Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

001-100

Main page / Разные мысли (2014 г.) / 001-100

1. Чем более ничтожен человек, тем в большей степени всякую свою хуйню он возводит в ранг свершения, тем больше ждет выражения восхищения и тем больше оскорбляется, когда его не получает.

Аналогично — чем более человек высокомерен и презрителен, тем в большей степени он относится к любому своему выражению доброжелательности как к какому-то невероятному чуду фантастической ценности, которое люди должны принимать с чувством предельной и невыразимой благодарности. Если такой человек захочет оказать тебе минимальное содействие в какой-то ерундовой ситуации, которое ты примешь без особых выражений восторга или, не дай бог, вообще откажешься принимать, то он тебя возненавидит.

 

2. Следует отличать простоту взглядов по причине глупости от той простоты, к которой приходит, как к синтезу, отбрасывая лишнее, всякий много размышлявший и переживший человек. В непосредственном общении отличить одно от другого элементарно (для психически и умственно развитого человека), просто взглянув на лицо собеседника. (Каждый дурак считает себя развитым человеком, конечно).

 

3. Если бы было допустимым подходить к любому человеку, вежливо спрашивать его – не согласен ли он(а) на тот или иной вид сексуального контакта, получать вежливое согласие или вежливый отказ, и в случае согласия осуществлять этот контакт прямо здесь или в другом месте, и это не считалось бы предосудительным, то количество сексуальных преступлений снизилось бы в десятки раз, а заодно в сотни раз снизилось бы количество психических расстройств, делающих людей и их окружающих несчастными.

Но ебаная мораль превыше всего. Таким образом сексуальные моралисты не просто безобидно блюдут абстрактные средневековые догмы. Они несут всю полноту ответственности за огромное количество страданий и преступлений. Быть сексуальным моралистом – это быть преступником, заслуживающим самой суровой кары, как серийный убийца.

 

4. Исследование и созидание. Это то, без человек не чувствует себя по-настоящему живым. Это то, без чего не испытать высокой насыщенности жизни. Это то, к чему у всякого человека появляется спонтанное влечение, стремление, если он прекращает себя уничтожать, раздавливать – исследовать и созидать, причем и то и другое проявляются и существует в двух плоскостях: а) исследование внутреннее: своих восприятий, привычек, стремлений и б) исследование внешнего: окружающего мира, разных наук, языков и т.д.; а) созидание внутреннее: созидание себя, своей личности, навыков, и б) созидание внешнее, для других и с другими, симпатичными людьми: сообщества, совместные проекты в разных областях.

Удивительно то, что вот это стремление к исследованию и созиданию является фундаментальным свойством свободного человеческого сознания. Неотъемлемым содержанием. Если жизнь человека не состоит из исследований и созиданий, можно уверенно сказать, что это полумертвый человек, раздавленный. Если кто-то освобождает себя от негативных эмоций, тупости и догм, самоизнасилований и негативных ощущений, то можно уверенно сказать, что в его жизни все большее и большее место занимают исследования и созидательные действия, становясь постепенно главным содержанием в тысяче обличий.

В исследовании и созидании – человеческая природа. Осознание этого простого факта вызывает изумление и чувство тайны. Почему так? Что ждет человека, который сможет отдаться этим сокровенным стремлениям и жить ими в течение долгого времени? Какая дальнейшая эволюция его ожидает? Ответить на этот вопрос можно только практически, и ответ на этот вопрос, если кто-то и сможет его получить в результате собственного опыта, будет практически никому непонятен еще сотни лет, пока состояние исследования-созидания не станет распространенным и естественным в обществе, состоящем из свободных людей.

 

5. В ближайшую сотню лет Селекция никому не будет нужна. Будет ли она нужна когда-либо позже – большой вопрос. Я допускаю, что один-два человека могут появиться, для которых применение Селекции станет естественным, но так, чтобы какие-то широкие круги людей стали бы ее изучать, применять… нет, не будет такого. Ни в ближайшую сотню лет, ни возможно даже и ни в следующую.

 

6. Многие незлобные, неагрессивные дети, прежде всего конечно это девочки, чувствуют себя одинокими, хотя чаще всего и не отдают себе в этом отчета, принимая все происходящее как должное. Спроси их – близки ли они с родителями, они почти всегда скажут «да», потому что у них промыты мозги, потому что они верят в то, что в них вбили. Но вот это глубинное и отчаянное одиночество, это отсутствие хотя бы одного человека, который бы испытывал к ним нежность, открытость, равность – они проносят его сквозь все свое детство, после чего становятся жертвами идеи-фикс – найти того, кто выражал бы им хотя бы немного одобрения, хотя бы немного поощрял.

Так и появляются девушки, влюбляющиеся в подонков и садистов, которые с одной стороны мучают их и уничтожают как личность, то есть «любят» их так, как «любили» их родители, но с другой стороны дают им призрак того, чего им так не хватает и не хватало. И достаточно такому презрительному мудаку или садисту похвалить ее, или попросить прощения, или пожаловаться на свою судьбу, как привязанность снова возрождается с прежней силой, какие бы гнусности она бы от него ни терпела.

Девушки, втрупленные в садистов, мудаков, ничтожеств и тиранов – они бы не были такими, если бы их личность не подавляли, не уничтожали бы родители. Если бы они росли в атмосфере свободы, уважения к их личности, содействия их интересам, живого общения, и если бы они таким образом получали достаточно близкого и дружественного общения, их бы не ждал такой кошмарный исход.

Многие, да почти все такие девушки, сломлены навсегда, и никакие разъяснения ничего не изменят – сформировавшаяся у них слепая втрупленность схватывает, как челюсти бульдога, и высвободиться из этого капкана можно только в том случае, если человек начинает планомерный подкоп под сами основы, если он шаг за шагом начинает исследовать и устранять свои фобии и слепые уверенности, искать и реализовывать радостные желания, добиваться рассудочной ясности в самых разных областях, и прежде всего в трезвой оценке личностных качеств знакомых и родственников, и тогда постепенно уровень жизненности в ней приподнимается настолько, что она станет способной трезво взглянуть и на объект своей втрупленности. Но происходит это исключительно редко.

 

7. Я иногда вспоминаю о том, что являюсь объектом универсальной, всеобщей ненависти. Я давно покинул Россию, давно выкинул из головы саму идею о том, что могу вернуться когда-нибудь эту дикую страну хотя бы с туристическими целями, но иногда вспоминаю о том, что любой человек, ознакомившись с моими идеями, возненавидит меня до крайности.

Вообще это довольно трудно – чувствовать себя вот таким изгоем, и мне понятно, почему психически не вполне устойчивые люди могут даже и покончить с собой, столкнувшись с такой всеобщей ненавистью людей их эпохи, и если бы я не был специалистом в управлении восприятиями и не относился бы с огромным похуизмом к тому, что обо мне думают неумные люди, то стал бы наверное мизантропом. Достаточно в поисковике набрать мою фамилию и имя, чтобы получить бесчисленную и поразительную в своей наглости клевету, ненависть, пожелания смерти и пыток, и ни одного доброжелательного отклика. Это, конечно, отрезвляет и напоминает о том, что в эту эпоху мне ждать нечего, и если и рассчитывать на что-то, то не в ближайшие сто лет, и поскольку шансы прожить еще сто лет я оцениваю как крайне невысокие (что не означает, конечно, что я не буду за это бороться изо всех своих сил), то фактически я навсегда обречен слышать в свой адрес лишь ненависть. Осознание этого… это, конечно, специфическое чувство. С помощью Селекции я использую это для порождения отрешенности. С паршивой овцы…

 

8. Я очень хочу провести этот эксперимент: в какой-нибудь слаборазвитой стране набрать детей-сирот в возрасте четырех-пяти лет, и попытаться создать своего рода Саммерхилл на основе идей Селекции. Брать их я хочу на основании двух простых тестов.

Первый – склонность к симпатии, дружественности, ласке. Достаточно привлечь к себе ребенка, приобнять его, проявить к нему элементарную ласку и посмотреть – возникает ли у него инстинктивное желание прижаться, проявить ласку и дружественность в ответ. Если да, то по этому критерию ребенок проходит. Если же возникает напряжение, деревянность, то нет.

Второй критерий – способность заинтересовываться. Можно с группой детей поиграть в какие-нибудь игры типа изучения иностранного языка или математики или физики или биологии и т.д. Ребенок, в котором есть жажда познания, быстро заинтересуется даже тем, к чему в будущем он может быть и не проявит большого интереса, выбрав что-то иное. Человек, склонный к познанию, непременно проявит интерес к попыткам научить его чему-нибудь в игровой форме, особенно на фоне той скучной и постылой жизни, которая его окружает.

Ребенок, прошедший оба теста, будет интересен мне и приемлем для того, чтобы попробовать научить его жить насыщенной жизнью. На базе этого интерната я хочу создать и бизнес-инкубатор, в котором дети постепенно будут учиться вести свой бизнес – те, кому это интересно, с любого возраста. Для осуществления такого эксперимента потребуется создать инфраструктуру интерната на собственной земле, его конституцию и программу содействия детям в их саморазвитии. Технически все просто, но свободных двух-трех миллионов долларов у меня сейчас нет, чтобы открыть такой интернат на сотню детей с ежегодным пополнением. В будущем он должен стать самодостаточным и самофинансируемым по мере того, как некоторые дети смогут развивать свои бизнесы, в которых интернат, как инвестор, будет иметь свою долю акций, но для первой стадии потребуется значительное финансирование. Рассчитывать на чью-то помощь не приходится, так что думаю, что этот проект своими силами я смогу запустить лет через пять.

 

9. Детские страхи, комплексы, слепые уверенности – они ведь живы всегда, в любом возрасте. Их каждый человек проносит сквозь всю свою жизнь. Во взрослом возрасте человек иногда научается некоторые из них контролировать, держать в рамках, в которых они не слишком деструктивно влияют на его жизнь, не мешают работе и т.д. Но по мере приближения к старости и накопления массы отравления негативными эмоциями и тупостью, возможность контроля ослабевает, и тогда и происходит то, что мы называем «впадением в старческий маразм». Формы маразма могут быть любыми, но в их основе лежат детские деструктивные уверенности, вбитые родителями и взрослыми в целом.

 

10. «После тяжелых боев в Краматорске было ранено около десяти мирных жителей, уничтожена целая улица.» «В районе н.п. Счастье Луганской области в течение нескольких часов длился бой. На помощь украинскому подразделению, которое попало в засаду, пришла бронегруппа. Общими усилиями украинские военнослужащие вступили в бой. По предварительным оценкам, убито и ранено более 30 ополченцев».  «В результате боев в окрестностях Луганска погибли четверо военнослужащих 24-го батальона территориальной обороны Украины. Ополченцы захватили шесть единиц бронетехники.» «Обстреливают поселок Закотное, город Северск, а также окраины Артемовска. Ополченцы отвечают огнем, идет жестокий бой с применением тяжелой техники». «Штурмовик Су-25 утром нанес авиационный удар по городу Северску».

Еще полгода назад если бы я встретил такие «новости», то решил бы, что читаю псевдо-фантастическую беллетристику самого примитивного пошиба. Кто что знает, что будет еще через полгода? Поистине непостоянна наша судьба. Все устраивает она вопреки ожиданию человека и являет свое могущество в чудесном.

 

11. Одна симпатка мне написала, что несмотря на то, что уехала из опостылевшей ей жизни с матерью и теперь живет с мужем и общается с симпатами, она все равно чувствует себя в целом несчастливой несмотря на то, что жить стало приятней.

Но иначе и быть не может. Я думаю, что таким как она стоит примириться с тем, что в целом они всегда будут несчастливы. Ну вот если тебе трамвай отрежет ногу, то останется лишь примириться с этим и жить дальше. Так же и тут. Ты будешь несчастлива, потому что какие бы мелкие действия ты ни делала, как бы ни украшала стены своей тюрьмы, сама тюрьма от этого не исчезает. Главные омертвляющие факторы остаются. Это и пресмыкательство перед мужиками, и готовность отупить себя, чтобы не смотреть на мужа трезвым взглядом, и оставшийся страх родителей и целая куча деструктивных уверенностей и прочее и прочее.

Для того, чтобы стать вот именно счастливой, а не слабо-несчастной, необходимо объявить полномасштабную войну всему, что тебя убивает, и осуществлять ее упорно и планомерно, испытывая предвкушение и удовольствие от этого процесса. И тем не менее даже в своей несчастной жизни ты можешь искать какие-то мелкие радости и удовольствия. Можно прожить совершенно несчастную жизнь, а можно слабо-несчастную, так что ты можешь по крайней мере делать какие-то приятные для себя мелочи — в Селекции полно рецептов таких действий. Мои советы таким людям не нужны, так как они и сами способны купить себе более вкусную плюшку и интересную книжку.

 

12. Многие люди, свалившие из России, жалеют теперь… о том, что не свалили раньше.

 

13. С одной стороны каждый человек испытывает непрерывные страдания – от негативных эмоций, тупости и догматических ограничений, взваленных на него обязательств, которые он несет, веря, что это его долг, от общества неприятных ему людей и т.д. Но стоит только коснуться критически хотя бы чего-то в его жизни, в нем немедленно возникает острая оборонительно-агрессивная реакция. Человек будет защищать все: свои негативные эмоции, свою тупость, своих тиранов. Его чувство собственной важности, его страх перед неизвестностью будущего, в котором не будет привычных состояний, его догмы – все восстает в нем против вмешательства. И если на такого человека давить путем указывания на его заблуждения и деструктивные привычки, то или он включает тебя в свою сектантскую цепь, начиная тебе подчиняться как тирану, или в твой адрес возникает отчуждение, отвращение и даже ненависть.

Изменения в человеке могут произойти лишь в результате его самостоятельной и решительной работы над самим собой, над своими деструктивными состояниями, и никак иначе. Поэтому остается лишь просто быть на расстоянии, в пределах доступности, чтобы человек мог задать мне вопрос, не проявляя самому ни малейшей инициативы.

Парадокс заключается в том, что никто инициативы проявлять не будет. И да, ситуация оказывается безвыходной. И если происходит хотя бы локальный прорыв, то это всегда спонтанно и всегда – как маленькое чудо.

 

14. Всем понятно, что наше тело уязвимо, и в любой момент легко его сломать, уничтожить. Гораздо менее очевидно то, что психика человека уязвима не в меньшей степени. Любого человека можно психически сломать совершенно простыми способами и превратить в безумного зверя или в жалкого таракана. Как бы важно, самодовольно и умно ни смотрелся бы какой-нибудь человек, за пять минут можно превратить его в ничто, в пыль, в пресмыкающееся, причем навсегда. Самое удивительное, что при этом можно и пальцем его не касаться. Психика обычного человека имеет чрезвычайно уязвимые места.

 

15. Отрешенность часто резонирует с  торжеством, решимостью. Возможно это происходит потому, что отрешенность отрезает паразитические паранойи, связанные с другими людьми, и словно расчищает таким образом путь вперед, к личной эволюции – пусть и вместе с людьми и отчасти для них, но без психопатической зависимости от них.

 

16. Враги будут у любого человека, который выбрал для себя какой-то идеал и стремится к нему. Для России это справедливо в особенной степени — здесь у мгновенно появятся будут враги, клеветники и преследователи, если ты хотя бы немного выделяешься из общей серой массы. Целесообразно заранее предупреждать об этом людей с активной жизненной позицией. Целесообразно проводить курсы закалки, на которых люди будут сталкиваться с теми, кто моделирует поведение их врагов, используя все привычные арсеналы мракобесов, мудаков и ненавидящих все живое. Такие курсы были бы интересны и полезны очень многим людям.

 

17. Для того, чтобы быть счастливым, иллюзии важнее реальности. Для того, чтобы еще и жить насыщенной жизнью, необходимо, чтобы реальность вытеснила иллюзии. В течение переходного периода человек становится несчастным, и если этот период затянется слишком надолго в связи с его нерешительностью в переходе от неискренности к искренности, от тупости к рассудочной ясности, от подверженности негативным эмоциям к борьбе с ними, то на свет появится еще один философ или мракобес.

