сегодня «независимые» области математики являются на самом деле единой математикой, и открытие в одной области автоматически (!) дает соответствующее открытие во всех остальных.

    И если к мысли о Великом Объединении в математике ученые уже как-то привыкли, то об объединении на еще более высоких уровнях научного дискурса пока что не существует – пока что отзвуки этих мыслей можно найти лишь в научной фантастике и в научно-популярных эссе, не претендующих ни на что, кроме увлекательности и пробуждения интересов к мышлению в целом.

    Гораздо очевиднее то сходство принципов и подходов, которые мы видим в социологии и психологии.

    Например, если ты почитала книги Займана, Райса и Траута о маркетинге, то понимаешь, что те закономерности и правила, которые были выработаны маркетологами при изучении экономических и социальных процессов, в полной мере применимы ко многим задачам, возникающим в процессе личностной эволюции. Изучение книг о войне показывают то же самое. Для меня совершенно очевидно, что между социологией и психологией разница примерно такая же, как между химией и физикой. Так же, как химия является разновидностью физики, и социология является разновидностью психологии (я, конечно, имею в виду настоящую психологию, построенную на изучении восприятий и на управлении восприятиями, т.е. ту, о которой написано в моей «Селекции восприятий», а не то смешное, наивное и зачастую нелепое создание, которое сейчас именуется официальной психологией).

    Я советую принять к сведению, что любые социальные научные дисциплины, такие как маркетинг, экономика, политология, социология, история и т.п. со всеми их разновидностями и включениями вроде географии и климатологии и т.д. и т.п., есть не что иное, как разновидности психологии, т.е. науки о восприятиях человека.

    И отсюда следуют два вывода:

    1. может оказаться весьма плодотворным рассмотрение этих научных дисциплин с точки зрения анализа восприятий (в том числе и с применением теории хаоса и бифуркаций, статистического, математического, функционального анализов и т.п.)
    2. может оказаться весьма плодотворным изучение найденных учеными закономерностей в разных социальных науках (как я уже показал на примере маркетинга и теории военного дела и т.д.) для того, чтобы оптимизировать свою работу по персональной эволюции.

    211. Беженки, с которыми я тесно общаюсь, замечали сотни раз странные совпадения, когда я предсказываю события в ближайшем (и не очень и очень даже не) будущем, которые, казалось бы, никаким образом предсказать не мог. Я думаю, что в этом нет никакой мистики, и у меня есть вполне естественнонаучное объяснение этому явлению. По сути, объяснить это можно единственным словом: «мозг». Наш мозг умеет творить невероятные чудеса, просто мы к ним привыкли и никакими чудесами не считаем. Само то, что мозг, аккумулируя и анализируя поступающие к нему однотипные электрические сигналы от перцептивных нейронов, формирует в итоге то, что мы называем «картиной мира», является поразительнейшим в природе явлением, и лично я не вижу ничего удивительного в том, что наш мозг оказывается способен и на другие удивительные вещи – особенно, если его развивать. Особенно – если его развивать в рамках селекции восприятий.

    Я предполагаю, что мозг обладает [тренируемой] способностью собирать и анализировать разрозненные сигналы и формировать из них не только картинку настоящего, но и будущего. Мы способны видеть кошку, если смотрим на нее, потому что мозг собирает информацию, полученную нейронами сетчатки от отраженных кошкой фотонов. Но если кошка стоит за углом дома, то ведь и в этом случае она продолжает отражать фотоны, которые затем частично отражаются другими предметами и снова попадают на нашу сетчатку. Эта информация более скудна и более искажена, но кто сказал, что для мозга это непреодолимое препятствие? Давно доказано экспериментально, что человеческий глаз способен видеть даже единичный отдельный фотон, и мы понятия не имеем – сколько информации способен извлекать мозг из рассеянного света.

    И мы не имеем понятия – сколько информации может извлекать мозг из рассеянных данных. Как можно предвидеть за два дня, находясь на одном конце Земли, что с другого конца Земли вовремя не вылетит самолет? Постановка вопроса неадекватна (об этом ниже), но можно ее принять для общего обсуждения этой темы. Способен ли мозг рассчитать это событие или вероятность этого события (обе конструкции так же неадекватны), основываясь на рассеянных данных?

    Мы знаем, что в нашем мире все очень сильно взаимоувязано. Легкое изменение политической ситуации в Иране может оказать небольшое влияние на стоимость нефти, что может оказать небольшое влияние на решения, принимаемые менеджментом нефтеперегонных заводов, что может оказать небольшое влияние на локальный дефицит авиатоплива. Публикация статьи о налоговых проблемах Роналду, которые могут привести его в тюрьму, могут слегка изменить эмоциональное состояние десятков миллионов людей, включая тех, кто занимается обслуживанием самолетов, закупками топлива, регистрацией пассажиров и т.д. Миллионы, миллиарды, триллионы событийных волн разбегаются ежесекундно по всей планете, по всем миллиардам людей. Конечно это много, но разве в наши глаза попадает меньше отраженных фотонов ежесекундно? Разве наши нейроны воспринимают и передают меньше тактильной информации? Разве наш мозг не в состоянии разобраться в этом невероятном объеме потоков информации, получаемой от глаз, кожи, обонятельных клеток и т.д.? Разве он не способен вычленить значимое и отбросить незначимое, и в итоге сформировать наше восприятие мира? Способен. И у нас нет ни малейших представлений о том, в какой степени наш мозг способен ориентироваться в мире рассеянных данных.

    Я никогда не задумывался на эту тему до тех пор, пока в результате моей психической эволюции (в результате применения селекции восприятий) я постепенно не был поставлен перед тем фактом, что часто, слишком часто то, что мы называем «будущим» воспринимается мною непосредственно, равно как и то, что мы называем «мысли и чувства другого человека», даже если этот человек находится далеко за пределами видимости и слышимости, на другом конце Земли. Новая реальность вторглась в мой мир и заставила в конце концов принять себя. Начиная с какого-то времени я уже был не в состоянии объяснять эти явления как совпадения. Не бывает такого количество таких странных совпадений, и корреляция резкого, лавинообразного роста таких непосредственных «восприятий будущего» с определенными прорывами в моей психической эволюции тоже вряд ли могло оказаться лишь совпадением.

    Приняв это как то, что требует более целенаправленного изучения, я этим и занялся. В результате обнаружились поразительные вещи, о которых я детально рассказать пока что не в состоянии – нет того человека, который имел бы аналогичный опыт и был бы способен это понять. Оказалось, что для этой сферы жизни неприменимы те термины и та система взглядов на мир, которыми мы пользуемся. Будущее настолько проникло в настоящее в моем непосредственном переживании, что сами термины «будущее» и «настоящее» оказались неприменимыми к описанию этих явлений. Точно так же, как в результате исследования догм и культивирования здравого смысла мне пришлось отбросить как бессмысленные слова «бог», «добро», «зло», «правильный», «аморальный» и прочие десятки и сотни слов, словосочетаний и утверждений, так же произошло и тут. Слова «будущее», «настоящее», и даже слово «событие», и даже «вероятность наступления события» оказались бессодержательными, кривыми и принципиально неудобными, неприменимыми к описанию этой сферы реальности. Мне пришлось создавать новый язык, на котором мне попросту не с кем говорить. Попробуй объяснить своей бабушке принцип создания «упряжки» из радостных желаний второго уровня. Расскажи ей, что можно культивировать радостные желания с помощью вспомогательных радостных желаний, таких как «желание исследовать желание», «желание усилить желание». Ты столкнешься с непреодолимыми препятствиями с первых же секунд, когда даже сам термин «радостное желание» не будет понят, ведь чтобы понять – чем радостные желания отличаются от механических, требуется значительный опыт различения своих восприятий, сопровождаемый значительным опытом их анализа. В результате твоя бабушка, даже если она захочет тебя понять, в итоге сформирует предельно искаженное, извращенное и глубоко неверное представление о том, что ты ей говоришь. То же самое ты получишь, если захочешь ей рассказать о «базальте», «лабиринте», «магнетичности ОзВ» и многом другом. При всем своем желании она даже приблизительно не сможет тебя понять. И вот точно так же никто не был бы в состоянии даже приблизительно меня понять, если бы я взялся описывать более детально эту сферу жизни. Даже чтобы объяснить – какие именно термины я ввел для описания этой сферы реальности вместо тех, которые распространены, мне пришлось бы опираться на опыт, которого попросту нет у моего потенциального собеседника. Поэтому я ограничусь только общими высказываниями на этот счет.