 

18. Если судить о людях по их фоткам на их страничках, то наш мир состоит сплошь из счастливых и дружелюбных людей.

 

19. Если ты влюблена в отвратительного мужика, то стараешься как-то оправдать его неприятные тебе поступки. Ты стараешься понять его. Для этого ты пытаешься понять – как он думает, как чувствует, почему так поступает. Ты вживаешься в его роль и примеряешь его поступки на себя. При этом ты временно, в качестве эксперимента, примеряешь на себя его уверенности, мысли и пытаешься понять – каково это – считать это нормальным и естественным, и поскольку ты кровно заинтересована в том, чтобы найти ему оправдание, то легко достигаешь в этом успеха, и тем самым действительно начинаешь считать его поступки и мысли нормальными и естественными. В тебе, таким образом, сформировалось новое восприятие – та самая уверенность, которую ты ради эксперимента хотела испытать. И сформированная в тебе уверенность с высокой вероятностью может закрепиться и стать частью твоей личности. Таков один из механизмов, с помощью которого женщины, живущие с уродами, перенимают их восприятия и становятся такими же уродами.

 

20. В самом ли деле девушки глупы и примитивны? Конечно, они в самом деле в подавляющем своем большинстве глупы, ничтожны и примитивны. А разве может быть иначе?

Если девушка уверена в том, что она тупа и ничтожна, если все люди вокруг нее обоих полов и всех возрастов с раннего детства убеждают ее в этом (как явно, так и неявно через штампы общения, кино и т.д.), и вскоре она и сама начинает уверять себя в том же, и если она понимает, что заслужит одобрение и поддержку окружающих только в том случае, если исправно будет играть эту роль, то конечно она в конце концов превратится в то, во что согласна превратиться – в ничтожное, тупое, жалкое и зависимое существо.

Заслуживают ли они за это звания «убежденного ничтожества»? В отношении тех, кому даже в голову не приходило, что они могут перестать быть ничтожеством, я бы так утверждать не стал. Но в отношении тех, кто узнал и отказался, выбрав оставаться вторым сортом – да, безусловно.

Интересно заметить, что отказываются, узнав, почти сто процентов девушек и женщин. Это не говорит ничего плохого о самой природе девушек – природа-то у них одна и та же с мужиками. Это говорит о невообразимой глубине их падения, о труднопредставимой степени деградации их личности под влиянием деструктивных уверенностей. Но если ты думаешь, что мужики не падают еще ниже, то это не так.

Мужики, как ни парадоксально, падают и деградируют неизмеримо глубже и безнадежнее, поскольку то безмерное чувство собственной важности и то высокомерие, которые они выбирают испытывать, приводят к деградации на порядок, на два порядка ужаснее. Именно поэтому когда девочка узнает о Селекции и принимает те или иные ее идеи, она может начать меняться очень быстро, а мужики какими были, такими по сути и остаются.

Как ни странно, но подавив женщин, мужчины тем самым окончательно похоронили самих себя.

 

21. Роль личности в истории хорошо можно проиллюстрировать Ельциным: получив в свои руки самодержавную власть над огромной страной, он не нашел ничего лучшего, как спиться и отдать страну в руки КГБ, бодро превращающего теперь Россию в Северную Корею. Напрашивается параллель с временами Екатерины I и Анны Иоановны. Хотя нет, тогда было лучше – тогда КГБ не захватывало страну.

 

22. Любопытный механизм роста гомосексуальности в гомофобных странах – опишу на примере России.

Начинается все с того, что в стране, закрытой от внешних влияний железным занавесом, устанавливаются некие уровни гомосексуальности и гомофобии. Формируется эффект запретного плода, но в условиях отсутствия центров кристаллизации гомоинтересов, этот эффект проявляется очень слабо, фактически спит. Дальше начинается перестройка, железный занавес падает, страна вскрывается, и население начинает соприкасаться в том числе и с относительно высокой свободой гомосексуальности за рубежом. Эффект запретного плода срабатывает, и люди начинают замечать рост гомо-культуры. Это вызывает в них ненависть. Поскольку русские люди сравнительно дикие, эта ненависть не усмиряется цивилизационными импульсами, а начинает свободно выливаться наружу. Начинаются преследования, и с этого момента обратная положительная связь уже начинает работать на полную катушку: чем больше запретов, тем сильнее эффект запретного плода проявляется по всем слоям гомосексуально настроенных людей – от самого минимума типа «может и прикольно было бы попробовать» до максимума патологического отвращения к девушкам.

То-есть в целом условный «индекс гомосексуальности» растет. Это вызывает еще более ожесточенную реакцию, и еще больший рост гомоиндекса. То, что страна все еще открыта и люди пока еще в меру своего уровня дохода могут соприкасаться с западом, разрыв с которым в уровне гомонетерпимости все более и более растет, усиливает это. В итоге получается смешной парадокс: именно все эти психопатические, уже натурально клинически больные истерической гомофобией депутаты и не менее клинические гомофобы-граждане – именно они-то и являются истинной причиной того, что эффект запретного плода усиливается до предела, и в итоге гомовлечения в среднем становятся многократно усиленными по сравнению с тем, как бы это было в условиях полной гомотерпимости.

Смешно это. Печально и смешно. И самое смешное, что этот же эффект бьет по тем же самым гомофобам! Истерически воюя с гомокультурой, гомофобы тем самым делают все возможное, чтобы в самих себе усилить, раздуть искру гомосексуальности, которая на самом-то деле есть почти в каждом человеке, и вот это особенно смешно. Они начинают замечать признаки гомосексуальности в себе, и отсюда проистекает еще больше истеричности в гомофобии, тяжелые расстройства психики, связанные с уже вполне шизофреническим раздвоением личности, и их ненависть оборачивается против самих себя. Ненависть к себе выливается в ненависть к окружающему миру и к истерической нетерпимости вообще ко всему живому.

 

23. Подружка для совместных тусовок, разговоров ни о чем, хихиканья — хихидружка.

 

24. Девушке с запущенным, уже почти уродливо ожиревшим телом я посоветовал заставить себя подчиниться внешней дисциплине (которую она сама для себя выберет), и, скажем, начать ходить в какие-нибудь качалки и секции борьбы, где ее активность будет подпитываться внешними факторами в виде тренера, других тренирующихся. Она удивилась – неужели я предлагаю ей изнасиловать себя, ведь у нее нет радостного желания физической активности (ФА).

Объяснил ей, что да, я предлагаю совершить над собой насилие, поскольку негативные последствия от этого хоть и будут, конечно, но негативные последствия тех насилий, которые она когда-то совершала над собой и другие люди совершали над ней (что и привело к тому, что у нее теперь нет удовольствия от ФА, а есть деградирующее тело), гораздо более неприятны.

Удовольствие от ФА свойственно испытывать любому человеку, поэтому есть основания предполагать, что со временем ее насилие над собой прекратит таковым быть — она начнет спустя несколько месяцев занятий испытывать удовольствие и от ФА и от его результатов. То есть речь идет о таком искривлении искривленного, чтобы оно выпрямилось, как и было изначально. По сути, речь идет о реализации индуцированных радостных желаний. Такой подход эффективен в запущенных случаях.

 

25. В течение пятнадцати лет (с того момента, как я начал создавать Селекцию восприятий), общаясь с девушками, я по сути занимаюсь тем, что убеждаю людей в том, что они люди, а не прислуга, не свиноматка и не половая тряпка. Почти безуспешно. Общаясь с мужиками, я убеждаю людей в том, что они люди, а не пупы земли и изумительные в своем совершенстве гении и красавцы, и что есть смысл признать этот факт и, таким образом, дать самому себе шанс захотеть что-то в себе изменить. Совершенно безуспешно.

 

26. Так же, как многие женщины понимают феминизм прежде всего как свободу курить и напиваться, испытывать агрессию и презрительность, быть грубой и бесчувственной, насиловать и ненавидеть, так и в более широком смысле все люди в первую очередь из всех возможных свобод пользуются свободой быть рабом. Обычно эта свобода становится и последней.

 

27. Я считаю, что девушки совершают ужасную ошибку, не занимаясь боевыми искусствами, потому что влияние таких тренировок на человека, и особенно если это девочка, привыкшая быть ничтожеством, огромно:

Во-первых, меняется тело — оно постепенно становится сильным, способным отражать агрессию, способным испытывать больший спектр приятных ощущений.

Во-вторых, меняется психика: а) появляется уверенность в своих физических силах — это оказывает гораздо большее влияние, чем может показаться тому, кто сидит и культивирует свой жир, б) появляется уверенность в своих силах вообще, даже в том что не касается непосредственно физического плана — чувство того, что ты можешь дать отпор физической агрессии, как ни странно оказывает огромное влияние на все сферы жизни человека.

Лично я советую совмещать какую-нибудь разновидность бокса (классический, тайский) и какую-то борьбу (самбо, джиу-джитсу, BJJ). Полезны и приятны толковые курсы самообороны.

 

28. Любое обучение или самообучение необходимо начинать черепашьими темпами. Чем медленнее, тем лучше, и при первых же признаках утомления или нежелания очень важно тут же прекратить процесс (само)обучения и сделать в нем паузу до тех пор, пока желание не появится снова. Это то, что категорически не хотят понимать люди.

Во-первых это связано с тем, что всякое новое знание укладывается в голове очень постепенно – иногда так постепенно, что приведет любого нормального учителя в бешенство. Но каждый новый запомненный и понятый фрагмент знаний словно преображает что-то вокруг себя, подготавливая почву (я думаю, что в самом что ни на есть материальном смысле этого слова) для того, чтобы последующие фрагменты укладывались там с удовольствием и возникало желание узнать что-то еще.

Во-вторых, исключительно важно сформировать уверенность в том, что ты способен учиться этому. Это особенно важно для детей, вырастающих в условиях тотального подавления своей индивидуальности (то есть для всех русских уж точно).

В-третьих, это дает возможность наслаждаться фоновым желанием выучить что-то еще – а это само по себе очень творческое, созидательное состояние, которое бросает свои лучи на многие другие области психики.

Современная школа безумно далека от этого принципа и лишь уничтожает все живое в детях. Если ты хочешь стать когда-то человеком, который с восторгом и энтузиазмом поглощает целые тома научных книг, и в котором каждое прочитанное слово запечатлевается словно само собой без усилий, воссоединяясь с имеющимися знаниями – стань сначала медленным как улитка, как амеба. Люди, прошедшие школу и тем более институт – это люди, в которых желание и способность познавать почти совершенно убиты, так что смирись с тем, что во взрослом возрасте потребуется, возможно, несколько лет амебного темпа, в течение которых тебя постоянно будут атаковать фобии типа «я бестолковый», «другие это за месяц прочли бы», «ну что я рассусоливаю» и т.д. Борись с этими вирусами, как боролся бы за свою жизнь, ибо это и есть борьба за жизнь.

В исключительных случаях, когда проходит время, скажем год-два, а желания изучать что-то так и не появляется, я считаю целесообразным попробовать накапливать фрагменты знаний в условиях отсутствия такого желания – это не самоизнасилование, поскольку самоизнасилованием является действие, мотивированное догмами, запретами, моралью и т.д. типа «я плохой если не учу». Это – попытка сделать что-то такое, что с высокой вероятностью, согласно твоим представлениям, может начать приносить тебе удовольствие, и единственная причина того, почему это не приносит удовольствия сейчас, заключается в том, что твоя психика нездорова, искажена или даже почти сломлена массовым психическим насилием над тобой в детстве (подробнее об этом см. в «Неизбежности озаренного мира», глава про индуцированные желания).

 

29. Очень многие девушки, задумывающиеся о том – почему же они вечно выбирают себя в мужья и приятели каких-то презрительных уродов, или просто серых, самодовольных, надменных мужиков, почему подстилаются под подавляющих их родителей, обнаруживают в себе уверенность «я должна страдать», «я заслуживаю этого наказания».

Это результат успешной дрессировки родителями, учителями и мужьями. Такое отношение к себе как к говну вбивается девочкам в голову до степени безусловного рефлекса. И потом они только беспомощно разводят руками, понимая, что сделать уже ничего нельзя – вроде вот все понимаю, а сил изменить это и восстать против тиранов уже нет и не будет, и она снова ползет униженно и на коленях к своим родственникам и мужьям выслушивать очередные потоки помоев и ненавидит себя теперь уже и за то, что у нее трясутся поджилки от страха при мысли встать и высказать им в лицо все то, что есть им сказать, не съежившись от ужаса перед неминуемой вспышкой ненависти и унижений, не впадая в деструктивный гнев, противостоя их попыткам немедленно вернуть лошадь в стойло.

Мужчины оказываются в таком положении тоже нередко, хотя и не в таком дико массовом порядке, как девушки.

 

30. Когда кто-то из беженок или симпаток пробует написать какой-то рассказ, всегда получается по сути одно и то же: обилие литературных штампов + потуги на создание атмосферы многозначительности, которые в итоге выглядят предельно неестественно. Что-то типа: «Я вышел поссать в кусты. Из кустов на меня смотрел бородатый человек невероятно пронзительным взглядом, и я понял, что в моей жизни что-то необратимо изменилось — я никогда больше не ссал в те кусты.»

Не стремитесь к многозначительности, не пытайтесь создавать нетленку. Пишите предельно просто, своим живым языком. Например можно взять свой рассказ о чем-то из скайпа, когда ты описывала подружке свои приключения, и после небольшой корректуры и доработки сделать куском своей книжки или рассказа — это и будет приятный для тебя стиль и скорее всего он и будет легкочитаем.

 

31. Представь себе картину: у какого-то более или менее известного человека берут интервью для телевидения и задают вопрос – что ты любишь? А он отвечает – люблю заниматься сексом, ну и кроме этого еще и то-то и то-то.

Понимаешь ли тебе, что это абсолютно дикая, нереальная картина? Думаю, понимаешь. И это твое понимание доказывает также, что ты понимаешь (даже если отказываешься признавать), что в обществе сложилось параноидальное, психопатическое отношение к сексу, которое уместно назвать «ненавидящим», и которое не может не приводить к тяжелым расстройствам как в психике отдельных людей, так и в социальном здоровье общества в целом. Но вы принимаете это как нечто совершенно естественное. Вы привыкли. И более того – вы поддерживаете эту психопатию. Вы сами – свои же могильщики, учитывая, что секс – это естественная потребность как наших тел, так и нашей психики в целом. И относиться к ней как к чему-то непристойному, это значит закладывать в самом себе мощный фундамент для ненависти к себе, плюс это значит кастрировать в себе мощный источник озаренных восприятий, радостных желаний и удовольствий.

Я не удивился бы, если бы в будущем при тщательном анализе современной ситуации выяснили, что именно эта ненависть к сексу и являлась главной причиной того, что так безумно распространены негативные эмоции, страдания, всяческие несчастья.

 

32. Многие сейчас полагают (особенно в России и Северной Корее:), что США монопольно управляют миром. Внешне так и выглядит, согласен. Но миром управляют не мифические сферические сущности в вакууме вроде «США» или «Европа», а конкретные люди, сообщества людей, то есть политико-экономическая (!) элита. Невозможно отделить политиков от капиталов — без капиталов вообще нет ни политики, ни политиков. А капиталы американцев не только в США, но и в той же Европе, ЮВ Азии и т.д., а по сути — везде. Это значит, что принимая политические решения, США не может не принимать во внимание интересы Европы, Китая, Сингапура и т.д., и то — в насколько большой степени их интересы учитываются в США, это отдельный большой вопрос. Двуполярного мира США-СССР уже давно нет. Многополярного мира типа США-Европа-Китай уже, как ни странно, тоже нет именно в силу глобализации, равномерного распределения капиталов по всему миру.

 

33. Простой способ дрессировки девушки. Сначала ей с раннего детства родители и учителя и прочие взрослые внушают, что она дура. Затем то же делает ее любовник, потом – муж. Поверив в это, она уже не доверяет своей способности рассуждать, после чего попросту перестает активно применять свой рассудок, начинает чаще говорить непродуманные вещи и совершать глупости, подвергаться еще большим насмешкам и унижениям, и… со временем ее рассудок, лишенный тренировки, превращается в вытекающий из ушей кисель, вообще замерзает и она становится дурой, конечно.

Мужчины в детстве тоже подвергаются обструкции со стороны взрослых, ведь мальчиков надо тоже держать в узде и насиловать своим воспитанием. Но их спасает, во-первых, вера в свою охуенность, а во-вторых по мере взросления мальчиков им начинают все меньше и меньше внушать идею об их глупости, а потом и вовсе начинают внедрять в них другие догмы типа «ты будущая опора семьи» и т.д., которые поддерживают их уверенность в себе (с одной стороны, конечно, так как с другой эти догмы становятся почвой, на которой произрастают мужские фобии).

 

34. Одно из самых грустных для меня дел – это смотреть на фотографии красивых девчонок, а их огромное количество – этих красивых девчонок. Когда я смотрю на какую-нибудь такую фотку, то очень легко представить себе, дорисовать, что передо мною девочка сильная, искренняя, нежная, переживает что-то глубокое и близкое. И при этом очевидно, что на самом-то деле она уже давным-давно сломлена (а может уже и сама рьяно ломает своих детей), ничтожна, пресмыкается перед мужем и родителями, предельно догматична, стервозная или депрессивная, и что она немедленно возненавидит меня, как только узнает о моих взглядах, и даже не будет пытаться докопаться до истины, как бы проста и очевидна она ни была, и не сделает ни шагу, чтобы стать счастливей.

Остается мечтать, что через тысячу лет будет все именно так, как мне хочется представлять – мир открытых, искренних и свободных от тупостей, слепых уверенностей и негативных эмоций людей. Блять, ну ведь должно же когда-то это будущее наступить? Ведь когда-то это будет?

 

35. В гнилой культуре уровни менталитета и ебалитета связаны обратной пропорциональностью, а в здоровой культуре — прямой.

 

36. Ничё выглядит никак.

 

37. У меня проснулись садистские наклонности — я пошел пытать счастье.

 

38. Отличить собаку от сволочи легко. «Собака» — это собака. «Ссобака» — это сволочь.

 

39. По мере того, как энергии становится больше, время от времени возникают очень яркие пятна воспоминаний тех ситуаций, которые могли случаться даже десятилетия назад, и в которых ты испытывала хотя бы секунду-две ярких всплесков блаженства или безмятежности или радости и т.д. Для этого явления термин «воспоминание» даже и не подходит, поскольку они переживаются так, словно ты полностью вернулась в тот момент времени, и переживаемое тобой тогда происходит именно сейчас со всеми сопутствующими восприятиями. Это скорее спонтанное «впрыгивание» в переживание – такое же, какое происходит при порождении озаренных восприятий, технология которого описана у меня в Селекции. В результате таких впрыгиваний, вызванных выросшим уровнем энергии, человек словно собирает утерянные сокровища своей жизни.

 

40. Чувство тайны пробуждается при соприкосновении с непознанным, если к этому соприкосновению относиться без психопатий – без страхов, разочарований, деструктивных уверенностей, пароксизмов желания обладания и т.д. Само по себе это удивительное явление. Мы к нему привыкли, но оно остается удивительным – каков механизм того, что при соприкосновении с непознанным возникает именно чувство тайны?

Возникновение чувства тайны – это лишь одна из многих других естественных реакций на непознанное (например безразличие к непознанному, страх перед непознанным и т.д.), которая просто эволюционно отобралась, в то время как остальные не выдержали конкуренции в естественном отборе? Или у этой связи есть еще и другой, гораздо более глубокий смысл, отражающий какие-то фундаментальные свойства человеческой психики?

 

41. По поводу недавно начавшегося нового всплеска войны Израиля с Палестиной и неизбежно последовавшей пропагандистской войны с обеих сторон, мне хочется высказать одну мою принципиальную позицию. До тех пор, пока Израиль официально не признает то, что описано в книге Шамира «Сосна и олива или неприметные прелести святой земли», а также в его же статье «Израильская Катынь» (еще у него есть любопытная книга «Каббала власти»), я не верю ни одному их слову. Именно принципиально не верю.

Некоторые говорят: «если они признают эти преступления, то это негативно скажется на развитии их отношений с арабами и арабы выдвинут требования». Ну что ж, согласен. Продолжу этот ход мысли, вполне нормальный для преступника-рецидивиста: если изнасиловал девочку — никогда не признавайся в этом, так как это осложнит твои взаимоотношения с ее родственниками и твоими приятелями, а если девочка начнет дергаться и выражать претензии, заткни ей пасть. А насчет требований: если бы в мою условную деревню пришли условные израильтяне и сделали бы то, что они делали с палестинскими деревнями, я бы даже требований не стал выдвигать, я бы поступил иначе.

Еще спрашивают: «не понимаю, почему это признание преступлений будет положительным шагом в сложившейся ситуации». Может быть потому, что другие люди (включая меня) начнут относиться к Израилю не так, как относятся сейчас. Или израильтяне в самом деле уверены, что антисемитизм не проистекает в конечном счете из собственно личностных качеств евреев? Что это такая социальная флуктуация — что есть всемирный и всевременной антисемитизм, но нет извечного и повсеместного антихорватизма, антиаргентинизма и антифранцунизма?

Евреи в этом напоминают мне русского быдло-мужика. Если ты скажешь ему, что такие-то его проявления неприятны, он бросится на тебя с кулаками, обольет говном, но ему и в голову не придет задуматься — «может я все-таки не само совершенство?» «Может быть соседи не любят меня не потому, что они антимужикисты?»

И еще хочется тут сказать. Израильтяне, которые отказываются признавать преступления Израиля, а также евреи в целом, которые спокойно посматривают на то, как людей сажают в тюрьмы и рушат им жизни всего лишь за сомнения в том, что холокост существовал (особенно учитывая, что он и не существовал — информацию можно взять из книг Графа «Великая ложь XX века» и «Миф о Холокосте»), несут, на мой взгляд, ответственность за все будущие еврейские погромы и за тот антисемитизм, который в последние годы начинает все более и более активно овладевать умами европейцев, не желающих смириться с навязанной диктатурой Холокоста в исторической памяти.

(P.S.: я совершенно не на стороне арабов — ни в данном конфликте, ни вообще. В данном конфликте я вообще ни на чьей стороне.)

Нельзя также забывать, что тут имеется обратная положительная связь. Евреи, чувствуя довольно часто напряжение или даже прямую агрессию к себе со стороны разных людей, в основном конечно таких, которые легко подвержены промыванию мозгов антисемитизмом и которые вообще ищут — против кого бы подружить, соответственно просто не могут не заронить в головы своих детей представление о том, что существует вот такое явление. Да и дети, сталкиваясь с антисемитизмом, задают вопросы родителям и получают более или менее корректные ответы, которые все же сводятся к тому, что есть вот такие люди, которые не любят евреев, и таких людей довольно много. Со мной так и произошло кстати.

Теперь, от понимания того, что евреев многие не любят просто потому, что они евреи, ровно один шаг до компенсирующей уверенности в том, что евреи превосходят другие нации. Это конечно теория, но я могу, тем не менее, сказать совершенно определенно по своему опыту общения с израильтянами (и с российскими евреями в меньшей степени) — общаясь с евреем я с большей вероятностью столкнусь с высокомерием, надменностью, презрительностью и жадностью, чем если пообщаюсь с представителем другой нации. Что касается специфики путешествий, то как мне кажется, в ЮВ Азии почти невозможно встретить израильтянина, который не был бы наркоманом (в основном марихуана). Но говорят, что в самом Израиле наркоманы слабо распространены — этого не знаю. И насколько я знаю еврейские семьи, даже в самых либеральных и чуждых сионизму из них (я сам из такой семьи) все-таки исподволь все равно насаждается уверенность в превосходстве еврейской нации. Это происходит как-то исподволь. Я думаю, что Израиль, как ни странно, самая расистская из цивилизованных стран.

Конечно, любое обобщение национальных черт характера очень уязвимо, поскольку можно в любой момент указать на множество исключений из любого подобного правила. И тем не менее, в результате некоего объема общения с представителями той или иной национальности зачастую можно сформулировать некое утверждение, которое хоть и носит, естественно, вероятностный характер, но тем не менее может оказаться вполне полезным в будущем. Также можно принимать к сведению опыт других людей, чьи свидетельства кажутся достаточно адекватными. И вот опыт показывает, что израильтяне категорически отказываются не только признавать то, что холокост (в его осмысленном определении) — это миф, и то, что в свое время на палестинских территориях израильтяне совершили немало преступлений, в том числе и чудовищных (об этом как раз можно прочесть у Шамира в «оливковой ветви»). Они отказываются даже думать об этом, даже рассуждать об этом, даже обсуждать те же книги Графа и Шамира. Более того, их реакция на попытку таких обсуждений — это не просто игнорирование, но и вполне открытая враждебность, агрессия, клеймение «антисемитом» и т.д. Можно, конечно, ссылаться на то, что им типа не легко в постоянной войне с палестинцами, и это возражение я бы принял, если бы не то, что речь все-таки идет не о философских материях, а именно о чудовищных преступлениях, совершенных государством Израиль (его армией при поощрении правительства и неопределенного круга граждан). Тут уже не до поощрительного снисхождения — такие вещи замалчивать нельзя.

 

42. Всякое социальное сообщество можно, абстрагируясь, рассмотреть как множество элементов, на котором заданы определенные операции – не просто сложение и вычитание, но гораздо больший их спектр. Некоторые операции на этом поле запрещены, некоторые разрешены, причем и разрешения и запреты зачастую не являются жестко установленными и имеется ряд исключений из этих правил запретов и разрешений.

Разные сообщества отличаются и разными типами элементов и разными наборами разрешенных и запрещенных операций. Элементы сообществ являются составными объектами, представляя собою совокупности привычных восприятий, и – что очень интересно для математика — в отличие от элементов математических множеств, они изменяются в результате групп операций, проводимых ими или над ними. Характер этих изменений также бывает разным – и постепенное накопление с последующим переходом в новое качество, и спонтанные переходы. Изменения обусловлены и внутренними и внешними факторами.

Построение такой математики сообществ и будет научной в полном смысле этого слова социологией, и кроме того, такая ветвь математики будет интересной сама по себе.

 

43. Я думаю, что Северная Корея (СК) прекратит свое вопиющее существование в течение, скажем, года. И в результате некой перестройки начнет превращаться во что-то, похожее на Южную Корею (ЮК), повторив судьбу ГДР.

Это предположение я выдвигаю, основываясь на любопытном факте, который произошел пару дней назад, когда Ким Чен Ын предложил южнокорейцам… объединиться! И вдобавок еще и на том, что и до этого, и после этого (уже сегодня) из СК снова доносятся угрожающие заявления.

Предложение об объединении СК и ЮК настолько дико, что не могло бы прозвучать даже от южнокорейцев, которые, несмотря на вполне понятную ностальгию по единому народу, в массе своей отдают себе отчет в том, что такое объединение повесит на их страну груз, на порядок потяжелее, чем ГДР. И тем более это прозвучало совершенно дико от СК, которая годами только тем и занимается, что грозит и США, и ЮК, иногда чуть-чуть сменяя гнев на милость.

Учитывая скудные факты о состоянии экономики СК, можно предположить, что такое вопиющее предложение Ким Че Ына обусловлено паникой. Человек в состоянии паники от разваливающегося всего вокруг не спит ночами и начинает бредить разными завиральными идеями. По утро его будят слуги и ему начинает снова казаться, что все еще не так плохо, и что какое-то чудо-решение все спасет. Примерно такие же фантасмагорические надежды питал Гитлер вплоть до самого последнего момента, воодушевляясь то смертью Рузвельта, напомнившей ему о временах удачливого Фридриха II, то армией Венка, направившейся на Берлин, которая по сути оставалась армией лишь на бумаге, то сообщениями фон Брауна и Гейзенберга, которым так и не суждено было превратиться во что-то более материальное, нежели надежды.

Конечно, СК изначально обречена, тесно соседствуя с Китаем и ЮК, поскольку, как верно заметил товарищ Сталин, коммунизм и капитализм сосуществовать и, тем более, тесно соприкасаться, не в состоянии. «Тлетворное влияние Запада» — в данном случае запада-юга-востока, неизбежно подточит нравственность строителей коммунизма, а влияние тотальной нищеты и голода могут, конечно, долго сдерживаться с помощью спецслужб, но не бесконечно же долго.

Сталин мог хотя бы грезить войной, имея в своих руках вооруженные силы, теоретически способные завоевать весь мир, и лишь Гитлер, ценой своей жизни и ценой отката Германии на десятилетия назад, смог его остановить, спасши тем самым Европу как минимум, а может и весь мир. (Кстати, кто-то сказал немцам за это спасибо? Никто не сказал спасибо спасителем европейской цивилизации). А Ким Чен Ын даже на войну полагаться не может — какая уж тут война в такой нищете и беспомощности — раздавят за пару дней.

СК так долго существует лишь за счет особого коллективизма, присущего вообще азиатским рисовым цивилизациям. Это в средней полосе можно вскопать грядку, посадить картошку, да и жить на своем хуторе припеваючи. А рисовая культура — совсем другое дело. Тут нужны объединенные и отлично срежиссированные усилия всей деревни и даже совокупности деревень, чтобы создать необходимые ирригационные сооружения и управлять ими. Поэтому корейцам издревле присуща очень высокая степень стадности (которая в современных условиях может играть роль как ускорителя, так и тормоза одновременно). А значит — кто корейцами командует, тот и получает все. Встанет у руля Ли Куан Ю — и СК с такой скоростью рванет в цивилизованный мир, что не отстанет и от южнокорейцев. Встанет Ким Ир Сен — и вся страна в едином порыве превратится в то, во что она сейчас превратилась. Но похоже, что запас коммунистического энтузиазма уже этой нацией исчерпан, и процессы внутренней коррозии уже необратимы, что и вызывает приступы панического удушья у Ким Чен Ына. И предполагая, что уж он-то неплохо осведомлен о том — как идут дела у него в стране, я и думаю, что старой СК пришел капец.

 

44. Время от времени у человека, который не окончательно встал на конвейер «институт-рожать-воспитывать-пенсия» возникают проблемы со смыслом жизни и с поиском интересов, спады и залипания в серости. Я считаю, что необходимо поддерживать понимание очень простой вещи: что бы ни происходило, необходимо продолжать в фоновом режиме строить свою жизнь так, что если какой-то просвет появится, то у тебя к этому моменту будут и средства для реализации своих желаний.

Поэтому несмотря на вялость, серость, апатию целесообразно в каком-то фоновом, ненапряжном режиме и языки учить, и тело тренировать, и науки почитывать, и какую-то социальную деятельность вести, да и деньги зарабатывать. И вполне может так получиться, что такая фоновая деятельность не только позволит тебе не впадать в депрессию и не совершать деструктивные поступки, но и даст тебе в итоге тот минимум энергии, который и поможет найти этот просвет.

 

45. Чем больше человек кладет хуй на свою собственную жизнь, тем в большей степени он параноидально заботится о судьбах кошки или мышки.

У психически здорового человека забота о кошке-мышке ограничивается некоторым объемом действий, доставляющих ему удовольствие, и не бывает такого, что его собственные интересы подавляются в ущерб воображаемому мышовому комфорту.

 

46. Параноидальные, выходящие, казалось бы, за рамки всяческого здравого смысла антиамериканизм и антизападничество в целом, массированный рост психопатических изоляционистских настроений среди россиян – не такое уж новое явление для России. По сути, это возврат к хорошо известному прошлому (времен Ивана Грозного, например). Патологический изоляционизм в истории России настолько резко противоречит объединительным европейским тенденциям, что этому должно быть какое-то объяснение. Скорее всего, тут должно быть несколько более или менее взаимосвязанных факторов, и я допускаю, что одним из них является гигантский размер империи.