    Оказалось, что не только терминология требует полного пересмотра, но и многое другое. Само понятие здравого смысла претерпевает существенное изменение. Я покажу это на аналогии. Представь себе, что слепой человек, находящийся в комнате, ищет дверь, через которую он смог бы выходить. Наталкиваясь на разные предметы и действуя наощупь, методом проб и ошибок, в конце концов он составил бы определенные представления, например «если хочешь быстрее найти дверь, то ищи стол». Он знает, что дверь находится за столом, и для него такое утверждение имеет практический смысл. Но для другого слепого, который никогда в своей жизни не перемещался в пространстве, это утверждение абсурдно, потому что с точки зрения его здравого смысла, стол никаким образом не похож на дверь и не имеет к двери никакого отношения. У него нет опыта перемещений в пространстве. Он не понимает, что такое «поблизости от стола» или «за столом».

    Когда я задаюсь вопросом о том – могу ли я влиять на «события» в «будущем» (повторяю, что на самом деле эти термины лишены смысла в той реальности, в которой живет человек, способный напрямую воспринимать «будущие» «события»:), то оказывается, что такая возможность существует, но здесь совершенно неприменима привычная нам логика, проистекающая из привычного нам восприятия мира. Если, допустим, я хочу увеличить «вероятность» «наступления события», чтобы девушка со мной осталась жить, то что мне следует делать? Любой человек подскажет мне что-то, что соответствует его опыту и его представлениям, следуя привычной ему логике: больше заботиться о девушке, дарить ей цветы, предложить ей выйти замуж, водить ее в горы и прочее и прочее. В этом есть смысл, но только для слепых в отношении будущего. Для зрячих есть другой способ: методом тыка я начинаю нащупывать те действия, которые повлекут за собою возникновение восприятия желаемых мною «будущих» «событий». И может так оказаться, что эффективными окажутся действия, которые с точки зрения «слепых» не имеют ну вообще никакого отношения к желаемому. Ну может быть мне надо спилить какое-то дерево, или покормить уличную собаку, или почитать какую-то книгу и т.д. Постепенно, в процессе получения опыта такого нащупывания, я начинаю уже ориентироваться в этом мире. Теперь у меня постепенно складывается специфическая логика и специфический здравый смысл, следуя которым я могу уже намного быстрее и эффективней оказывать нужное мне влияние. Это воспринимается как новое рождение – точно такое же я испытывал, когда окончательно осознал существование мира озаренных восприятий, а потом – когда нашел мир особых восприятий, который назвал «лабиринтом».

    Что еще может человек? Какие еще необыкновенные миры восприятий могут открыться для него в результате психической эволюции, протекающей в связи с применением селекции восприятий? Возможно, в будущем у меня будет настроение рассказать о других возможностях, которые прозвучат не менее, а некоторые даже еще более фантастично, но вообще у меня очень мало интереса к тому, чтобы об этом рассказывать. Мне было бы интересно содействовать кому-то в том, чтобы она двигалась в этих направлениях, занимаясь психической эволюцией, но таких людей в современном мире я не обнаружил. Возможно, для того, чтобы их найти, требуется или охватить миллиарды людей рекламой селекции восприятий, что мне бесконечно не под силу, либо подождать несколько сот лет, занимаясь своими исследованиями.

    212. Примеров того, что я в точности озвучивал чьи-то мысли, можно насчитать тысячи, и случалось это с десятками людей, как находящихся рядом со мной, так и за тысячи километров, и конечно трудно притянуть за уши такое объяснение этому явлению, как «совпадение». В некоторых ситуациях можно пытаться объяснить это явление все той же способностью мозга извлекать информацию из рассеянных данных, но в огромном большинстве случаев это объяснение невозможно, так как «угадывается» зачастую не общий характер и тема мыслей, а мысль в точности, слово в слово. Несмотря на то, что какого-то естественнонаучного объяснения этому явлению у меня пока что нет, само явление существует [для меня] бесспорно.
    Я не знаю каких-то специальных практик, ведущих к появлению таких способностей, но очевидно то, что эти способности возникают в процессе общей эволюции человеческой личности в русле идей селекции восприятий.

    213. Никогда и никто (кроме меня) до сих пор за всю историю человечества не исследовал то – как именно происходит эволюция человека, который движется по такой траектории, которая описывается в селекции восприятий. Никто (также кроме меня:) не знает – какие именно восприятия спонтанно возникнут в результате культивирования изоморфов базальта, какое влияние эти новые восприятия окажут на внешние и глубинные структуры психики, какие новые свойства ты приобретешь, какие новые пространства для исследований перед тобой появятся, какие новые стационарные состояния (по аналогии с базальтовой основой) ты сможешь формировать для того, чтобы с них двигаться еще дальше.
    И еще я хочу высказать свое эмоциональное отношение к этому: на мой взгляд, надо быть абсолютным идиотом, чтобы упустить такую возможность – стать человеком новой эволюционной формации, получить в свое распоряжение невообразимые пространства состояний и, возможно, в результате этого, сделать свою жизнь не только чрезвычайно насыщенной, но и чрезвычайно длительной – за пределами всего того, что на данный момент кажется возможным.

    214. Когда кто-то говорит «он меня любит», «он хорошо ко мне относится», то отсюда неявным образом вытекает, что тот человек именно к «тебе» так относится, то есть он знает именно тебя целиком, во всех твоих проявлениях, которые ты от него не только не скрываешь, а, наоборот, демонстрируешь, показываешь, ведешь себя с ним предельно открыто. Он знает о твоих сексуальных фантазиях, о твоих размышлениях, чувствах, отношениях к тому или иному. И кто так живет? Да никто. У всех полно секретов от своих мужей/жен – и они именно потому и являются секретами, что заранее предполагается негативная или крайне негативная реакция жены/мужа, и о каком «хорошем отношении» тут может идти речь, когда по сути и неизвестно – как бы к тебе относились, когда знали бы о тебе всю правду?

    То же самое справедливо, когда мы говорим о твоем «хорошем отношении» к кому-то. Это предполагает, что ты великолепно знаешь этого человека, а знания эти если и возможно получить, то исключительно в результате длительных и подробных расспросов его о важных для тебя вещах, в результате анализа его ответов, уточнений и еще и еще уточнений, которые необходимы для того, чтобы в точности понять его мнения, фантазии, отношения, мечты и т.д. И кто этими расспросами и исследованиями занимается? Никто.

    Поэтому честно было бы говорить иначе: «я влюблена в тот образ моего мужа, который сама себе нарисовала и который хочу поддерживать любой ценой, даже ценой самоотупения, даже ценой того, что со временем может выясниться наша весьма ярко выраженная чуждость друг к другу, и я залипну в депрессии или в разочаровании от просранного на неблизкого или недостаточно близкого человека время вместо того, чтобы все это время оставаться трезвой, ясно понимать его симпатичные и несимпатичные качества, и искать по-настоящему близкого человека, попутно эволюционируя, попутно развивая свою психику в том числе и благодаря получению навыков исследованию того или иного человека».

    Если ты тупо влюбилась и живешь с выдуманным образом, то ты не получаешь опыта, и после разочарования в одном мужике, которое все-таки настанет через год или пять лет, ты точно так же тупо начнешь влюбляться в других. Пока не начнешь их исследовать, так и будет это тянуться до того времени, когда ты уже состаришься и тебе ничего не надо будет кроме детей, мужа и кухни.

    215. В не слишком далеком будущем историки перестанут мучиться догадками и сомнениями относительно того – какие конкретно события происходили в интересующий их период времени, и расходиться они будут лишь в интерпретации этих событий. Это касается всех тех периодов времени, когда уже появились развитые средства коммуникации, когда уже появилась пресса, блоги, электронные базы данных и т.д. Ведь никакой процесс, на самом деле, невозможно провести так, чтобы он не затронул и тем или иным способом не определил поведение множества людей. Анализируя это поведение – на основе публикаций в прессе, блогов, данных об оплатах по кредитке, звонков, смсок, сообщений в мессенджерах и соцсетях, покупках билетов, еды, продаже топлива и медикаментов и т.д., и осуществляя синтетическую обработку этой информации, можно будет совершенно точно определить все, что захочется. Даже частная жизнь многих людей сможет быть высчитана очень точно, ведь каждое их действие оставляет свой след.

    Более того, определенные совокупности явлений могут быть порождены только определенным набором предыдущих явлений, а значит, создав ясную на данный момент картину с помощью регрессионного анализа мы сможем создавать те или иные варианты событий прошлого, и имея достаточное количество реперных точек, мы сможем отбрасывать лишние и оставлять единственно верную схему событий.

    Увеличатся несомненно и наши возможности по получению таких реперных исторических точек, если учесть, что технологии развиваются немыслимо быстро. Можно ли было бы сто лет назад предположить, что трактора будут ездить по Марсу, а посадочные модули опускаться на кометы и астероиды? Психушка ждала бы такого предсказателя с распростертыми объятьями. На самом деле любой процесс откладывает отпечаток на окружающий мир. Когда я иду по улице и говорю что-то, звуковые волны распространяются и, возможно, оказывают какое-то влияние на молекулярную структуру растущих листьев деревьев, а эта информация, в свою очередь, каким-то образом определяет характер молекулярных изменений в стволе дерева, и уже фиксируется навеки. Это просто случайная гипотеза, но у меня нет сомнений, что подобного рода процессы существуют, и требуется лишь достижение соответствующего этапа в исследовании законов окружающего мира, чтобы такая расшифровка событий стала доступна. Через 100 лет история преобразится так же неузнаваемо, как и весь остальной мир, и заходя в кабинку нуль-транспортировки, чтобы переместиться на недавно купленную в частную собственность симпатичную планетку, ты будешь читать абсолютно точную запись того, как и что Бодх рассказывал Пингве, гуляя по каменистым тропам Сораксана.

    216. Деньги необходимо тратить двумя путями:

    1. Чтобы получать впечатления
    2. Чтобы их становилось больше

    Если баланс нарушен в пользу первого пункта, ты становишься нищим, а если в пользу второго – несчастным.

    При этом забавно то, что в случае любого нарушения баланса ты становишься нищим в любом случае, даже если у тебя куча денег на счетах, ведь богатство – это не некое число, а степень твоей возможности получать желаемые впечатления. Поэтому если баланс нарушен в пользу второго пункта, то это и означает, что ты лишена возможности получать желаемые впечатления, поэтому по определению являешься нищей. Очень часто такой дисбаланс достигает такой степени, что люди не только не позволяют себе получать впечатления, но даже и перестают понимать – какие у них, собственно, есть желания. В таком тупике находятся почти все якобы «обеспеченные» люди – я еще никогда не встречал человека, который садился бы за стол для того, чтобы проанализировать – какой темп накопления капитала для него достаточен, и, соответственно, какой уровень расходов на впечатления он может себе позволить. Такие люди фиксируются в некоторой слепой уверенности относительно «позволительного и непозволительного», и никогда не делают перепросмотра.

    На другом полюсе – те несчастные, которые не в состоянии сдерживать свои потребности, и в итоге им всегда мало, они всегда подрывают, подрезают свой капитал немедленно увеличивающимися расходами, и остаются нищими, даже будучи мультимиллионерами – со всеми сопутствующими нищете проявлениями – сильнейшим фоновым страхом будущего, агрессией и депрессией.

    217. Совет семейного психолога: если вы не можете справиться со своим подросшим ребенком, найдите где-нибудь ребенка помладше и попробуйте справиться с ним.

    218. Далай-Лама сказал: «С точки зрения буддизма, гомосексуализм это ошибка, но сам по себе он безвреден, если не сопровождается изнасилованием, убийством или прочими действиями, которые заставляют страдать других людей. То же самое верно для мастурбации.»
    Казалось бы – прогрессивненько, но давайте подставим что-нибудь вместо слова «гомосексуализм»: «занятия математикой сами по себе безвредны, если не сопровождаются изнасилованием и убийством».
    И сразу становится ясно, как именно Далай-Лама относится к гомосексуализму.

    219. Если ты не хочешь «заигрывать» песни, никогда не слушай их фоново. Как только во время прослушивания музыки ты начинаешь параллельно заниматься какими-то делами-развлечениями, то все, музыка для тебя быстро умирает. Если ты слушаешь песню — слушай песню и переживай что-то, поддерживай резонанс музыки и того, что ты испытываешь. Тогда приедания не будет — ты быстро заметишь, что в данный момент резонанс переживаний и мелодии снизился и либо выключишь все, либо включишь что-то другое. Кто фоново слушает музыку, тот является варваром и сам уничтожает свои ОзФа, ну или уже почти ничего на самом деле не испытывает, и просто уже тупо забивает скуку музыкой. Характерный признак того, что ты уже перестала слушать музыку и просто затыкаешь ей скуку, уничтожая ее как ОзФа — это если песни сменяют друг друга не потому, что после одной ты выбрала другую, а потому, что они идут по-очереди или еще как-то механически.

    220. Очевидно, что одним из действующих факторов в механизме возникновения фоновой потребности ненавидеть меня является какая-то одна (как минимум) особенно устойчивая догма или привязанность, которая настолько ценна, что человек просто отказывается честно ее рассматривать.
    В некоторых случаях такой корневой ненависть-продуцирующий фактор (КНФ) заметить легко. Это может быть комплекс догм и привязанностей, связанных с темами родителей, секса, супружества и т.д.
    Такой КНФ становится центром кристаллизации ненависти, вокруг которого выстраиваются сопутствующие механизмы: потребность интерпретировать мои проявления (реальные и додуманные) так, чтобы усиливать ненависть, и др.
    Ну и соответственно, даже если человек хотел бы от этого избавиться, то до тех пор, пока его насыщенность жизни и энергичность не вырастут выше некоего уровня, пока его потребность в искренности, в преобразовании своей личности не достигнут некоторого минимума, он не сможет разобраться с КНФ даже при наличии слабого желания, и этот механизм культивирования ненависти ко мне (и отчасти к тем, кто разделяет мои идеи) будет работать, и при этом, естественно, оказывая деструктивное влияние на личность этого человека, поскольку он будет препятствовать усвоению элементарных принципов селекции восприятий.

    221. Если несколько человек будут специализироваться в разных направлениях лабиринта и двигаться в разных направлениях, приведет ли их эволюция к тому, что они превратятся в разные виды с генетической точки зрения, или они все равно останутся одним видом (т.е. будут способны давать способное плодиться потомство)?

    222. Сейчас мне легко испытывать отрешенность в ситуации, когда я осознаю — насколько огромная пропасть отделяет меня от всего человечества. Эта мысль является очень эффективным озаренным фактором для отрешенности. У людей будущего этот озаренный фактор пропадет, и им надо будет искать другой.