Если твоя империя простирается на тысячи километров во всех направлениях, то у власть имущих неизбежно должен развиваться параноидальный комплекс уязвимости, который успешно подпитывается еще и тем, что и в самом деле такая огромная протяженность влечет за собой объективные проблемы как сохранения целостности границ, так и проблемы подавления сепаратизма, причем зачастую вторая угроза намного опаснее первой, ведь внешняя агрессия зачастую способствует как раз консолидации общества, в то время как центробежные силы по-настоящему опасны для тирании.

Отсюда и патологический страх собственных граждан, из которого неизбежно вытекает создание всевозможных тайных канцелярий и прочих разновидностей КГБ. Отсюда и чувство незащищенности от внешних угроз, которое направляет пропагандистскую машину в направлении создания разного рода жупелов и страшилок.

Народ все это перенимает. Перенимает и враждебность к самому себе, поддерживая своего рода само-людоедство – отсюда такая поразительная склонность русских к доносительству, к уничтожению любого свободомыслия, которая так ярко стала проявляться еще в начале XVIII века, и с тех пор уже не сбавлявшая оборотов. Перенимает и ненависть к чужестранному, готовность в любой момент замкнуться в очередном припадке.

Как и любые припадки, в этих явлениях есть цикличность, которую несложно наблюдать в истории России (яркий пример – петровские и послепетровские времена), и понятно, что сейчас Россия движется ко дну очередного цикла. Насколько глубоко она в него упадет и каковы будут последствия, учитывая, что внешний цивилизованный мир теперь уже не разрознен, как это было в прежние времена, а очень даже интегрирован и экономически, и культурно – это большой вопрос.

Я думаю, что очередной виток самоизоляции приведет к настолько глубокому, непреодолимому отставанию России от цивилизованного мира во всех возможных аспектах, что в конце концов этнические субъекты «семьи народов» больше просто не захотят это терпеть. Пустой холодильник неизбежно победит телевизор, и тогда небольшие некоторые новообразованные государства начнут свое быстрое восхождение к нормальной жизни, а некоторые продолжат деградировать дальше, отползая на обочину истории и падая в пучину окончательного забвения и окончательного распада.

 

47. «Давай колись дальше!», приказал Мюллер, и Штирлиц продолжил сладострастно целовать его попу, тыкаясь в нее своей небритой щетиной.

 

48. Изнасилование книгой.

Цитата из комментариев в моем блоге: «интерес не развивается принудиловкой. Это как утверждать, что от изнасилования жертва учится любить секс».

Аналогия интересна еще и тем, что в результате некоего окультуренного (ну то есть не совсем ублюдочного, например внутрисемейного) изнасилования некоторые девушки и в самом деле испытывают удовольствие и возбуждение — просто потому, что срабатывает физиологические механизмы, и это многие патологические насильники и кладут в основу своих убеждений в том, что сексуальное насилие нормально и даже желательно.

Точно так же в связи с тем, что в природе человека есть стремление к познанию, изнасилование учебой тоже иногда приводит к тому, что интересы просыпаются, и патологические насильники радостно потирают руки и кричат об эффективности такого подхода. Сколько при этом интересов губится, сколько людей становятся пожизненными психическими инвалидами, их не интересует.

 

49. Зачем постоянно и ожесточенно бороться с последствиями чего-то в том случае, если можно устранить саму причину? Причина педофилии – дети, поскольку любой психически здоровый человек испытывает как минимум эротическое влечение к красивым детским и подростковым телам. Отсюда ясно, как вам справиться с педофилией…

 

50. США я не люблю почти так же, как и СССР. Ну то есть я не отрицаю, что США играет огромную прогрессивную роль в развитии цивилизации, но это не отменяет тех психопатий, которые там есть и которые они активно насаждают во всем мире. Так и саудиты были весьма прогрессивными по сравнению с дикими племенами, бороздящими просторы великих пустынь, но это не значит, что я обожаю Садовскую Аравию – совсем даже наоборот.

Одно из самых неприятных свойств США — массовая параноидальная религиозность. Другое — массовое запредельное ханжество в сексе. Третье — совершенно параноидальная педоистерия, напоминающая лучшие годы охоты на коммунистических ведьм и предшествующие им годы сжигания на кострах «обычных» ведьм.

Кстати, фейсбук меня удалил с полгода назад, прислав письмо, что если я еще раз попробую там зарегистрироваться, то они подадут на меня в суд. И я их понимаю. Я ведь совершил ужасное преступление — я там написал, что дети имеют право на сексуальные восприятия. Именно это написал – не больше и не меньше. Когда я рассказал об этой истории нескольким американцам, они пожали плечами и пугливо от меня отошли. Я тоже пугливо и даже брезгливо отхожу от России/СССР и США — этих двух монстров современного мира.

И теперь мы пришли к тому, что меня лично представитель Белого Дома обвинил в терроризме. Цитирую: «We have concluded that Vladimir Putin and the Russians are culpable to this tragedy.» Путин и русские виновны в трагедии со сбитым самолетом. Отличный способ нагнетать ненависть ко всем русским и заодно… сплачивать всех русских в ситуации, когда доказательства вины всех русских строятся на… на чем, как ты думаешь? На спутниковых фотографиях? На анализе останков самолета? Нет. Никаких доказательств не предъявлено. Ну то есть теоретически они может и есть, и их придерживают специально для вящего эффекта, но ведь получается очень плохая вещь — признавая вслух, перед всем миром, что их «доказательства» базируются на… информации из блогосферы (!!!) и объявляя на весь мир, что доказана вина Путина и всех россиян, тем самым формируется совершенно уникальная для цивилизованного мира ситуация. Людям говорят: «русские виноваты, верьте нам, мы прочли об этом в блогах»! За кого надо принимать этих людей?? За овец?? И самое поразительное, что эти цивилизованные люди в той же Голландии, Австралии, штатах и т.д. с энтузиазмом подхватывают: «да, мы верим, проклятые русские виноваты, ведь вы прочли об этом в блогах»… То есть все-таки овцы.

Я понимаю, что Россия в лице ее представителей власти, всех этих невменяемых депутатов и поддерживающих их пенсионеров со сталинско-динозавровым мышлением — уже так сильно заебала не только саму себя, но и окружающий мир, что люди вокруг ищут любой повод, чтобы испытать праведный гнев. Это понятно. И все же вот такой стадный кретинизм очень опасен, на мой взгляд, для самого этого цивилизованного мира.

P.S: все то, что я пока что прочел об этой авиакатастрофе, на данный момент дает мне основания предполагать, что самолет сбит украинским истребителем. Я далеко не эксперт, но читая доводы разных людей, в том числе и экспертов, я пока что пришел именно к такому выводу. Интересно, что покажет тщательная международная экспертиза.

 

51. Советы желающим сбросить лишний жир:

Надо понимать, что обмен веществ – штука

1) сильно инерционная

2) сильно зависящая от восприятий

 

Поэтому:

1) не надо рывков и штурмов — это произведет обратный эффект.

2) изменяй свою жизнь понемногу в рамках приятного — добавь в свою жизнь физической активности (ФА) так, чтобы было приятно (иногда и мини-штурмы приятны, конечно, а иногда и целые многодневные серии очень активной ФА приятны). Добавь в свою жизнь «контроль голода» — не наедайся до состояния сытости — пусть будет постоянно приятный легкий голод — совсем легкий, чтобы было приятно.

3) не жди результатов быстро — тело перестраивается постепенно. Может быть месяца через 2-3 начнутся заметные изменения

4) не делай из ФА и своего похудания идею-фикс. Занимайся параллельно другими делами (см. МН-технология в «Селекции восприятий)

5) ненависть к своему жирному телу, как ни смешно, лишь увеличивает вероятность того, что оно так и будет оставаться жирным.

 

52. Патриотический бумеранг.

Патриотизм – козырная карта, которую авторитарная власть, поддерживающая свое существование условными штыками разного сорта, использует в тех случаях, когда ситуация стремительно и безвозвратно ухудшается, а инструментов к ее исправлению не видно в рамках существующей системы. Так было и тогда, когда советские люди миллионами сдавались в плен или просто расходились по домам в сорок первом – Сталин вдруг «вспомнил», что мы все «братья и сестры». Так есть и сейчас, когда уходящая в пике экономика требует экстраординарных мер, и небольшая войнушка как раз кстати, чтобы консолидировать народ.

Но тут есть один аспект, который обычно не учитывается, и силу влияния которого трудно рассчитать и предсказать. Дело в том, что игра в фанатический патриотизм, которую так любят использовать диктаторы, на самом деле несет в себе значительные риски, поскольку в истории и культуре почти что всякого, наверное, народа есть много, а нередко и слишком много такого, что связано со свободомыслием, с противостоянием тирании.

Наиболее дотошные дирижеры пропагандистов это понимают, и поэтому стараниями армии продажных трудяг выдают народу выхолощенную, рафинированную, а точнее кастрированную историю. Конечно, такая история неизбежно полна вопиющий противоречий и откровенных глупостей, но так ли это важно? Масса съест, а с въедливыми одиночками справиться несложно. И история СССР показывает, что задача эта вполне успешно решаема, и до сих пор огромное, подавляющее большинство россиян старшего поколения имеют в своей голове совершенно мифологические картины как истории России, так и мира в целом. Чего стоит только безобразная куча мифов о Второй мировой войне, которые никак не удавалось сложить во что-то удобоваримое ни при Хрущеве, ни при Брежневе, ни посейчас. И эти мифы переходят из поколения в поколение в процессе их успешного навязывания еще в детском возрасте, используя и детское легковерие, и грубую силу.

И все же для успешного, полноценного решения этой задачи по оболваниванию населения требуется одно условие, которое в современном мире уже совершенно невозможно – это полная изоляция, абсолютный железный занавес типа северокорейского. И если этой изоляции нет, если есть свободный обмен информацией, и если, тем более, есть миллионные диаспоры русскоязычных в других странах, которые выступают удобным передаточным звеном для идей, то в таком случае постепенно патриотизм может превратиться и превращается в бомбу замедленного действия, подложенную под трон путиных и мизулиных. То есть патриотический угар пробудить в населении не так сложно. Но удержать эту реку в рамках прорытых каналов «враг там, это плохо, это хорошо, любишь родину – люби власть» и т.д. в условиях свободного распространения информации невозможно. А экономическая ситуация не улучшается. А патриотический угар толкает на поиски виноватых. А знающие историю люди подсказывают – вот так вот на Руси бывало, и вот так бывало, и царей бывало бомбили, и с вилами на господ ходили… Опасен бумеранг квасного, бездумного патриотизма. Прилетит сзади и долбанет, так что мало никому не покажется. Украину уже долбануло…

Распад империй на небольшие национальные государства, как и высвобождение колониальных стран от власти метрополии обычно сопровождается значительным риском резкого роста насилия в них. Если империя заинтересована в стабильности и поддерживает ее, в том числе и репрессивным аппаратом, то в условиях дикой, первобытной борьбы за власть в новообразованном «суверенном» государстве внешних сдерживающих факторов почти нет. Чем кончилось «освобождение» африканских стран в середине XX века? Но есть и другие примеры – Малайзия, Сингапур и др. Так что когда патриотический бумеранг долбанет Россию по затылку, мы и увидим – по какому сценарию все пойдет.

 

53. Агрессивное и насильственное насаждение всеохватывающего образования, практикуемое в школах, имеющее якобы своей целью создание в детях слоя «энциклопедичного чернозема», на котором впоследствии будет произрастать знание, приводит к парадоксальному, на первый взгляд, результату – к невежеству. Зачастую – в невежеству воинствующему.

Но механизм этого  явления чрезвычайно прост. Интересы у человека растут и укрепляются очень, ОЧЕНЬ постепенно. Один интерес понемногу тянет за собою второй, затем внимание соприкасается с третьей областью… это процесс, растягиваемый в естественных условиях на годы, на десятилетия. И грубые, бестолковые принуждения детей к изучению всего подряд неизбежно приводят к отвращению к самому процессу познания. В итоге вбитая информация, выученная из-под палки, очень быстро вылетает напрочь из головы, а новые знания в эту голову уже не полезут в силу отторжения к познанию. Теперь учтем, что дети активно впитывают от взрослых все подряд, включая догмы и глупости. Такое впитывание в условиях невозможности осуществления критического мышления и познавательной активности приводит к тому, что эти догмы передаются из поколения в поколение почти без изменений. По сути, сама поразительная выживаемость такого варварского школьного «обучения» является демонстрацией того – насколько четко работает этот механизм передачи догматизма через поколения. И это работает даже несмотря на то, что оболваненные и нежелающие самообучаться люди являются, на самом деле, очень плохим кадровым резервом для всех отраслей экономики страны.

При этом в наше новейшее время, когда знания так распространены и доступны (через научные и познавательные сайты, онлайн курсы, бесчисленные книги, доступные с помощью того же интернета), эта ситуация приводит к проявлению еще одного эффекта. Представим себе, что кто-то вопреки всему тому насилию, которому она подвергалась в школе и институте, тем не менее все же сохранила поисковую, познавательную активность. Легко ли будет ей, при прочих равных условиях, постепенно удовлетворять свои интересы? Очень легко. Знания доступны в любом объеме, на любом уровне. И это значит, что в течение считанных лет этот человек вырвется из общей окружающей ее массы очень зримо, очень ощутимо, и это неизбежно приведет к резкому конфликту между ней и окружающим ее обществу, находящемуся в состоянии вялотекущей умственной отсталости.

Чем более общество невежественно, чем более оно обременено замшелыми атавистическими поведенческими паттернами, тем более агрессивно оно реагирует на выскочек. Ну те, кто жили или живут в России, имели много возможностей в этом убедиться… Конфликт возникает мгновенно и безгранично расширяется. Для человека, интеллект которого находится в стадии развития, такая изоляция переживается довольно мучительно. Некоторые ломаются и возвращаются в предлагаемый конвейер, который к тому же широко рекламируется как некая нормальность и добродетель. Другие умудряются найти себе круг общения (в том же интернете например), дистанцируясь от окружающих ее физически людей. Но эта позиция очень уязвима, ведь так или иначе контакты все равно происходят – в семье, в рабочем коллективе, и ситуация постоянно «искрит», и в любой момент может вспыхнуть болезненный конфликт. В этой ситуации если у такого человека появляется возможность эмигрировать, он рано или поздно ею пользуется.

Получается, что культуры, в которых грубое насилие в образовании считается нормой, создают тем самым все условия для выдавливания наружу всех, кто склонен к познанию, к саморазвитию, что только ускоряет процесс внутренней коррозии, деградации общества, что мы отлично и видим на примере сегодняшней России.

Но что происходит с теми, кто остается? Они неизбежно отстраняются от масс людей, уходя в своего рода внутреннюю оппозицию. Возникает совокупность небольших по численности элит, которые уже почти совершенно не соприкасаются личностно с окружающим народом, и воспринимают его свысока, презрительно, снисходительно. То есть интеллектуальные и психические элиты не воспринимают себя частью народа, а это значит, что этот самый народ все равно не получает никакой выгоды для себя в том, что касается развития личности, от того, что рядом есть более или менее развитые люди.

Разрыв углубляется.

Кроме этого надо учесть, что в среднем более развитые интеллектуально и профессионально люди более востребованы как менеджеры в широком смысле этого слова. И получается, что управленческая и финансовая элита страны чувствует себя совершенно непричастной к жизни общества, а значит нацелена исключительно на собственные интересы без учета, а зачастую и вопреки интересам общества. Что еще более отягощает ситуацию и ускоряет деградацию общества в целом. Коррупция имеет ту же природу – полное безразличие к неким абстрактным ценностям, базирующимся в конечном счете на конкретной индивидуальной симпатии к конкретным людям, представителям общества. В России сейчас мы это и видим – коррупция зашкаливает, каждый за себя и за оградой хоть трава не расти, дичающий народ требует и получает все более примитивные зрелища, власть по сути отсутствует, ведь бешеный принтер штампует законы, идиотизм которых уже не поддается описанию – и это вместо того, чтобы в самом деле решать насущные проблемы.

С одной стороны кажется, что власть в стране очень прочная и контролируется бесчисленными спецслужбами. Но именно это и означает, что власти-то никакой и нет – нет такой власти, которая управляет. Осталась лишь та, которая только охраняет зону, ничего не созидая. В экономическом и культурном смысле страна сейчас находится в абсолютном безвластии. Титаник плывет в жопу, и прямо по курсу уже огромные айсберги, но на мостике никого нет – вся власть занята контролем качества колючей проволоки и подавлением тех, кто ходит не по струнке и смотрит не туда и думает не по регламенту.

 

54. Канцерогенная самостийность.

Наверное, нет более социально деструктивной идеи, чем идея самостийности, суверенности, поэтому и неудивительно, что там, где эта идея более всего муссируется, там и следует ожидать максимальной деградации. Разве человек на хлеб намазывает самостийность? Разве  трахается он с самостийностью? Разве в своей работе кует самостийность? Или в своем унитазе сливает свою мочу самостийностью? Странные вопросы, да? А ничего странного. Просто я хочу показать, что ни в какой сфере своей жизни человек не нуждается в самостийности, не пользуется ею. В своей жизни человек нуждается в простых, конкретных вещах, и именно о них и следует заботиться власть предержащим.

Можно посмотреть на несколько примеров того – к чему приводила мания суверенности.

Украина всегда чувствовала себя рядом с Россией на положении эдакого ручного зверька, и русские всегда относились к украинцам со значительной долей снисходительности, хотя и вполне дружелюбной – как к братьям меньшим, которых не следует бить по голове, ну а если уж бить, то лишь за компанию со своими. Русскими людьми даже украинский язык воспринимается как некая неумелая пародия. Украинский для русского человека звучит смешно, нелепо (не надо указывать на исключения из правила – они есть всегда в любых обобщениях). И комплекс этой неполноценности прорвался после недавней украинской революции, когда новые власти попросту решили запретить русский язык. Можно ли было придумать более идиотское решение?? Мне кажется – нельзя. Эту инициативу ветировали, конечно, приостановили, но для любого крымчанина или юго-восточного украинца эта, казалось бы, мелочь превратилась в мощный набат. Сейчас ветировали, а завтра внедрят. Вы вот представьте себе, что сейчас москвичей заставят говорить на мове – это вообще будет как? Это будет ад кромешный, никакой Путин не усидит на троне. И точно так же это восприняли русскоязычные украинцы, и как мне кажется, именно эта искра и подожгла в конечном счете пожар гражданской войны.

Другой пример: Малайзия. В середине XX века эта страна обрела, о радость и счастье, независимость. Но этого им было мало, и они в суверенном экстазе отвергли напрочь язык колониальных времен, и теперь в Малайзии все говорят на родном малайском. Здорово? Как бы не так. Катастрофа. Если ты когда-нибудь возьмешь за труд поучить малайский язык, то с изумлением обнаружишь, что это, по сути, и не язык. Это даже не суржик. Это скорее заготовка для суржика. Там и грамматики-то по сути нет. Примитивный язык влечет за собой что? Примитивное мышление. Более того – лишившись английского языка, Малайзия приблизилась к Индонезии, в которой люди общаются на том же языке – весьма отсталой стране, зато окончательно оборвала связи с англоязычным миром. Теперь малайцы смотрят малайское кино, слушают малайские песни и учатся в малайских университетах. Суверенность торжествует. Ценой общей дебилизации масс, оторванных от цивилизации прочным языковым барьером.

Еще хороший пример – Южная Корея. Корейцы находятся в таком, почти что религиозном, экстазе от своего уникальной письменности и своего языка, что даже не замечают того, что они закрыты от западной цивилизации железным языковым занавесом. Конечно, лубочная история о том, как какой-то там герой придумал уникальную письменность – это чудесно, но на хлеб не намажешь. Конечно, Корея как и раньше может черпать из культурной сокровищницы Китая. Только стоит ли? Итог закономерен: высшее образование в Корее ничему никого не образовывает. Более того – в университеты Кореи люди идут вовсе не затем, чтобы получить образование, а просто затем, чтобы в до предела забюрократизированной системе получить дополнительный бонус, чтобы занять сытное местечко, где можно до конца жизни кланяться начальнику. Если начальник придумал какую-то глупость, подчиненный не может ни при каких условиях обратить на это чье-то внимание – это потеря лица, катастрофа, конец всему. Почти что ни один кореец по-английски не знает ни одного слова, буквально ни одного. Суверенность налицо. Оболваненное состояние обывателя – тоже налицо. Наслаждаясь своей суверенностью, они равнодушно взирают на свою неспособность учиться у Запада, тем более что бурный (пока что) экономический рост пока что скрывает и проблему.

И противоположный пример – Непал. Получив независимость, они почему-то не впали в суверенную лихорадку. Более того – английский язык у них теперь почти что в статусе государственного. И в самой глухой горной деревушке любой малолетка довольно спокойно может поговорить с тобой на английском. Результат для страны какой? А никакого пока что, поскольку другие проблемы тормозят развитие. А для конкретного человека – результат очень существенный: непальцы спокойно могут эмигрировать в любую англоязычную страну и вполне нормально там адаптироваться. Что многие десятки, сотни тысяч и делают. Связи со своей родиной они при этом не теряют – а значит, Непал с каждым годом приобретает все больше и больше удаленных, так сказать, граждан, и если вдруг эпоха насквозь коррумпированного правительства непуганых идиотов, закончится, то будет кому поднять Непал с колен.

Ну и напоследок – пример России. Русские тоже обуреваемы суверенностью, и в том числе… конечно же своим языком и своей кириллицей. Почему-то считается несомненно замечательным то, что Кирилл и Мефодий придумали кириллицу. Ну просто чудесно, не правда ли? А вот неправда. Тут можно задуматься вот над чем – почему вообще этим двум товарищам дозволили придумать какую-то письменность?? Любили науки тогдашние государи что ли? Ну это смешно, конечно. Европа уже к XIV веку была покрыта сетью университетов, в Японии университеты были уже в VII-м, а в России за науки не жаловали. Только с начала XVIII века в России начинает что-то такое насаждаться Петром, так почему же изобретателей кириллицы не на кол посадили, а привечали и письменность ту внедрили? Я думаю, именно потому, что своя, суверенная письменность является отличным барьером, железным занавесом. Негоже русскому человеку греков всяких читать и римлян. Так с тех пор и повелось, и встретить на Руси человека, способного поговорить на английском или книгу прочесть – занятие не для слабонервных. Как известно, взяв из Византии православие, русские больше… не взяли ничего. Ни наук, ни литературы, ни юриспруденции, ни философии, ни даже богословия. Потому как не надобно. Отгородились от внешнего мира, и слава богу. Так и живем до сих пор, варимся в своей суверенности. И никакие глушилки не нужны. Зачем глушить какой-нибудь CNN? Все равно никто ни черта не поймет! Удобно.

И если бы появился кто-то во власти, кто в самом деле хотел бы, чтобы у русского человека было и иное наследие, окромя грамот Иоанна Грозного и речей Милонова с Мизулиной, тот в первую очередь должен будет сделать все возможное, чтобы люди с  малолетства были заинтересованы в изучении иностранных языков. Потому что язык – это основа коммуникации со всем миром. Это то, без чего вы навечно обречены копаться в своем суверенном болоте, в то время как другие этносы легко общаются друг с другом, перенимают опыт, обогащают свой интеллект, свой психический мир, свои технологии и свое этническое своеобразие, как ни странно.

 

55. Напишу тут вполне тривиальные вещи, но тем не менее актуальные.

1. В новгородской земле археологи нашли тысячу берестяных грамот, а в московской — три. Не три тысячи, а просто три. И почему? Да потому, что Великий Новгород, будучи в свое время (XIV век) огромной державой, на порядок крупнее и могущественнее хилой Московии, активно торговал с Ганзой — крупнейшим торговым союзом Европы, и нет ничего странного, что стране была нужна грамотность, грамотные люди. Грамотой тогда владели и многие женщины, и дети. А Московия тогда была дикой и замкнутой, зачем ей грамота? Конечно, Московия подчинила себе и Тверь, и Новгород и успешно все развалила. Но не потому, что была сильна, а потому что стала покорным вассалом у сильных — у Орды, и ради монгольской (и через это — своей) власти с воодушевлением резала других славян.

2. Сейчас в России многие ли могут изъясниться на английском? Я вот встречаю тут иногда россиян в путешествиях. Они общаются с официантами и продавцами преимущественно на русском, и их не смущает то, что русского тут не понимают. «Мне нужен арбуз, понимаешь? А-Р-Б-УУУУ-З, понимаешь?»

Так что ничего удивительного в том, что экономике России не светит никакая интеграция с внешним миром. А некоторые мудрые депутаты так и вовсе предлагают запретить преподавание иностранных языков — ну типа чтобы сидели по домам и не дергались.

Хуже того — не только кошелек россиянина остается девственным от проникновения в него валюты, но и мозг — от проникновения идей.

 

56. Обычная история для симпаток — безумные наезды их родителей, которые выплевывают совершенно непотребные и неперевариваемые догмы, тупости, кретинизмы, пытаются подавить и раздавить свое дитя бабушкиными присказками, ссылками на «великих философов» и, чаще всего, примитивными оскорблениями и угрозами.

И их дети в поисках компромисса и взаимопонимания ищут аргументы, возражают.

Прикольно то, что все эти аргументированные возражения на бред предполагают, что собеседник желает и способен воспринимать эти аргументы, соглашаться или не соглашаться, спорить… но если бы это было именно так, тогда самого этого пузырящегося бреда и не было бы вовсе.

Можно, конечно, проверить — так оно или не так, попытавшись пообщаться с родителем именно как с человеком, но если после двух-трех попыток ты видишь все ту же самую реакцию дебила-фанатика, то как ни упражняйся в аргументации — все это лишь даст тебе некую полезную для твоего интеллекта и самоощущения практику, но ни на шаг не приблизит ваше взаимопонимания — просто потому, что на том конце провода никого нет.

 

57. Есть один забавный заворот мозга, который довольно широко распространен среди тех, кто склонен считать себя феминисткой или феминистом. Он заключается в убеждении, что настоящий джентльмен непременно опустит за собой сидушку унитаза после того, как пописает.

Парадоксально, но отсюда вытекает представление о женщинах как о дебилоидах, неспособных опустить для себя сидушку самостоятельно.

Моя точка зрения простая: каждый человек сам должен быть способен позаботиться о себе и опустить или поднять сидушку.

 

58. Из новостей: «Премьер-министр Австралии заявил в ходе экстренного заседания совета безопасности, что если будет установлено, что авиалайнер был сбит представителями донецкого ополчения при помощи поставленной из России ракеты «земля-воздух», Москва должна будет понести полную ответственность за это происшествие».

Я понимаю, что австралийцы хотят найти виноватого. Но, на мой взгляд, такие утверждения не только не помогают делу, но и откровенно вредят ему, поскольку когда на уровне премьер-министра страны высказывается откровенный бред, то все остальное из его уст вряд ли будет восприниматься всерьез.

Значит продавцы оружия несут «полную ответственность» за убийства, совершенные из этого оружия? Это что, новая моральная концепция? Я-то в общем совсем не против, если эта концепция в самом деле восторжествует в мире — кто знает, может и в самом деле это будет эффективно для снижения вооруженных преступлений. Но получается-то все не очень хорошо, а именно: если оружие продает Россия, то она несет полную ответственность. А если кто-то другой — то нет.

А кто этот «другой», кстати? Так… посмотрим теперь, кто у нас в мире продает оружие?… Ой… да почти все продают. Так… а кто у нас лидеры?

Лидер – США с долей рынка 30%, второе место у России – 26%. Затем Германия (7%) и Франция (6%). На пятом месте — Китай и Великобритания.

И я отнюдь не сторонник Путина и путинизма, и более того — желаю скорейшего прекращения этого неосталинизма, но если критику режима вести с заведомо идиотских позиций, то это приводит к совершенно обратному эффекту — к консолидации холопов, у которых лишь усиливается действие стокгольмского синдрома.

 

59. Благополучие семей основывается на тотальном вранье, неискренности, соглашательстве, но заметить это бывает непросто, учитывая, что в семьях все давно привыкли к своим ролям. Когда есть сторонние наблюдатели, тогда рабовладельцы милостивы, рабы довольны, стервы милы, подонки вежливы и солидны.

То, что на самом деле семья представляет собою гадючник, выявить легко лишь в ситуации, когда наступает какой-либо кризис – тогда становится совершенно очевидно, что люди не понимают друг друга, не понимали никогда и даже не собираются понимать и договариваться. И даже уже неспособны на это, срываясь во взаимную ненависть при первом удобном случае.

То же самое происходит в нациях, существование которых совершенно номинально, которые на самом деле нацией не являются, и на примере гражданской войне на Украине это отчетливо видно. Открой любой пост в ЖЖ на тему войны, и ты увидишь предельную, неограниченную и по сути параноидальную поляризацию. Больше нет иллюзии частичных несогласий, больше нет иллюзии дискуссий и обменов мнениями. Теперь есть только два лагеря, которые клеймят друг друга ублюдками и готовы уничтожить. Несмотря на то, что в моем ЖЖ изначально всякое быдло сразу банится, но даже при этом среди читателей моего ЖЖ нашлись те, кто заклеймил меня, «забыл о существовании» и т.д.

И это еще раз показывает – нет никакой русской нации. Есть сборная солянка, которую постепенно огнем и мечом загоняли в московское стойло еще со времен Александра Невского. Загнать-то загнали, а позаботиться о том, чтобы создать общность – не позаботились. И даже цели таковой никогда не ставили, хоть и декларировали постоянно.

Прикольно, что русской нации по сути никогда и не было. Русь началась с того, что два славянских и два финских племени призвали шведов ими править – так и возникла Русь. И уже при Иване Грозном Русь объединяла полторы сотни бесконечно разных народов, которые никогда так и не стали близкими, поскольку власть на Руси исконно интересовалась только одним – укреплением вертикали власти. Вот разве что Великий Новгород был удивительным примером того, куда могла бы пойти Русь, но… не пошла ни тогда, ни когда-либо потом.

P.S.: а что касается украинской гражданской войны, то для меня тут все выглядит просто: старая российская имперская крыса сцепилась с новоявленной украинской имперской крысой, а в заложниках — как и во все времена — обычный народ, который, надо заметить, усердно кормит обеих крыс.

И современная Россия и современная Украина выросли, по сути, на одной почве, и поэтому и повадки руководителей одинаковые, и нравы народов тоже схожие. По сути — это гражданская война умершего СССР, которая не состоялась по тем или иным причинам при жизни СССР, но таки возникла после.

 

60. Вегетативные родители – такие родители, которые вопреки мольбам своего ребенка отъебаться от них с темой еды, все равно первым делом спрашивают «что ты ел» и настаивают на ответе с таким маниакальным упорством, словно от этого зависит судьба всей планеты.

 

61. Интересно провести параллель между этапами в эволюции человека и общества.

Когда человек доходит в своей эволюции, что выгоднее, приятнее, интереснее жить своим умом, а не тупо ездить по проложенным рельсам приличий, правил и установленного свыше жизненного распорядка, то на какое-то время он, как ни странно, становится более беззащитным, чем был до этого решения. Раньше он всегда твердо знал – как поступить в той или иной ситуации, и зачастую проложенные не им рельсы в самом деле выводили к какому-никакому, а все же решению или, по крайней мере, приемлемому откладыванию проблемы, пока само не рассосется. Человек, тупо следующий заветам отцов и предрассудкам бабушек, в некоторой степени защищен, поскольку в конечном счете эти правила все-таки ведут его к определенному консервативному пребыванию, так скажем. Если бы это было не так, то это общество просто развалилось бы.