    223. «У моего ребенка какие-то странные желания. Зачем ей это? Почему бы ей просто не делать то, что я предлагаю? Куда ее тянет? Надо запретить. Она еще ребенок, ей нужно детство. И еще надо ее оградить от этого и от этого, поставим родительский контроль, залезем в ее дневник и телефон. И надо заставить ее хорошо учиться. Тут лучше пристыдить, а тут — даже наказать. Надо помочь ребенку двигаться в нужном направлении, надо заставить. Защитим детство!»
    Под такими лозунгами обычно совершается самое обычное и тупое насилие над психикой ребенка, подавление его личности, уничтожение его поисковой и творческой активности. Слишком многие родители не понимают, да и не хотят понимать, что ребенок — это не конструктор, не собственность, не имущество, не пластилин и не придаток, не «моя кровиночка», не жилетка и не способ отыграться за свои неудачи.
    Ребенок — это отдельная личность, во многом сформированная еще до того, как он произнес свое первое слово, а то еще и до рождения — это становится понятным, когда смотришь на годовалых детей, еще не подвергшихся активному воспитанию, и видишь — насколько они уже разные. И для того, чтобы личность развивалась, надо ее не «воспитывать», а показывать возможности, а уж дальше он сам разберется, сам выберет свои жизненные зигзаги безо всякого вашего «воспитания». Спроси ребенка — что он хочет, и это ему и посоветуй.

    224. Показательно то, что ни сотни лет назад, ни сейчас люди не имеют ни малейшего представления о том – что они могли бы назвать «счастьем». Борьба за счастье имеет тысячи форм, описаны тысячами разных способов, сопряжена с преодолением тысяч препятствий, но когда наступает хэппи-энд, то оказывается, что вся эта движуха была, по сути, напрасна. Хэппи-эндом является во все времена картина, которую можно свести к одному единственному варианту: «они стали жить-поживать и добра наживать». Мои книги «Майя-1-8» входят в число редких исключений, в которых описывается не «борьба за счастье», а «жизнь в состоянии счастья», и при этом счастливые люди не выглядят абсолютными дебилами с не менее дебильными детьми и еще более дебильными престарелыми родителями.
    «Жить-поживать» в массовом сознании тождественно «жить-пожевать», причем в наиболее мудацкой форме. Впрочем, многим писателям, видимо, немного стыдно за то, что у них нет ни слова, ни мысли, ни образа насчет того – какой же вообще-то могла бы быть счастливая жизнь, поэтому они и не пытаются что-то изобразить, заканчивая свои опысы неизменным «жить-пожевать».

    225. Опыс – плод бездарного бумагомарательства и щелкоперства.

    226. Перефакус – «перекус» ФА (физической активности), т.е. мелкий фрагмент ФА. (© Йолка)

    227. Успакоиться – испытывать приятные состояния во время и после посещения SPA.

    228. Гобой – юноша из go-go бара.

    229. Суховрукт – врун, лишенный творческой жилки, вранье которого скучно и плоско.

    230. Животные нередко уже своей вычурной окраской предупреждают о том, что они ядовитые и лучше держаться от них подальше. У людей манерность и приторная вежливость являются аналогами такой раскраски, предупреждающей о ядовитости, и чем они более выражены, тем больше там яда.

    231. Нет ничего неприятнее, чем быть рекордом: тебя постоянно пытаются побить, и когда это кому-то удается, все приходят в восторг.

    232. Из учебника православной физики (издание МИФИ-2015): «Мощность — усредненное количество мощей на один университет».

    233. Истинный генетик в отличие от жалкого ремесленника всегда использует только двадцатеричную систему счисления.

    234. Люди — это органические спиннеры. Всю жизнь крутятся безо всякого смысла.

    235. Бебил — ну очень тупой ребенок.

    236. Аббревиатура «ДОС» расшифровывается как «древняя операционная система».

    237. Я дико извиняюсь, но просто хочу уточнить пару вопросов о гербе России, чтобы понимать его и любить еще более нежно и свирепо.
    1. Вот эти два орла, они разнополые или как? Обычно у птиц самец и самка имеют заметные отличия, иногда очень даже большие, а эти два идентичны. Значит все-таки однополые?… хм…
    2. Почему они показывают язык всему, так сказать, миру? И почему у них при этом довольно-таки презрительное выражение лиц?
    3. Зачем им третья шапка, если ее одевать не на что? И почему такая большая? На вырост одному из них? А со вторым что сделается-то? Прямо страх берет.
    4. На щите там мужчина копьем дракона пришпиливает, но почему у оного мужчины крылья такие же как у дракона?
    5. Причем тут вообще орлы и драконы? Мы ведь в XXI-м веке вроде живем, какое к нам имеет отношение вся эта хохлома?
    Вы уж меня простите за эти вопросы, я человек простой и многого не понимаю, Родину свою мечтаю любить всем своим сердцем и герб оный каженное утро обцеловываю и нежу, но вот гложат меня вопросы проклятущие, прямо бес что ли попутал?

    238. Петр Первый прорубил окно в Европу, чтобы учиться наукам, искусствам и технологиям.
    Спустя века это окно нам сильно пригодилось — кому для того, чтобы выпрыгнуть в него и убежать, а кому — чтобы смачно в него плюнуть, матерно выругаться и кинуть пустую бутылку, желательно радиоактивную. Других применений этому окну в XXI веке россияне не нашли.

    239. Хватит ворочать ржавыми мозгами. Все равно ты в основном не думаешь, а используешь свой мозг, как плотник использует микроскоп, забивая им гвозди. Будет в сто раз полезней, если ты просто перестанешь вхолостую гонять свои мозги по рельсам одних и тех же догм.
    Меньше гонять свой мозг по ржавым рельсам — вот путь к психическому оздоровлению человека. А тем, кому захочется именно думать, именно рассуждать, те смогут постепенно этому учиться.

    240. Дезинформация и клевета так заразны и так легко и широко распространяются потому, что они привлекательней, интересней, чем правда. Люди потребляют то, чем легче обдолбаться, будь то алкоголь или ненависть — обдолбаться, чтобы отвлечься от неразрешимых проблем в своей жизни, чтобы выплеснуть подавленные негативные эмоции, возникающие от диссонанса между человеческой природой и деструктивными социальными установлениями.
    Сейчас набирает ход кампания борьбы с дезинформацией, с фейковыми новостями, но она обречена изначально на неудачу — точно так же, как обречены на неудачу борьба с наркоманией и алкоголизмом путем запрета алкоголя и наркотиков. Такие запреты лишь плодят криминальные империи, но своей цели достичь не в состоянии.
    Если люди начинают массово спиваться или потреблять дезинформацию и клевету, то это означает только одно: в их жизни что-то сильно не так. И соответственно, чтобы прекратить спаивание людей алкоголем, обдалбывание наркотиками или дезинформацией, менять надо сами те общественные устои, которые и приводят к деградационным потребностям у людей.
    Этой простой мысли не могут понять нигде — ни в России, ни в Европе, ни в США. Везде в ходу старый добрый путь запретов, который лишь отягощает ситуации и ведет к ускорению роста социальных опухолей.
    Эволюционные социальные изменения произойдут рано или поздно все равно, но людям придется пройти через дно множество раз — через войны, социальные депрессии и т.п.
    Чем больше нарушаются те или иные запреты, вытекающие не из соображений о целесообразности, а из тупых догм, тупого ханжества и т.п., тем сильнее закручивают гайки, что лишь усиливает деструктивные психические и социальные процессы и усиливает давление пара.
    Например запрет на свободное проявление сексуальности обусловлен исключительно морализаторством, то есть тупыми, бессмысленными догмами о постыдности секса. Нет никакой практической ценности в запретах на хождение голыми, на секс в любых местах в любое время. Если парочка сидит на скамейке тихо, это нормально. Если так же, никому не мешая, они будут трахаться посреди парка, их растерзают или посадят. А кому мешал их секс? Никому кроме тех, кто уверен в том, что секс — это ужасно.
    Кому мешает то, что голые дети играют в парке в доктора? Только тем же ханжам и мракобесам.
    Подавление сексуальности идет с первых лет жизни, и люди всерьез думают, что подавление такого мощного инстинкта, такой мощной и естественной потребности людей не приводит к возникновению мощнейших разрушительных психических процессов? Надо быть совсем идиотом, чтобы так думать.
    Подавление свободы слова сейчас тоже идет полным ходом даже странах, считающихся цивилизованными. Старое доброе «запретить и не пущать» остается популярным, как и пятьсот и тысячу и пять тысяч лет назад, несмотря на неизбежное полное фиаско такой политики.
    Поступательный и очень-очень медленный рост свобод в каких-то областях постоянно сопровождается глубокими провалами в других, что и обуславливает такой причудливый профиль развития человеческой культуры в целом и такую его медлительность.

    241. Есть такое явление, которое я называю «фантомная дружественность». Допустим, есть некий человек, и ему почти все время на меня почти что наплевать, но в некоторые моменты его вдруг охватывает сентиментальность или желание, чтобы его утешили, или желание развлечься, или страстное желание причинить кому-нибудь добро и т.д., и тогда он мне говорит, что любит меня, причем в этот момент он сам в это верит, потому что не анализирует: в самом ли деле это любовь/дружба — ему этот анализ незачем, да он и не умеет этого делать, нет у него таких навыков; просто сейчас у него приступ сентиментальности, и ему хочется что-то такое сказать, как-то выразить свои чувства.
    Я соответственно тоже не анализирую, а позволяю своему мозгу вытечь, ведь так приятно, когда тебя любят, и тоже начинаю верить в то, что меня любят, ведь мне хочется дружбы и любви, а тут он сам об этом говорит, так чего еще надо? Конечно любит, вот как искренне говорит/пишет.
    Так все это у людей и работает. Возникают фантомные любови и дружбы на почве оголтелых дорисовок, они укрепляются и превращаются в слепые уверенности, на них в свою очередь затем опираются желания, планы и действия, воздвигается целое здание целого жизненного пласта, водруженного на фантомные глиняные худенькие ножки. Формируются привязанности. Образуются бытовые связи, которые чрезвычайно трудно потом переиграть обратно.
    Все это способствует тому, что даже когда дорисовки очевидно противоречат реальным проявлениям человека, эти проявления изо всех сил вытесняются, а для этого надо стать очень неискренним, отупевшим, а отупение не может охватывать изолированную часть психики, оно отравляет всю её сразу. Начинаются кризисы, синдромы, диссонансы, агрессивные и депрессивные приступы, нервные срывы и стрессы, отыгрывание на тех, на ком можно сорваться и отыграться, что разрушает шаг за шагом и внутриличностную, и социальную среду вокруг человека.
    И что мы видим в конце? А вот то, что ты видишь, когда выходишь на улицу и смотришь на этих озлобленных, отупевших, уставших от жизни, срывающихся на своих детей, забывших о предвосхищении будущего, ждущих от будущего лишь еще большей усталости и больших страданий, и в конце концов начинающих мечтать о некоем глобальном, окончательном «отдыхе», что со временем перерастает в желание смерти, которое запускает деградационные механизмы на полную катушку.

    242. Все мы с рождения приговорены к пожизненному сроку, но слишком многие, увы, получили условный приговор и поэтому живут лишь условно.

    243. XXI-й век. Люди уже лечат болезни корректировкой генетического кода и готовы заселять Луну, пользуются самоуправляемыми электро-автомобилями и квантовыми компьютерами. И до сих пор даже в цивилизованных странах люди не имеют права по взаимному желанию образовывать семьи в любом составе, с любым количеством участников, на любое время, регулируя имущественные и прочие вопросы в соответствии с заключаемым контрактом.
    А ведь это очень глупый запрет. В семьях расширенного состава намного больше возможностей решать бытовые вопросы, перенимать друг у друга опыт, поддерживать друг друга, пользоваться бытовой синергией (например, трем отдельным семьям надо 3 стиральные машины, а одной семье из 6 человек хватит и одной). Шести людям гораздо легче заботиться о детях, да и самим детям намного интересней учиться у шести или десяти взрослых людей, а не у двух. И так далее.
    И удивительно, что все покорно мирятся с таким грубейшим вмешательством государства в их частную жизнь. Все мирятся с тем, что по сути государство считает их неразумными тупицами, которым нельзя давать право организовывать свою личную жизнь со своими друзьями так, как им нравится.

    244. Никто не может рассчитывать на то, что она совершит какой-то прогресс в области культивирования ОзВ, если у неё нет интенсивных устойчивых интересов, которые создают фоновую насыщенность жизни, на фундаменте которой уже и можно создавать увлечения более высокого порядка — интерес к управлению восприятиями, к созданию своей личности, к эволюционированию.

    245. Не потому ли так поразительно сходство слов «мудрец» и «мудак», что мудрецами почти всегда провозглашают именно мудаков, которые могут лишь пудрить людям мозги своим бесплодным морализаторством?

    246. Использование в цирках диких животных запрещены в Австрии, Бельгии, Болгарии, Хорватии, Дании, Латвии, Голландии, Румынии, Словении, Финляндии, Швеции.
    А в Боливии, Греции, Дании, на Кипре и Мальте запрещаются цирковые выступления и диких, и домашних животных. Теперь ввели такой запрет и в Украине. Хорошо это?
    Нет, ЭТО УЖАСНО ПЛОХО. Плохо и для людей, и для животных.
    Плохо, когда интересы сотен миллионов взрослых и детей ставятся ниже интересов нескольких животных.
    Особенно плохо, когда у сотен миллионов взрослых и детей отнимают возможность испытывать яркую симпатию к животным, радость, восторг. Эти переживания очень важны как для выживания мира в целом, так и для психического здоровья каждого конкретного взрослого и ребенка.
    И еще плохо то, что у сотен миллионов взрослых и детей отнимают возможность испытывать яркую симпатию к животным, потому что именно на этой симпатии и вырастает то экологическое сознание, которое в своем обалдении и приводит к таким законам… Именно на той симпатии, которая возникает у детей в цирках и зоопарках, и вырастает желание заботиться о животных, сохранять их, сохранять дикую природу в целом.
    Именно зрелищность цирков и привлекает к ним миллионы людей, и можно как угодно к этому относиться, но факт этот не перестанет быть фактом реальной жизни. Именно эта зрелищность и является почвой, на которой у очень многих взрослых детей и возникает симпатия и экологическое мышление.
    В цирках со считанными животными обращаются жестоко. Животных тех жаль, да. Но пока что ничего более эффективного не нашлось, и через культивирование в таких условиях симпатии людей ко всем животным, жертвуя некоторыми из них, мы можем сохранять тем самым жизнь миллионам диких животных, поддерживать в людях деятельную потребность охранять дикую природу. Это — элементарно. Чтобы понять всю пагубность этого закона, достаточно элементарной арифметики вовлеченных переживаний человека.

    247. Только мой холодильник по-настоящему меня и любит: когда я лезу в него в любое время дня и ночи, он даёт мне всё, что имеет, и каждый раз прямо-таки светится изнутри!