Но теперь, когда ему так захотелось думать своей головой, он становится временно беспомощен. Заканчивать институт, как все, или бросить и начать создавать свой бизнес? Пеленать ребенка или нет? Кормить его по часам или давать жрать сколько и когда хочет? Ругать или уговаривать? Покорно кивнуть наезжающей старой соседке или поставить ее на место? Сотни, тысячи вопросов! И только чтобы хотя бы поверхностно в них разобраться, потребуется огромная энергия – много читать, думать, дискутировать, преодолевать собственную косность, которая коварно и незаметно подстерегает тебя за каждым уголком сознания, преодолевать свои автоматизмы и свою гордость, свои страхи и неуверенности. Все становится намного проще, если есть какой-то человек, или, тем более, несколько, которые могут одним словом вызвать у тебя озарение понимания, одной фразой разрешить непреодолимые, казалось бы, сомнения. Это очень и очень важно – иметь таких собеседников, которые уже прошли этот этап или, по крайней мере, далеко в этом ушли вперед. Именно поэтому я практически все свое социально направленное внимание уделяю тому, чтобы создавать, развивать такую прослойку людей, которые сейчас активно впитывают от меня и друг от друга, а потом станут (пусть и невольно) наставниками для других. Я называю их «беженцами», поскольку они ушли от проторенных путей и, с моей поддержкой, движутся к своей интеллектуальной, эмоциональной и финансовой независимости от старых, отживших свое время стереотипов.

Аналогичное явление мы можем заметить в эволюции обществ, когда от власти диктаторов и королей люди переходят к демократии. Тут интересно еще и то, что сейчас человечество находится как раз в стадии этого перехода, в его второй половине, я так думаю.

Поначалу переход от монархии к республике всегда является периодом, когда мощь страны не просто снижается, а очень сильно снижается! Французская революция превратила Францию из сильного игрока на европейской сцене в нечто второсортное, слабое, обескровленное – и потому, что нарушается единство кулака власти, и потому, что обычно за революциями следует анархия. Но анархия зачастую приводит к появлению нового тирана, который снова берет власть в руки, и не важно как он при этом называется – генеральным секретарем или императором. Не удивительно, что когда демократическая Польша вновь превратилась в абсолютную монархию в 1791 году, то защитниками демократии объявили себя… императоры Пруссии, Австрии и России! И под знаменем защиты оной они вторглись в 1972 году в Польшу и разделили ее. А почему? Да потому, что абсолютная монархия снова превратила бы Польшу в сильное государство, что никому из «защитников» было, конечно, не надо.

Но если стране удается в течение длительного времени защищать себя от подобного рода «защиты», то по прошествии довольно длительного периода времени она, наконец, превращается в такую страну, где демократия уже дала свои плоды – в виде массового роста правосознания, грамотности, богатства, чувства локтя и т.д. И тогда уже эта страна способна быстрыми темпами двигаться дальше. Сейчас мы можем видеть такие примеры в лице Швеции, Нидерландов и прочих и прочих развитых стран.

Россия сейчас является страной, которая очень, очень сильно отстала от Европы. На сотни лет. Здесь еще не пройден даже самый начальный период – власть царей по сути никогда тут и не заканчивалась, менялись только маски. Никакой даже зачаточной демократической истории еще тут и не было – ну может ельцинские времена можно считать этапом такой истории, который закончился очень быстро.

В самом факте отставания ничего странного нет – Россия изначально отставала на сотни и сотни лет в своем развитии. Но дело-то в том, что на постепенную эволюцию в современном мире уже времени нет. Кто не успел, тот опоздал. Такие неповоротливые монстры уже в принципе не способны уложиться в какое-то свое русло постепенного развития, поскольку стремительный рост Запада (а сейчас уже и Востока), да в условиях глобализации, просто уже не оставляет времени. Разрыв будет лишь расти и расти, пока неповоротливый российский поезд наконец не развалится на множество молодых государств, которые в чрезвычайно ускоренном порядке будут искать для себя образцы для подражания, и многие из которых начнут вполне стремительно развиваться, догоняя ушедших вперед. И в таком варианте догнать вполне возможно – через два-три поколения, особенно если в качестве образца и советчика выбрать какое-либо прогрессивное общество и его представителей, которые будут создавать современный мир.

 

62. Недавно мы удивлялись тому – до какой степени северокорейский народ живет в альтернативной реальности, что верит в то, что сборная страны победила на чемпионате мира по футболу, в котором даже не участвовала.

Но вот перед нами Россия, и удивляться можно не меньше: согласно опросу Gallup 78% россиян верят, что экономика страны на подъеме!

Ну и характерно то, что 73% полагают, что руководство страны избрало верный курс.

Значит предстоит жестокое похмелье.

P.S.: прогноз оттока капитала на 2014 год из России – 150 млрд. долларов. Но может будет и больше.

 

63. Еще один характерный признак нездорового феминизма – святая, зачастую просто сильно нездоровая ненависть к проституции.

В связи с этим хочу напомнить, что любой работающий за зарплату или по контракту человек является проституткой, и продает он при этом или свое тело, или свое мозги, а чаще всего — и то и другое сразу, причем в России он делает это за небольшие, как правило, деньги.

Хочу напомнить феминисткам, у которых такое воинственное отношение к проституции, что тело девушки принадлежит именно ей. Не феминисткам, не маме с папой, не Путину – а ей. Это ее суверенное, так сказать, тело. И она имеет полное право продавать по контракту и свой ум, и свое тело, в том числе для получения клиентом сексуальных впечатлений. И на этом в этой дискуссии можно поставить точку.

При этом можно и нужно открывать другие дискуссии: почему российское общество запрещает легальную проституцию, тем самым буквально силой выбрасывая проституток в мир криминала, насилия, болезней? Почему не легализовать проституцию, не создать законы, в максимальной степени защищающие проституток обоего пола от насилия? Зачем запрещать проституцию, формируя тем самым криминальный оттенок у любого вне-супружеского секса вообще? Мыслимо ли вообще в современном мире формировать у женщин уверенность в том, что как только они попробуют самостоятельно распорядиться своим телом, то сразу становятся преступницами? Не является ли это завуалированной формой промывания мозгов, имеющего целью внушать женщинам, что они – всего лишь вещь, не имеющая права даже потрахаться, если взамен они берут деньги? Является, конечно.

Истерическая реакция феминисток на проституцию является, как ни смешно, результатом их собственного нежелания примириться с той свободой, за которую они борются. То есть это своего рода шизофреническое раздвоение личности, вполне естественное, впрочем, когда человек пытается восстать против вековых стереотипов, которыми проникнуто и его собственное сознание, но не уделяет достаточно вниманию исследованию всех этих важных вопросов неизбежного внутреннего конфликта между слепыми уверенностями и голосом разума.

Идея феминизма развивалась бы и захватывала умы людей обоего пола гораздо более успешно, если бы ее носители и пропагандисты избавлялись не только от догмы «женщина второсортна», но заодно и от многих других, наличие которых вносит элементы сумасшествия и хаоса в прогрессивную в целом идею.

 

64. Прикольно, но в России, похоже, начнется раскулачивание. Интересно, что и в своей законодательной деятельности люди ведут себя так же, как в личной жизни: от умственного бессилия они просто повторяют то. что делали их предки. Пеленают новорожденных, раскулачивают…

«Уверен, что наш вариант будет поддержан большинством населения страны и правительством» — убежден один из авторов законопроекта о раскулачивании. Ну это само собой, кто бы сомневался:)

 

65. Прикольно, что есть такие области деятельности, в которых «противник» и «партнер» являются или антонимами, или синонимами.

Например в войне это антонимы, а в шахматах или теннисе — синонимы.

В дискуссии они могут быть или антонимами или синонимами в зависимости от эмоционального отношения к процессу.

 

66. Пока Мизулины бегают за развратниками и нехристями, норвежцы катятся в совершенно другом направлении — проводят, в частности, детские гей-парады.

Интересный вопрос — где человеку легче живется — в Норвегии или России?:) Но таким вопросом могут задаваться только норвежцы и прочие тухлые европейцы. Для здоровой и духовной российской власти (поддерживаемой миллионами и миллионами здоровых и духовных граждан) важен другой вопрос: как бы еще что-нибудь запретить и еще кого-нибудь поненавидеть?

Что если начать ненавидеть блондинов и блондинок? А то гейская тема уже поднадоела, надо какую-то свежую струю ненависти вливать.

 

67. От админа паблика «Антиподстилка»:

«Мне до сегодняшнего утра как-то подзабылось, какая оголтелая ненависть может вылиться на человека, который подвергает сомнениям святые догмы. Пример с реакцией феминисток на твою статью — просто пиздец какой-то. Точь в точь как шовинистическое мужло обсирает самих феминисток, так и эти дамы с упоением накинулись на тебя и симпатов, причем с такой ненавистью, что у меня аж охуение на 10 возникло».

Не забывайте, товарищи симпатки и симпаты, что:

1. Ненависть в России к любому инакомыслию — уже в крови.

2. Ненависть к моим идеям, которые часто задевают чрезвычайно табуизированные темы — исключительно велика.

3. Тем не менее, редко, но встречаются на русской земле люди, которые, прочтя мою Селекцию или статьи, способны отреагировать адекватно, а именно – задуматься.

4. В России нет другого способа продвижения своих идей, кроме как верхом на массовой истерической ненависти — просто потому, что тут осталось слишком мало людей, которые вообще хотят что-то еще, кроме как ненавидеть, молиться, насиловать зависимых и подчиненных и подчиняться своему хозяину. Чем больше людей тебя ненавидят, тем больше шансов твоим идеям добраться до кого-то адекватного.

Поэтому я на самом деле не поддерживаю забанивание откровенно ненавидящих писателей в симпато-пабликах. Конечно, от них много и даже очень много ненавидящего мусора, но:

1. Его можно научиться просто пропускать, не обращать внимания. Примерно так же, как пропускает мимо внимания невероятные кучи мусора турист, посетивший Индию — ему хочется получить впечатления от необычной страны, и мусор можно просто обходить стороной.

2. Эти пышущие праведным гневом товарищи делают перепосты на своих ресурсах, обсуждают там мои статьи, причем с такой воинствующей ненавистью и не менее вопиющей тупостью, что любой более или менее адекватный человек, столкнувшийся там с этой темой, сможет задуматься и пойти еще почитать мои статьи и книги.

При этом мусор можно конечно вычищать, попросту удаляя его, но самих авторов не банить до тех пор, пока замусоривание не станет их идеей-фикс.

 

68. Стоит ли опасаться перенаселенности? Мне кажется, что нет, и это кажется довольно очевидным.

1. Перенаселенность в нищих странах до сих пор регулируется так же, как тысячи лет назад: эпидемиями и войнами.

2. Перенаселенность в развитых и развивающихся странах в ближайшие годы не станет настолько критической, чтобы это как-то негативно сказалось на условия жизни в них.

3. В ближайшие годы в результате неуклонного роста технологий производительность труда граждан развитых и развивающихся стран будет по-прежнему неуклонно расти. Если сейчас взять обычного бюргера, то мы увидим, что он кроме того, что просто потребляет что-то в меру своих потребностей и возможностей, имеет и кое-какой банковский счет, и пенсионные накопления, что и означает, что производит он больше стоимости, чем потребляет.

А это и значит, что и в будущем новые люди будут больше производить, чем потреблять, и таким образом острота нехватки каких-либо ресурсов будет только снижаться с ростом численности населения, а не увеличиваться. Проблемы нехватки ресурсов при росте населения обостряются только в стагнирующем, загнивающем обществе.

Кроме того, среди вновь нарождающихся людей и в условиях роста средней образованности населения постоянно повышается вероятность того, что кто-то из них откроет более или менее прорывную технологию в любом из секторов науки или производства, что дает многочисленные мелкие качественные скачки роста эффективности использования человеческого ума и рук.

Эту идею можно проиллюстрировать так: представим себе, что рождаемость была пониже в прежние годы, и водитель твоего автобуса не родился. Ты в автобусе, а водителя там нет. Это хорошо? Людей ведь стало меньше. Но не просто «людей», а тех, кто выполняет общественно-полезную работу. Тем более общество понесло бы потерю, если бы оно потеряло не такого человека, которого все-таки можно было бы заменить или без которого можно было бы обойтись, уплотняя народ в других автобусах, а такого, кто совершил бы какое-то пусть и небольшое, но открытие, кто сделал бы пусть и небольшой, но вклад в развитие технологий.

На самом деле неосвоенной территории Земли – нереально огромное количество. Там могли бы без труда разместиться хоть еще сто миллиардов человек, и никому не стало бы теснее. Вопрос лишь в том, чтобы развивать технологии добычи пищи, воды, энергии, но как ни покажется парадоксальным, именно прирост населения, которое может стать квалифицированными специалистами, увеличивает скорость изобретения новых технологий.

 

69. Наткнулся на гипотезу, состоящую в том, что российская блогосфера стала наполняться более продвинутыми ботами, которые более качественно, чем раньше, создают иллюзию того, что это блог живого, реального человека. Механизм работы такой: пишется девять статей о кулинарии, а потом десятая – с нужным пропагандистским содержанием, причем как считает автор гипотезы, очевидная стандартизированность пропагандистских текстов и выдает их. А цель – создать видимость нужного общественного мнения.

Гипотеза красивая, и может быть даже отчасти в самом деле попадающая в точку, но все-таки нельзя упускать из виду факт огромной внушаемости населения, не привыкшего думать с самого раннего детства, в котором единственным по сути способом ведения дискуссии между родителями и детьми являлось «я лучше знаю», «мал еще» и «подрастешь — поймешь».

Поэтому ничего нет удивительного в том, что люди превращаются (как минимум частично) в роботов, блогоактивность которых начинает напоминать работу ботов. Они безрассудно и тупо перенимают однотипные слепые уверенности, и высказывают их словно под копирку, просто потому что калькирование — это и есть способ функционирования такого уплощенного, выхолощенного сознания.

Так что… увы, но думаю, что по большей части это самые обычные люди. И это гораздо хуже, конечно, чем если бы это были боты.

 

70. Мне кажется, что на Руси всегда критикующий и ругающий получал больше условного социального капитала, чем нейтральный и тем более оправдывающий, защищающий.

Мысленный эксперимент: ты стоишь в толпе людей. Вдруг кто-то гневно произносит:

1. «господи, да сколько же можно такое терпеть, а?»

2. другой произносит громко и миролюбиво «да ладно, простим ему, он не со зла».

К первому и второму человеку у тебя инстинктивно возникнет определенная реакция — просто на автомате, без каких-то там раздумываний. Так вот с первым человеком автоматически хочется как-то солидаризироваться, а со вторым — не очень, а может даже возникнет к нему раздражение.

Почему такое возникло и вошло в плоть и кровь русской культуры? Я думаю, причины такие:

1. вливаясь в ряды агрессивных, ты тем самым защищаешь себя (временно) от их агрессии. Ты типа свой пока что. То есть эта реакция проистекает из глубокой убежденности в том, что люди вокруг в основном агрессивные и нетерпимые. Что так оно и есть на самом деле, конечно.

2. на Руси власть всегда была карательным органом (за исключением не слишком долгого времени существования Великого Новгорода). Присоединяясь к хулителям, ты инстинктивно занимаешь более безопасную позицию по отношению не только к ожидаемой реакции толпы, но и власти.

Так что те, кому было свойственно прощать и мириться, попросту не оставили потомства:)

 

71. Считается самоочевидным, что коммерческие фирмы самостоятельно должны заниматься своим позиционированием как частью своей маркетинговой программы. Но я считаю, что в развитых государствах должно быть совсем не так, и что государство должно принимать самое активное участие в этом процессе позиционирования и рейтингования. Объясню – почему.

Можно ли в самом деле убедительно обосновать, что пылесосы фирмы «Адидас» лучше пылесосов фирмы «Найк»? Нет, нельзя. На самом деле при всех тех мелких отличиях, которые есть между этими двумя пылесосами, оба они замечательны, в этом можно не сомневаться. И тем не менее кто-то выбирает Адидас, а кто-то Найк, и каждый считает, что сделал лучший выбор.