    248. Обычно люди не отдают себе отчета в том, что их мозг до основания промыт пропагандой и насыщен мифами. Это касается любого человека в любой стране. И еще это касается почти что любой темы.
    Например, у всех, кто прошел советскую или постсоветскую школу, засажена в мозг уверенность в том, что Михаил Лермонтов был человеком благородным, и на дуэли погиб достойно, защищая то ли свою честь, то ли честь напрасно оскорбленной женщины, ну вот что-то такое. Имя Лермонтова сопряжено с исключительно романтическими, положительными и даже героическими ассоциациями.
    Реальность же совсем другая. Оказывается, Лермонтов выбрал себе в виде козла отпущения одного из своих прежних приятелей (!), и на протяжении нескольких лет (!!) травил его просто ради удовольствия травить и преследовать – просто забавы ради. И уж как только Мартынов его ни просил, ни увещевал, ни убеждал – Лермонтов ему лишь отвечал, что мол издевался и будет издеваться, потому что ему так нравится, ну и вообще жить скучно, надо же как-то развлекаться. В конце концов Мартынов вызвал его на дуэль и прикончил.
    Чтобы все это в подробностях узнать, нет необходимости рыться в специальных книгах и вопрошать экспертов — достаточно открыть Википедию. Тем удивительнее стойкость мифов, внедренных в людей еще в детском возрасте. По сути, сознание всякого человека полностью мифологично несмотря на то, что избавиться от этих мифов можно было бы в результате очень простых действий.

    249. Науки можно изучать планомерно: параграф за параграфом, если уже сформирован сильный и устойчивый интерес. А если интерес менее устойчив и только пробуждается, то удобно его подпитывать мелкими фрагментами знаний. И я уверен, что детям преподавать науки тоже удобнее именно в виде интересных фрагментов, которые пробуждают интерес, стимулируют задавание вопросов и т.д., а так называемые «учебники» с их высушенными, выхолощенными пресными данными, зубрежкой и домашними заданиями — это просто катастрофа для детей. Это натуральное убийство в детях и поисковой, и творческой активности.
    Вот пример такого короткого фрагмента из цитологии:
    Некоторые фагоциты убивают проникших патогенов с помощью активных форм кислорода (они повреждают липиды и ДНК) и оксида азота (является высокотоксичным для бактерий, грибков и внутриклеточных паразитов). То есть против патогенов используется то, против чего наши клетки сами усиленно борются с помощью антиоксидантов – активные и опасные радикалы. И в самом деле, отчего бы не натравить опасные молекулы на клеточных врагов – одним ударом убивается два зайца.
    И кстати о зайцах. Борьба клетки со свободными радикалами – это серьезный, непрекращающийся процесс, для которого синтезируются и рекрутируются самые разнообразные специальные молекулы. И получается, что появление патогенов… облегчает эту борьбу! Мы хорошо знаем о том, насколько тесен симбиоз нашего организма с триллионами бактерий и вирусов, живущих внутри и снаружи нашего тела, и без которых мы даже и жить не смогли бы. Мы знаем, что патогены в умеренном количестве очень нужны, чтобы наш иммунитет постоянно тренировался – именно поэтому избыточная санитария вредит, а не помогает, и все эти антибактериальные мыла и многократное мытье рук в течение дня, и ежедневный душ с мылом – это вредно и для нашей кожи, и для живущих на ней наших бактерий-друзей. И вот – еще один мелкий фрагмент взаимной пользы.
    Для того, чтобы заготовить эту радикальную в обоих смыслах отраву против патогенов, в фагоците запускается процесс «дыхательного взрыва» (respiratory burst) в тот момент, когда фагоцит активирован сигналом о повреждении организма или вторжении патогена. Он включает в себя:
    1. усиление потребления глюкозы
    2. расщепление ее для того, чтобы накопить молекулы, переносящие электроны (NADPH)
    3. эти электроны переносятся на молекулы кислорода и некоторые другие, чтобы превратить их в активные радикалы — молекулы с одним неспаренным электроном, которые особенно активно пытаются либо с кем-то спариться (нарушая структуру клеточных молекул), либо всучить этот электрон одной из клеточных молекул, в результате чего молекуле, атакованной активным радикалом, часто наносятся повреждения
    4. активные радикалы накапливаются в фагоцитных «желудках», где перевариваются поглощенные бактерии, или в гранулах, которые выбрасывают фагоциты в сторону патогенов, из которых выплескиваются всякие разрушающие их активные вещества.

    250. Некоторые люди стремятся к самосовершенствованию, стремясь стать сильнее, лучше, умнее, свободнее и т.д. – кто как понимает для себя смысл слова «самосовершенствование». Для этого избираются самые разнообразные тактики и методы, кто-то тренируется дышать в позе лотоса, кто-то учит генетику, кто-то занимается боксом и так далее – тысячи и тысячи разных способов. При этом зачастую человек стоит перед выбором и не понимает, как его сделать – чем же заняться? Что выбрать для себя?

    Сделав тот или иной выбор, человек затем ждет, что это самое самосовершенствование будет как-то происходить, и качество его жизни будет постепенно улучшаться, его переживание жизни будет как-то углубляться. И очень часто эти ожидания не оправдываются, поэтому спустя какое-то время человек бросает то, что не оправдало его ожиданий и начинает заниматься чем-то другим. Нередко в результате нескольких таких попыток он бросает все это вообще.

    На самом деле вопрос правильного выбора решается очень просто: если ты хочешь, чтобы твоя жизнь становилась глубже, интересней и насыщенней, то тебе и надо выбирать именно ту деятельность, от которой вот эти самые чувства и возникают. Это же очень просто. Именно интенсивность переживания насыщенности своей жизни и является критерием правильного или неправильного выбора.

    Не количество знаний, денег, вещей, навыков, друзей и прочего «имущества» принципиально важно, а важно именно вот это самое переживание глубины, насыщенности своей жизни, а кто как этого достигнет, это уж от человека зависит. У каждого человека свой собственный «зигзаг насыщенности» — своя индивидуальная последовательность занятий, которая и обеспечивает ему высокую насыщенность жизни. Главное – следить за тем, чтобы эта насыщенность переживалась прямо сейчас, и если вдруг в ней намечается спад, нужно остановиться и посмотреть – какое именно желание прямо сейчас сопровождается наибольшим предвкушением? И именно это желание и реализовывать (из доступных на данный момент для реализации). Такие желания я называю «радостными» — те, которые сопровождаются предвкушением, в отличие от «механических».

    Именно поэтому и современные школы являются убийцами всего живого в детях, ведь одному ребенку сейчас особенно хочется попрыгать на полянке, а другому – почитать книжку, третьему – задать вопросы про устройство атома и т.д. Любые расписания и графики неестественны и приводят к подавлению интересов, к умерщвлению поисковой и творческой активности. Ребенок в любой момент должен иметь возможность присоединиться именно к той группе, в которой сейчас происходит что-то, особенно для него интересное, независимо от его возраста, вне всякой зависимости от таких монстров, как «расписание уроков» и «учебный план».

    Взрослый человек так же может выбирать именно то, от чего именно сейчас уровень его переживания насыщенности жизни максимально высок. И тут нет никаких универсальных планов. Сейчас для достижения этого состояния мне может захотеться открыть книжку с атомной физикой, а через десять минут – отжаться сто раз, а потом – посидеть и попялиться в пространство, а потом – сделать что-то полезное в своей работе, в бизнесе, а потом – пообщаться с подругой и т.д. И я никогда не могу знать заранее – к чему и когда мое предвкушение будет максимально сильным. Главное мерило осмысленности своей деятельности в смысле самосовершенствования – само переживание глубины и насыщенности моей жизни, и предвкушение является проводником к нему, и за него я и цепляюсь и иду вслед за ним.

    Это все очень просто понять. Осталось постепенно ввести такой подход в свою жизнь, чтобы именно жить, а не прозябать.

    251. Если мои рисунки сочли верхом примитивизма, значит ли это, что их будут покупать по той же цене, что и картины Пиросмани?

    252. Есть люди, которые хотят меняться и предпринимают для этого усилия, порой прилагая для этого и решимость, и упорство. Личность человека можно рассматривать как совокупность субличностей, которые зачастую тянут его в разные стороны, усиливаясь и ослабляясь в зависимости от разных факторов, и комплекс «решимость + упорство» является одним из важнейших инструментов на пути изменения. И тут очень важно понять – как отличить [эволюционное, развивающее] самопреодоление от [деструктивного, подавляющего] самоизнасилования?
    Это не так и сложно.