И при этом он прав, потому что «лучший выбор» — это такой, при котором ты покупаешь качественную вещь, которая лично тебе кажется самой лучшей. Кажется, что получается тавтология – «лучше то, которое кажется лучшим», но нет. Конкретный человек может испытать какое-то особенное предпочтение именно к данной марке пылесоса. Может потому, что он окрашен в приятный цвет, или потому что угол загиба какой-то загогулины ему нравится и т.д. То есть человек смотрит на две одинаковые по качеству вещи и выбирает ту, которая ему чем-то больше нравится, и тогда он вполне обоснованно считает, что сделал правильный выбор. Он доволен своим выбором.

Но ведь это довольство можно подкрепить чем-то вполне материальным, поскольку совершенно идентичных пылесосов все-таки не бывает. Всегда есть какие-то различия, и фирма-производитель эти различия старается подчеркнуть. Например, этот выбранный тобой пылесос дает меньше шума на 1 децибел. Ухом ты эту разницу и не отличишь, а все равно приятно – формально он потише, чем другой. И такая информация становится материальной подпоркой твоего довольства обладания пылесосом.

Если человек доволен каждой вещью, которая у него есть, если он доволен каждой услугой, которую получил, то мы в итоге имеем человека, довольного своим бытовым окружением. Мало это или много? Ну с точки зрения мировой революции – это конечно мелочь. Так считали в СССР, в котором дизайна вообще не было как понятия, ведь для мировой революции это неважно. И все эти бесчисленные мобильники, посудомоечные машины, фены, пылесосы, компьютеры и прочее и прочее – все это придумано не в СССР, а в мире чистогана и загнивающего империализма, потому что люди там понимали важность бытового комфорта для человека, и доказывали это свое понимание коммерческими успехами.

Если человек доволен своим бытом, своей бытовой жизнью – это ОЧЕНЬ много. Это по сути составляет фундамент, на котором произрастает и возможность добрососедства, сотрудничества, социально-конструктивных желаний, социальной активности, бизнес-активности и т.д. Стругацкие в своей бессмертной книге создали образ «совершенно удовлетворенного человека», и мы прекрасно его помним:), но образ этот, прекрасный с художественной точки зрения, фактически совершенно ошибочен и более того – показывает, что в этой части сознание писателей было вполне промыто советской пропагандой. Удовлетворенный человек как раз и является наиболее активной, творческой частью общества, потому что именно на фоне довольства, которое несовместно с враждебностью, подлостью и т.д., и произрастают озаренные и творческие состояния, включая своего рода «творческую неудовлетворенность», которая переживается приятно, которая пробуждает к активности, при этом только усиливая общее состояние довольства, частью которого и является «творческая неудовлетворенность».

И общество, состоящее из довольных людей, будет развиваться в десятки, а то и в сотни раз быстрее, чем общество, состоящее из людей недовольных, неудовлетворенных. Посмотрите – какую жизнь, какую цивилизацию создали южнокорейцы за какие-то полвека! Они обогнали Россию на тысячу лет.

Таким образом, государство должно быть крайне заинтересовано в том, чтобы люди были довольны своими покупками, получаемыми услугами. А это значит, что такие важные вещи не нужно пускать на самотек. Я бы предложил создать специальное государственное агентство, которое бы в тесном взаимодействии со специалистами коммерческих фирм помогали бы им выявлять отличительные особенности своего качественного продукта. Это же агентство может само создать как можно больше разных ниш, и помещать в эти ниши продукцию и услуги тех или иных компаний. Так что любой человек может посмотреть эту совокупность рейтингов и обнаружить, что вот этот пылесос, который ему нравится, занимает неплохое место в той или иной нише, будь то громкость работы или потребляемая мощность или даже что-то совсем слабоуловимое типа гибкости шланга или шершавости корпуса:)

Государство должно пойти еще дальше. Оно должно создать систему многочисленных ниш и для людей. Каждый активный, созидательный гражданин – огромная ценность, и если человек чувствует, что занимает достойное место в тех или иных нишах, он начинает чувствовать себя самого более достойным, более довольным, и более стремящимся к повышению своего рейтинга в той или иной нише. Может ли возникнуть нездоровая конкуренция? Может, если имеющихся ниш очень мало. Именно поэтому ниш необходимо создать очень, очень много. На самом деле это очень просто. Во-первых – необходимо использовать географический критерий (лучший скрипач подъезда-дома-района-города). Во-вторых – возрастной (лучший скрипач из тех, кто старше 60). В-третьих – прибегнуть к поиску дополнительных критериев, которых на самом деле почти бесконечно много. Например – лучший скрипач, имеющий при этом 2-х и более детей (и на скрипке играет, и детей выращивает – круто). Лучший сантехник, посадивший более 10 деревьев в своем районе (человек не просто трудится, а еще и экологию улучшает). И так далее и тому подобное.

Самотеком это все не возникнет. В создание и поддержку такой системы рейтингования должно вложиться именно государство – и чтобы озвучить конкретные ниши, и чтобы создать простую автоматизированную систему рейтингования, в которой рейтинг проставляется автоматически соответственно определенным критериям. И тогда мы получим общество, довольство жизнью и собою в котором на порядок превышает все то, что мы можем увидеть сейчас. Думаю, это дело далекого будущего, поскольку эта моя идея никогда не дойдет до того, кто может принимать такие решения, и людям придется когда-то изобрести эту идею заново.

 

72. В связи с надвигающимися более серьезными санкциями США в отношении России, советские рвачи врачи и карательные санитары совершили удивительное открытие: оказывается, McDonald’s травят россиян. Потребовались десятилетия напряженных исследований, чтобы в результате правда восторжествовала: «Выявлены нарушения, которые ставят под сомнение качество и безопасность продуктов питания всей сети McDonald’s, — заявила руководитель Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач РФ Анна Попова. — Ни показателям безопасности, ни показателям энергетической ценности эта продукция не соответствовала. Она была крайне далека от действующих на сегодняшний день нормативов».

Я думаю, что с такой карательной психиатрией санитарией теперь логично было бы поступить так: если в течение десятков (!) лет эти мудаки санитары не замечали, что в сотнях ресторанах McDonald’s по всей России людей якобы травят, то их надо всех подчистую уволить, разом, с самого низу до самого верха (включая премьер-министра конечно). Пусть работают дворниками или получают новые профессии.

Правительство Роисси решило нанести мощный удар по американскому империализму, закрыв макдональдсы. Удар в самом деле получится, прибыль корпорации уменьшится. Ну и как обычно, есть один небольшой такой минус — в процессе размахивания Россия заедет сама себе локтем в глаз — и очень больно, ведь уничтожив McDonald’s в России, они уничтожат мощного субъекта экономической деятельности, попутно пустив на дно сотни поставщиков и прочих контрагентов, лишив десятки тысяч россиян работы. Этот принцип нам знаком: лес рубят — щепки летят.

 

73. Эта несладкая суверенность.

Несмотря на ярчайшие примеры обратного, по-прежнему люди истово верят в то, что «суверенность» приносит благо. Для цивилизованных стран – да, а для отсталых – нет. Иранцы гордятся тем, что никогда их страна не была под властью оккупантов. И где теперь Иран?.. Африканцы получили свободу в середине 20-го века. Теперь имеем Зимбабве, Боко Харам и т.д. Россия и Украина изо всех сил воспевают свою независимость, и как-то никому не приходит в голову задуматься — а точно ли она нужна? Не стоит ли отнестись к анекдоту «объявим Швеции войну и тут же сдадимся» всерьез? Не призвать ли снова варягов править землей русской, как сделали это наши предки, которыми сейчас так принято безоглядно восхищаться? Многие так хотят вернуться «к истокам», «следовать мудрым заветам отцов и дедов»? Так может взять в качестве образцов для подражания именно тот шаг «неизвестных отцов», который в свое время оказал такое мощное прогрессивное влияние на русскую культуру?

Но вот довольно необычный пример – инфо из Вики:

«Корея была колонией Японии с 1910 по 1945 гг. Колониальный период был отмечен высокими темпами экономического роста, возникновением современной корейской культуры, формированием основ современной корейской индустрии, резким увеличением средней продолжительности жизни (с 22 до 44 лет) и широким внедрением современного начального образования. На момент аннексии в Корее был 151 завод, а к концу колониального периода — 7 142. Кроме того, доля заводов, принадлежащих корейцам, выросла с 25,8 % в 1910 году до 60,2 % в 1940 году. Количество рабочих увеличилось с 15.000 до 300.000. Инфраструктура Кореи претерпела значительные изменения в колониальную эпоху. Так, генерал-губернаторство построило железнодорожные пути от Кэйдзё (Сеула) до Сингисю (Синыйджу) и от Гэндзана (Вонсана) до Кайнэя (Хверёна). Была построена широкая сеть госпиталей и больниц и внедрено использование современных лекарств. Кроме того, колониальное правительство вело пропаганду по соблюдению правил личной гигиены. Все эти мероприятия привели к значительному снижению уровня смертности. В 1924 году в Корее был открыт первый университет — Императорский университет Кэйдзё. В течение колониального периода в Корее значительно вырос уровень грамотности: в 1910 году он не превышал 2 %, а в конце 1930-х — составил примерно 40 %».

При этом сами корейцы относятся к колониальному периоду отнюдь не с энтузиазмом. Типичное мнение корейца: «да, японцы нашу страну развили, но просто потому, что хотели использовать нас как инструмент».

Ну конечно хотели использовать, никто и не спорит. Просто надо отметить, что в результате такого использования Корея вылезла из дикой жопы, после чего стремительно ворвалась в число развитых стран. Так что такое использование называется «симбиоз».

По данным опроса, проведённым газетой Korea Times, 79% корейцев считают, что японское правление было несправедливым.

Конечно оно было несправедливым. Это неизбежная цена тому, что сами корейцы не смогли вовремя превратиться в цивилизованную страну. Рассчитывать в этих условиях на стопроцентную чистую христианскую благотворительность как-то не приходится, и надо снова вспомнить, что без японской оккупации корейцы до сих пор копошились бы на задворках цивилизации вместе с Вьетнамом. Несправедливость эта иногда приобретала совершенно варварские формы (вспомним о тысячах корейских сексуальных рабынь во время второй мировой), поскольку и сами японцы в то время были далеки от современных идеалов нравственности.

И хочется вернуться к истории России, ну и Украины заодно. Возникает вопрос – не лучше ли было бы, если бы в результате второй мировой СССР был бы оккупирован немцами, которые установили бы здесь нормальный человеческий порядок. И ведь у наших народов есть такой опыт! И русские, и украинцы уже могли немного пожить в ситуации немецкой оккупации, и мы знаем, что в массе своей они были очень даже довольны этим новым витком «призвания варягов править на земле русской» в первые год-полтора, пока ситуацию не испортили и неизбежно начавшееся озлобление колонизаторов в связи с неуспехами войны, и подрывная партизанская деятельность забрасываемых из СССР тысяч партизан-карателей, которые «карали» в основном не немцев, а своих же местных жителей. Известно же, что в первый год немецкой оккупации около двух тысяч заброшенных Москвой «партизанских отрядов», а по сути НКВД-шных карателей, было уничтожено… самими же местными жителями, которые как огня боялись этих посланников из сталинского прошлого, целью которых являлась тактика выжженной земли, что означало уничтожение своего же населения на оккупированной территории. И еще и за двадцать лет до этого у украинского народа был опыт жизни при немецком правлении – очень позитивный, надо сказать, опыт, памятуя о котором они и встречали немцев во время второй мировой цветами и надеждами на лучшую жизнь.

Конечно, этому новому немецкому порядку неизбежно бы сопутствовали проявления и несправедливости и расизма – странно было бы ожидать от колонизаторов равного отношения к колонизируемым, но разве можно все это сравнивать с тем, что происходит на территории Украины и России сейчас? Сейчас славянские народы точно так же колонизированы, причем уже в течение ста лет, как этого можно не видеть? Только колонизаторами являются своего рода татаро-монголы 20-го века, которые несравнимо менее цивилизованы, чем немцы. В отличие от этих коррумпированных и безжалостных хищников, немцы бы спокойно тут пожили, разделяя и властвуя, наладили бы нормальную жизнь, выросли бы поколения, впитавшие в себя европейские ценности, а году так в 80-м они просто сами бы ушли, пустив Россию в самостоятельное плавание, поскольку западная современная мораль уже не допускает ни расизма, ни колониализма, и уж тем более на европейской арене. И не было бы сейчас украинской гражданской войны, и Путин сейчас не сбрасывал бы Россию во времена Сталина, и миллионы социально и творчески активных граждан не покидали бы навсегда эту страну. Так что независимость – палка о ста концах для слаборазвитых стран, из которых только один конец приторно сладкий, а остальные несут в себе горечь, а зачастую отраву и даже яд.

 

74. СССР давно уже доказал всему миру, что насаждение социализма диким народам приводит лишь к тому, что они, словно пиявки, неограниченно потребляют ресурсы цивилизаторов, оставаясь все такими же дикими и начиная разлагаться окончательно. Это в лучшем случае типа Монголии или Кубы. В худшем случае получаем Афганистан. Бездумное насаждение (в американском стиле) демократии в те страны, которые до этой, даже самой примитивной демократии еще не доросли, приводит лишь к тому, что в результате кровопролития и разрухи цивилизуемая таким образом страна делает шаг… назад в своей эволюции. Механизм тут очень прост. Возьмем для примера Ирак при Саддаме. Несомненный тоталитаризм. Несомненное подавление инакомыслия, всяческого рода оппозиции. В условиях такого самодержавия страна, тем не менее, более или менее коряво и кособоко движется вперед, создавая постепенно те или иные элементы цивилизации для послушных граждан – это и есть естественный процесс развития общества.

Пришли американцы (причем сделали это самым неприятным для себя образом – с помощью дезинформации, и теперь это на долгие годы подорвала доверие к официальной позиции США). И что мы теперь видим? Страна наводнена американским же оружием, которое они передали «прогрессивной части населения», и которое, конечно же, успешно рассосалось по всей стране. Ежедневные теракты, гражданская война и хуже того – страну захватывает уже совершеннейшие дикари – ИГИЛ, менталитет которых находится на уровне до-мусульманского!! Страна из слаборазвитого мусульманства, так сказать, прыгнула на полторы тысячи лет назад в эру бедуинов и совершенно уже каких-то анахронических жутких способов жить. Потому что альфа-самца, который покорил конкурентов и воздвиг себе трон, с которого самодержавно управляет страной, больше нет. Теперь там есть десяток других альфа-самцов, которые начали в присущем им до-мусульманском стиле гражданскую войну за право самому сидеть на золотом троне и жрать трупы оппозиционеров на обед. У них вот такой уровень развития. И ничего с этим не сделать.

Идея была красивой, ну кто бросит камень в их огород? Смести тиранов, дать людям демократию… Только никто особенно не стал разбираться в том, что именно тем людям нужно, кто они, собственно, такие, на каком уровне развития находятся. Желание прогрессорства естественно для цивилизованных людей. Но сейчас мы живем в эпоху первобытного, дикого прогрессорства, когда морковку попросту тянут за ботву. И мы видим, что ничего хорошего из этого не получается и не получится.

Конечно, это прогрессорство имеет и финансовую подоплеку, это очевидно. Вбухивание таких огромных средств в тот же Ирак обусловлено в первую очередь не страстным осознанием своей цивилизаторской миссии, а наличием там нефти. И все же идеологическая подоплека, которую показывают миру и своему же народу, которая и приводит к массовой в целом поддержке среди населения США и Запада в целом – это именно цивилизаторская идея. И сейчас она, как мне кажется, трещит уже по всем швам, что будет иметь самые решительные последствия в первую очередь в США, несущем на себе главный груз этой миссии, поскольку США все-таки являются страной победившей примитивной демократии, и умонастроения масс людей сказываются довольно прямым образом на судьбе тех, кто стоит у руля.

Похоже, что выход тут только один. Тянуть за ботву перестать. Оставить в покое всяческих саддамов и заняться планомерным удобрением развивающихся отсталых цивилизаций – налаживанием торговых связей, закладыванием всяческого рода удобрений типа стимулирования у них просвещения и т.д. Это процесс очень долгий, да. Он может занять пару сотен лет. И при этом неплохо бы отгородиться от всяческого рода бедуинов хорошей такой стеной повыше. Но лично я другого варианта не вижу.