    При самопреодолении есть:
    *) мотивирующие мысли типа «хочу», «было бы классно», «будет классно, если сделаю» и т.д.
    *) сопровождающее эти мысли (и резонирующее с ними) предвкушение как в самом процессе самопреодоления, так и после
    *) значительное повышение уровня насыщенности/интересности жизни в процессе приложения усилий и в результате, после них. Послевкусие приятное, оживляющее, вдохновляющее, и даже если есть сильная усталость, то это приятная усталость, после которой если и хочется отдохнуть, то этот отдых переживается как старт перед новой интересной деятельностью.

    При самоизнасиловании есть:
    *) мотивирующие мысли типа «надо», «я должна», «будет стыдно, если не сделаю» и т.д.
    *) эмоции недовольства, раздражения, а также облегчение при мысли о том, чтобы все бросить
    *) значительное понижение уровня насыщенности/интересности жизни как в процессе, так и в результате реализации желания.
    Послевкусие неприятное, мутно-вязкое, усталость неприятная, от которой хочется расслабиться и забыться и уж точно подольше не думать о том, что когда-то сделаю это снова.

    Бывают, конечно, смешанные состояния, когда в процессе самоизнасилования состояние меняется, ты начинаешь испытывать удовольствие от того, что делаешь. В будущем все же целесообразно сразу искать то, что вызывает предвкушение, а не выполняется из обязаловки. Бывает и так, что в процессе реализации самопреодоления состояние начинает ухудшаться, т.е. интенсивность переживания насыщенности жизни начинает падать. Значит к самопреодолению примешались элементы самоизнасилования (например в силу тех или иных догм), и надо их найти, вычленить и устранить. Или может быть самопреодоление чрезмерно затянулось, и нужно просто закончить этот этап.

    В любом случае исключительно важно наблюдение за собой, за своими переживаниями, восприятиями. Необходимо различать восприятия, фиксировать их и их интенсивности, чтобы отслеживать динамику и вовремя среагировать. Удобно использовать образ, при котором твое внимание делится на два потока: первый направлен на то, что ты делаешь, а второй — на то, что ты испытываешь. Искреннее различение восприятий без самообмана исключительно важно, и без него всегда будешь тыкаться носом в стенки, как слепой котенок, и двигаться подобно перекосившемуся лифту.

    253.

    254. Если бы люди создавали семейные/любовные пары потому, что они влюбляются, испытывают близость, хотят быть ближе во всех смыслах к близкому человеку и т.д. и т.п., то сейчас было бы полно семей (и сообществ семейного типа) не только из двух, но и из трех, четырех, пяти человек, потому что чувство любви, глубокой симпатии, близости не может ограничиться одним единственным человеком, и у очень многих людей оно охватило бы гораздо более широкий круг.
    Сложно ли испытывать именно взаимное чувство близости, влюбленности в компании трех, четырех людей? Сомневаюсь. Скорее наоборот – когда в отношениях с одним человеком есть небольшой спонтанный спад в интенсивности, то очень даже здорово, когда рядом есть другой человек, к которому этого спада нет. В итоге такие семьи из нескольких человек были бы гораздо более устойчивыми и создавали бы гораздо более благоприятную атмосферу для всех ее участников. И это подтверждается моим многолетним личным опытом.
    Что же тогда является причиной образования сообществ семейного типа, состоящих вот ровно из двух человек? Да что угодно, самые разнообразные бытовые и личностные мотивы, но уж никак не любовь и чувство близости. А если даже чувство близости и было в составе комплекса этих мотивов, то оно очень быстро исчезает по двум причинам:
    1. почти на 100% оно обусловлено не симпатией к реальным качествам личности, а к дорисовкам, которые более или менее быстро рассыпаются
    2. кастрация чувства близости, подавление распространения его на других людей, приводит к ее неизбежному уничтожению, а зачастую даже уничтожению самой способности испытывать чувство близости и симпатию.

    255. За повседневным шумом мы как-то не замечаем, что уже около 400 тысяч человек на Земле перевалило 100-летний возраст. Конечно, многие из них выглядят удручающе, но некоторые ведут вполне активную жизнь.
    Десятки живущих сейчас людей вплотную подобрались к 120 годам.
    Учитывая, с какой скоростью сейчас развиваются генетические и медицинские знания и технологии, а также общее поступательное развитие цивилизованного мира, которое постепенно уменьшает количество стресса, я думаю, что уже к 70-м годам станут появляться первые люди, перевалившие 150 лет, а ведь к тому времени технологии совершат еще более значительные изменения.
    Если к тому же хотя бы некоторые люди начнут воспринимать идеи «селекции привлекательных восприятий» и перестанут ежесекундно травить себя ядом негативных эмоций, негативного эмоционального фона, деструктивных уверенностей и прочими видами психического яда, то может быть через сто лет люди перешагнут и 200-летний рубеж, причем имея вполне насыщенную жизнь. Чисто генетически ничто не мешает нам жить хоть до 300.
    Так или иначе, эпоха, когда активная жизнь людей заканчивалась максимум в 60-70 лет, уже явно окончилась, и было бы глупо жить так, как люди жили раньше. Я считаю, что имеет смысл создать себе 50-летний, а то и 100-летний план своего будущего развития. Для того, чтобы стать специалистом в какой-то науке, достаточно будет активно позаниматься ею лет 10. Чтобы стать хорошим специалистом — 20. Значит, если начать в 50 лет изучать, скажем, генетику или физику, то к 60 ты уже сможешь неплохо ее знать, сможешь найти себе интересную работу в этой области и развиваться дальше, а к 70 ты станешь востребованным специалистом. Я уж не говорю о том, что в самом процессе этого изучения твоя жизнь станет очень насыщенной и интересной, что само по себе сильно влияет на силу иммунитета. Скажем, к 80-90 годам ты уже можешь овладеть двумя науками, став уже редким специалистом на стыке двух наук (например те же физика и генетика). А впереди еще будут десятки лет плодотворной интересной жизни.
    Непонятно, как, имея такие возможные перспективы, очень многие люди в 50-60-70 лет уже опускают руки и сами позволяют себе дряхлеть телом, психикой и умом. Понятно, что это все некие гипотетические вещи, но люди, живущие по 110-115 лет — уже осязаемая реальность, и ускоряющийся прогресс генетики и медицины — тоже. Мне странно, что университеты не забиты 50-70-летними учащимися, что не плодятся, как грибы после дождя, научные секции для пенсионеров в каждом микрорайоне. Это инерция. Я уверен, что даже тогда, когда сотни тысяч 150-летних людей будут вести активную, творческую жизнь, еще будут оставаться миллиарды тех, кто по установившейся могильной традиции уже в 60-70 лет кладут мозг на полочку, заворачиваются в простынь и целенаправленно и убежденно движутся в сторону кладбища. Тут каждый решает за себя.

    256. Очень часто апокалиптические прогнозы возникают в результате эффекта «смотрения себе под нос» (worm’s-eye view). Иногда это принимает характер психоза всепланетного масштаба, как, например, в ситуации с глобальным потеплением. Если же учесть все значимые факторы, то оказывается, что никаких ужасных перспектив нет.
    Возьмем для примера мальтузианские химеры (страхи перенаселенности Земли) и рассмотрим их на одном примере. Представим себе, что в отсталых африканских и азиатских странах резко снизилась детская смертность за счет усилий развитых стран, ну почти до нуля, как в развитых странах. Большинство из тех (или вообще все), кто опасается перенаселения Земли, станут еще больше бояться грядущего перенаселения Земли. Апокалиптические картины в их головах усилятся. «Кто прокормит все эти чудовищные толпы?» — будут они восклицать. — «Мало того, что они безудержно рожают, так еще и выживать будут все!»
    И это типичный пример, когда апокалиптические картины возникают в силу того, что человек и не пытается рассмотреть этот вопрос всесторонне. На самом деле, ситуация такова, что когда в некой стране детская смертность приближается к нулю, темпы прироста населения там начинают неуклонно… снижаться, пока не достигнут минимального уровня воспроизводства населения (в среднем 2,1 ребенка на женщину), а потом… продолжат снижаться дальше, и спустя десяток-два лет численность населения этой страны начнет падать, и это снижение не останавливают никакие призывы плодиться и размножаться.
    Понять этот механизм очень просто. Если дети мрут как мухи, то женщины рожают впрок — родишь десятерых, ну может половина умрет, может восемь, и хоть кто-то в живых, но останется. В результате как правило живыми остаются намного больше, чем 2,1 ребенка на женщину. Но если люди уверены, что с их детьми все будет в порядке, то этот чисто животный инстинкт перестает довлеть над ними, и они начинают планировать рождаемость в своей семье, и оказывается, что чисто психологически в среднем люди отнюдь не в восторге от перспективы иметь много детей.
    В Нигере и Афганистане умирают 15% новорожденных, и женщины там рожают по 7 раз в среднем. В Непале и Намибии умирают 4%, и женщины стали рожать уже в среднем лишь 3 раза.
    Кроме того, снижение детской смертности не происходит изолированно от остальных процессов развития общества. Люди начинают жить все более и более комфортной и обеспеченной жизнью, и у них укрепляется желание жить наконец-то для себя, и это усиливает тенденцию рожать меньше, и обе тенденции начинают действовать синхронно. Интересно, что этот механизм работает в любой стране — и развитой, и развивающейся, и остановить его работу доступными сейчас средствами невозможно. Поэтому примерно к 2080 году человечество достигнет 10 миллиардов… после чего численность начнет неумолимо снижаться, и даже увеличение средней продолжительности жизни до 100 или 120 лет не изменит этого.
    Третий важный фактор — женская эмансипация. По всему миры женщины медленно, но неуклонно перестают считать себя людьми второго сорта, придатками к мужчине. Они начинают понимать, что их тело принадлежит именно им, и что они прежде всего личности, а не инкубаторы, которых муж или государство могут иметь право принуждать рожать детей ради неких абстрактных патриотических или семейных ценностей.
    Вносит свой вклад и урбанизация, и интернет, облегчающие распространение идей между людьми, что приводит к ускорению эволюции человеческого сознания и самосознания.
    Интересно, что это так происходит совершенно независимо от того, что там решают или к чему призывают власти — они могут призывать плодиться и формировать поддерживающие программы, они могут относиться с безразличием к этому вопросу, они могут сдерживать рождаемость… все впустую — независимо ни от чего в целом по всему миру, начиная с середины 19-го века, идет поступательный прогресс, детская смертность падает, благосостояние растет несмотря на прирост населения (потому что рост населения — это не просто рост нахлебников, а рост производительных сил, и чем более развиты технологии, тем больше общественной пользы может приносить отдельно взятый человек), и в итоге темпы прироста населения падают, пока прирост не сменяется убылью.
    Посмотрим на цифры в тех регионах, где рождаемость очень высокая.
    В 1970-х годах по всей Азии начинается заметно снижаться уровень рождаемости независимо (!) от того, какую политику в этом отношении проводит государство. И она продолжает снижаться — в точности, как это случилось в Европе по мере того, как Европа развивалась и богатела.
    В Бангладеш самая высокая плотность населения в мире среди крупных стран — на площади меньшей, чем Флорида, живет людей больше, чем в России — 164 млн человек. В 1955 году уровень рождаемости там был 6.8. В 2009 — 2.7. В 2016 — 2.1 Всё, прирост закончен.
    Индия: в 1964-м году 5.8, и 2000-м — 3.3, 2017 — 2.3 Рост почти закончен.
    Пакистан: 1980 — 6.6, 2000 — 4.6, 2018 — 3.2
    Надо учесть, что жители этих 3-х стран составляют четверть населения планеты.
    И эта тенденция повсеместна.
    Мьянма: 1970 — 6.1, 2000 — 2.9, 2017 — 2.1
    Шри-Ланка: 1960 — 5.5, 2000 — 2.2, 2018 — 1.9 (началось сокращение).

    В любом месте планеты, на всех континентах, при любых политических режимах, во всех культурах уровень рождаемости с 1960-х годов пошел вниз. Рождаемость опускается до замещающего уровня (2,1), после чего идет дальше вниз. Человечество незаметно для него самого перешло ко второй стадии демографического сдвига — переход от высоких уровней рождаемости и смертности к низким уровням того и другого. В Европе этот процесс начался в конце XVIII века, охватил Великобританию и Скандинавию в XIX веке, и начал охватывать всю остальную Европу с начала XX века. В Азии это началось в 1960-х, в Латинской Америке — в 1970-х, в большей части Африки — в 1980-х.
    Интересно, что китайцы жесточайшими запретами добились снижения рождаемости с 5.6 в 1955 году до 1.6. И зачем надо было ставить всю страну на уши, вводить концлагерные порядки? В других странах, как видим, безо всякого террора произошло то же самое. Сейчас китайцы спохватились и стали отменять драконовские меры, но поздно — уровень рождаемости у них конечно немного подскочит, скажем до 1.8, но потом неуклонно пойдет дальше вниз. Китайцы просто по глупости лишились сотен миллионов граждан, которые очень бы ему пригодились в качестве рабочей, творческой, созидательной силы в те годы, когда численность населения Земли достигнет максимума и начнет снижаться, а производительная ценность каждого человека неуклонно растет.
    Конечно, не надо теперь скатываться в другую крайность и плодить страшилки о вымирании человечества. Уж за что за что, а за человечество можно быть спокойным — оно пережило много чего, и уж теперь, успев развить свои технологии до момента, когда они растут взрывными темпами, и нарастив свою численность до 10 млрд, они без особого труда найдут способ, как разумно стимулировать людей заводить больше детей, да и генетические технологии не стоят на месте, а развиваются космическими темпами. Ясно одно — через 50, через 100 лет жизнь людей изменится очень сильно — гораздо сильнее, чем она изменилась за предыдущие 3000 лет. И это дополнительный стимул к тому, чтобы вплотную заняться своей персональной эволюцией и не откинуть копыта в жалкие 100 или 120 лет.
    (Несколько цитат взято из книги Мэтта Ридли)

    257. Как отличить помощь от насилия под видом помощи?
    Я для себя выработал такой подход.
    Если человек берется мне помогать, то с этого момента он обязан (!) сначала выяснить — что именно я хочу. После этого он должен (!), помогая мне, стремиться именно к той цели, которую я озвучил.
    Он может спросить — хочу ли я советов, и если хочу, то давать мне их, но если я какой-то его совет отверг, то он должен (!) помнить об этом и больше никогда повторно мне этого не предлагать.
    Он может в любой момент отказаться помогать мне, если ему расхотелось, еще до того, как оговоренная помощь будет оказана в полном объеме, но тогда он обязан будет компенсировать мне те затраты времени и денег, которые у меня возникли в результате того, что я решил принять его помощь.
    Если кто-то хочет причинить мне помощь, я ему эти принципы показываю. Кто-то может сказать, что так мне никто помогать не захочет, но это не так. Настоящие друзья во время оказания своей помощи стараются именно помочь мне, а не самоутвердиться за мой счет, не осуществить насилие под вывеской помощи, не замолить какие-то свои грехи под той же вывеской и т.д. А что насчет остальных «друзей», которых такой подход не устраивает… вспомним поговорку: «избавь меня бог от друзей, а с врагами я сам разберусь».