 

75. Толкование терминов, используемых Кастанедой, является излюбленным занятием ценителей его книг, что неудивительно, потому что сам Кастанеда не очень-то постарался в этой области, или, как вариант, сам не очень-то понимал смысла используемых терминов.

В результате читатель, не имеющий своего персонального необходимого психического опыта, не может сопоставить его с описаниями Кастанеды и определить его терминологию. В итоге каждый может толковать все прочитанное как ему бог на душу положит, что, впрочем, никак ему не мешает получать впечатления от книг:)

Для расшифровки термина «контролируемая глупость» тоже было поломано немало копий и выдвинуто немало гипотез. Моя же состоит в том, что «применить контролируемую глупость» означает «породить уверенность». Например тебе известно, что если человек начинает верить в то, что Господь Бог создал его для выполнения великой миссии распространения христианства среди австралийских аборигенов, то эта слепая уверенность наделяет его огромными силами и способностью преодолевать тяжелейшие сложности и препятствия.

И тогда ты можешь представлять, что в самом деле веришь в бога, что в самом деле он создал тебя и покровительствует и защищает тебя — то есть специальными усилиями порождаешь в себе такую уверенность, зная при этом, разумеется, что все это полная ерунда. Созданная уверенность начинает работать и приносить свои плоды, причем ты не становишься более религиозным ни на дюйм, потому что ясно понимаешь суть работы этого механизма.

 

76. Еще раз к вопросу о том – почему и другие действия, не имеющие отношения к Селекции, могут давать позитивный эффект даже в том случае, если усилия кажутся даже несовместными с Селекцией.

В этом нет ничего удивительного. Если, к примеру, ты искренне веришь в то, что Бог поддерживает тебя и защищает и любит, то несомненно в результате этой слепой веры возникнут привлекательные состояния защищенности, силы, возможно даже наслаждения (из-за того, что отваливается пласт негативного фона тревожности и пр.) Но у этого способа получить приятные восприятия есть своя цена, и она огромна, ведь итогом является все-таки догматизм, тупость, потом агрессия к неверующим, отказ от ясного рассудочного мышления и сопутствующие этому будущие проблемы и, в конечном счете, потеря того приятного эффекта, который ты получал вначале.

Следование идеям Селекции тоже имеет свою цену. Если ты, к примеру, начинаешь трезво разбирать восприятия и проявления своих друзей и родственников, устраняя дорисовки и вытеснения, то постепенно начинаешь понимать, что в них нет ничего близкого тебе (исключения конечно бывают). В результате ты остаешься один (хотя сейчас есть уже Мир Симпаток, где можно найти более или менее близких людей, интересующихся Селекцией и применяющих ее). Но эти негативные последствия, во-первых, недолговечны — так же как когда ты с аппарата искусственной вентиляции легких переходишь на самостоятельное дыхание — вроде трудно, но в итоге дает свободу и удовольствие от активной жизни. А во-вторых, они открывают огромные перспективы в дальнейшем развитии в отличие от того тупика, в котором оказывается человек, культивирующий тупость.

 

77. Итак, украинцы теперь обстреливают баллистическими ракетами повстанцев. Я думаю, всякие дискуссии после этого на тему «это не они стреляют, это русские», «украинцы не стреляют по мирным гражданам, они точечно зачищают террористов», «это все российская пропаганда» могут быть прекращены.

Похоже, теперь до всех дойдет, что режим на Украине преступный, что нынешняя власть на Украине должна сесть на скамью подсудимых, и что Донецк и Луганск придется оставить в покое, чтобы народы этих стран самостоятельно выбрали себе свой дальнейший путь развития.

Американцы, как мне кажется, в шоке, но такого они украинской власти уже не простят — подставляться под гнев мировой общественности они уже вряд ли дальше будут, особенно учитывая, насколько в Европе сильно непопулярно (мягко скажем) предложение о секторальных санкциях против России, которые ударят по России конечно очень сильно, но не менее сильно — по самой Европе.

И что еще интересно — сейчас будут совершенно, скорее всего, развязаны руки у других народов, входящих в состав бывшей Украины, так что и они смогут отделиться.

Я вот полгода назад предсказывал начало распада Российской империи, но про Украину как-то моя мысль не пошла (а могла бы пойти, учитывая, что уровень жизни там в несколько раз хуже даже белорусского).

Думаю, что история Украинской империи на этом заканчивается, и мы получим на территории бывшей империи целый ряд мелких стран, некоторые из которых со всех ног бросятся догонять Европу, а некоторые присоединятся к российской империи. А это значит, что спустя несколько лет мы сможем видеть результаты — кто чего достиг, и эти результаты смогут обдумать уже и русские люди…

 

78. Сегодня во время пробежки я спас червяка. Он лежал на тропинке, и я его скинул на обочину. Вместо того, чтобы сразу уползти, он обернулся и посмотрел на меня долгим благодарным взглядом, так что у меня слезы навернулись на глаза – как все же это приятно, когда твои добрые поступки вознаграждаются искренней благодарностью. Кивнув ему на прощанье, я побежал дальше, а он свернулся колечком и немного застенчиво продолжал смотреть мне вслед, и его непринужденная поза словно дышала томностью и радостью жизни.

 

79. Взгляни, к примеру, на сайт «Вашингтон пост» (http://www.washingtontimes.com). Замечаешь какое-то отличие от любого привычного тебе информационного российского ресурса? Мне кажется, отличие бросается в глаза. В то время, как российские СМИ обсасывают по сути исключительно московскую жизнь, довольно вялую саму по себе в силу того, что в условиях диктатуры жизнь вообще замерзает, американские буквально захлебываются важной информацией отовсюду. У них ведь там везде жизнь! В гигантской стране с 300-миллионным во всех отношениях активным населением везде бурлит жизнь.

Теперь зададимся вопросом: способен ли обычный американец все это прочесть, оценить аргументы, создать свое мнение? Для меня очевидно, что нет, не способен. Конечно, еще в шестнадцатом веке начали уже раздаваться стоны о том, что информации так много, что переварить ее просто невозможно, поэтому психологические механизмы на переизбыток информации скорее всего будут неизменны что в 16-м, что в 21-м веках. И каковы они?

Во-первых, это селекция со стороны поставщика. Чем больше информации, тем больше ее идет в отвал и просто не попадает на страницы газет, которые просто физически ограничены по объему – это касается и бумажных и электронных носителей, ведь веб-сайт точно так же ограничивает объем публикуемой информации, чтобы оставаться компактным и читабельным. То-есть чем дальше, тем меньшая доля производимой в мире информации попадает людям на глаза через основные шлюзы ее распространения.

Во-вторых, это селекция со стороны потребителя, которая является ничем иным, как созданием внутренней системы ограничителей. Например, человек выбирает один-два новостных ресурса, которые и просматривает, а остальные для него перестают существовать. Поскольку люди активно общаются друг с другом, особенно сейчас в социальных сетях, то наиболее значимая информация, выбранная его приятелями, до него все же доходит.

В-третьих – и это самое интересное – это построение каждым человек в своем сознании определенной системы представлений. Невозможно в условиях такого информационного шквала каждый раз заниматься оценкой достоверности источников, созданием своей собственной эмоциональной и осмысленной реакции и т.д. Поэтому люди попросту создают в своем сознании определенные смысловые ниши, в которых переключатели установлены жестким образом. Ну то есть люди формируют систему догм или обоснованных предположений. Систему обоснованных предположений для интеллектуально не очень развитых людей поддерживать не так-то просто. Интересно, но поначалу не так-то просто, ведь поступающая новая информация может приводить к переоценке, смещению акцентов в своих представлениях. Человек, приученный к научному труду, сделает это без труда, но много ли вокруг нас профессиональных и добросовестных ученых?

Поэтому люди создают в своем сознании совокупность железобетонных догм. Каратели бомбят мирное население Донбасса. Русские агрессоры напали на Украину. Американцы руками украинцев захватывают господство. Евреи выпили всю воду. ЦСКА – кони, а Спартак – мясо. Зачастую люди формируют еще и круг доверенных экспертов, которых почитывают (до того момента, пока эти эксперты говорят то, что человек хочет услышать).

Тысячи догм в голове каждого человека, существование которых мгновенно упрощает процесс столкновения с необозримыми волнами информационного океана. По сути, человек перестает воспринимать информацию! Просто потому, что то, что противоречит его догмам, он даже  и не читает, не принимает для рассмотрения. Поэтому получается парадоксальная вещь: информации вокруг море, но вся она никому не нужна и никем не востребована. Конечно, пропаганда, в которую вкладываются значительные капиталы, по-прежнему работает. Ложь, повторенная тысячу раз из разных уст, становится постепенно правдой, занимает место в мозгах людей среди совокупности их догм. Внедрение догм становится все более и более дорогим делом, но это общее свойство рынка – рост конкуренции, удорожание рекламы и т.д.

Из всего этого следуют довольно любопытные вещи. Например. Как стать тем избранным экспертом, мнение которого люди начинают принимать уже почти автоматически? Для этого подходит, например, один довольно простой способ: надо занять какую-то одну профессиональную нишу, в которой большинство людей мало что понимает. Это приведет к тому, что в данной области ты для них станешь экспертом. Это конечно совсем не значит, что твое авторитарное мнение в других областях люди сразу же примут – нет, но если быть очень аккуратным и продвигать свое мнение постепенно и деликатно, его по крайней мере не будут жестко отвергать, поскольку в сознании людей ты эксперт в одной какой-то области, а это уже значительно повышает для них ценность любого твоего мнения.

Вот например в ЖЖ есть популярный блогер «зеленый кот» (http://zelenyikot.livejournal.com). Человек год за годом спокойно пишет вполне профессиональные и популярные сообщения о космосе. У него несколько тысяч подписчиков. Если сейчас он между делом, спокойно, с применением пусть даже малопонятных аргументов (какой-нибудь график, в котором никто не будет разбираться) выскажется на какую-то не очень психопатическую тему, то скорее всего его мнение не будет отвергнуто, если только не слишком явно противоречит имеющейся догме. И большинство его читателей его мнение примут к сведению, а возможно – даже запишут в список своих догм.

Еще пример: Виталий Кличко. Будучи бесспорно одним из лучших боксеров мира в самой «престижной» весовой категории, он сумел одержать победу даже в совершенно психопатической и криминальной области и стал мэром Киева при том, что не является ни политиком, ни экономистом, ни управленцем и по сути понятия не имеет — как управлять городом и государством (что на самом деле не значит, что он не сможет хорошо им управлять — может и сможет, если соберет команду экспертов и будет руководиться здравым смыслом, оценивая их рекомендации).

Поэтому в условиях, когда прямолинейная пропаганда становится все более дорогой и все менее работающей, для власти (и для корпораций, надо заметить) очень важной становится борьба за умы тех, кто занимает нишу «профессионал» в каком угодно вопросе, будь то космос, приготовление бутербродов или бокс. Фактически это означает неизбежность возникновения меритократии даже в условиях, когда прямо к этому никто не стремится и даже этого не осознает. Вместо того, чтобы веером вкладывать огромные средства с микроскопической эффективностью, нужно сосредоточиться на конкретных людях.

Проблема, однако, состоит в том, что чем более человек популярен и образован, тем менее он управляем и зависим, поэтому даже в том случае, если тоталитарное государство начинает вкладывать средства в продвижение конкретных авторитетных людей, она никогда не может быть уверена в том, что не роет тем самым себе яму: ведь более-менее независимый в суждениях человек может и поменять свою точку зрения, и вложенные в него деньги начнут работать против власти. И это – хорошо, поскольку означает, что власть диктатур и корпораций будет постепенно подтачиваться в том случае, если они начнут преследовать деструктивные цели и вызовут негативную реакцию подпитываемых ими же экспертов, и понимание этого удерживает власть и корпорации в определенных рамках цивилизованности, поэтому апокалиптические картинки типа «Майкрософт захватила мир», которые так популярны в Голливуде, на практике никогда не реализуются в значимом масштабе и на значимое время. Равно как и существование тоталитарных государств ограничено по масштабам и времени, в чем мы уже могли убедиться на опыте 20-го века.

 

80. Удивительно, насколько профессиональные психологи и социологи оторваны от здравого смысла. Что не мешает, конечно, населению верить в их профессионализм.

Пример – был проведен такой эксперимент:

«Люди кажутся более влиятельными, если они говорят более абстрактно. К такому выводу пришла группа американских исследователей из Университета Южной Калифорнии и Калифорнийского университета в Сан-Диего. Проведя эксперименты, они выяснили, что мы воспринимаем человека более влиятельным, если он использует абстрактный язык вместо конкретных и точных слов и формулировок. Статья об этом исследовании опубликована в июльском номере Journal of Personality and Social Psychology.

Участников эксперимента просили оценить коммуникатора по таким характеристикам, как наличие власти, компетентность, стиль мышления, человечность. Оказалось, что испытуемые оценивали политика как более влиятельного и чаще рассматривали его как лидера, если его слова были более абстрактными, а не конкретными. Использование абстрактного языка, выражающего суть или главное значение события, делало оратора более сильным и влиятельным в глазах аудитории. Относительно стиля мышления, компетентности и сердечной теплоты таких однозначных закономерностей не оказалось.»

Посмотрим – как психологи объяснили этот опыт:

«Способность видеть общую картину происходящего – это то, что мы ожидаем от людей, наделённых властью. А поскольку мы рассматриваем абстрактность суждений как проявление этой способности, то приписываем власть обладателям такого стиля коммуникации.»

И вот тут становится очевидно, что ума у этих психологов, увы, нет. Ведь от людей, наделенных властью, мы ожидаем не только способность видеть общую картину, но и компетентность, а в отношении этого параметра закономерности и не выявлено. Это психологов совершенно не смутило – подумаешь…

Очевидно, что объяснение результатов проведенного опыта должно быть таким, чтобы объяснить одновременно как наличие закономерности относительно влиятельности, так и ее отсутствие относительно компетентности. Это ясно любому человеку с минимально развитым научным мышлением.

Я думаю, что дело тут в том, что абстрактные суждения давно уже являются своего рода визитной карточкой тех оболтусов, что стоят у власти. Посмотри в качестве примера любое выступление любого официального лица по телевизору – будь он депутатом Госдумы иди представителем Госдепа. Это прежде всего и в основном совершеннейший понос, если не сказать бред, перенасыщенный лишенными всякого смысла абстрактными словечками, цель которых – замаскировать отсутствие этого самого смысла. И люди давно привыкли к тому, что имеющие власть функционеры выражевываются именно так, отсюда и условный рефлекс на любую абстрактную, то есть малопонятную речь.

 

81. Удивительное из мира животных.

Знаете ли вы, что у 99% людей есть смертельная аллергия на укусы белой акулы? Ученые полагают, что дело в том, что в слюне акулы есть особое вещество «стриптоспермограммофон», которое, попав на кожу человека при укусе, и вызывает агонию и смерть.

 

82. Занимательно – о русском языке.

Слово «мозг» очень часто (увы) выполняет функцию эвфемизма, которым обозначают головную кость.

 

83. Никакая наука не является химией, если она не оперирует конкретными химическими элементами и их совокупностями (веществами). Никакая наука не является психологией, если она не оперирует конкретными восприятиями и их совокупностями (состояниями). Именно поэтому современная химия — это наука, а современная психология — нет. Единственная психология на данный момент — это моя Селекция восприятий, на основании которой и вырастет в будущем настоящая психология.

 

84. В отношении своего тела у людей есть абсурдное ханжество, которое приводит к тому, что они запрещают себе и другим свободный секс, стыдятся ходить голыми или в купальнике по городу. Есть и абсурдный похуизм, когда они курят, напиваются, не пробуют заниматься физической активностью в удовольствие. Есть, как ни смешно, и абсурдный пиетет, который приводит буквально к священному ужасу при мысли о какой-то трансформации своего тела – ради прикола или заработка, пусть даже на время.

Представим себе, что в какой-то цивилизованной стране, где проституция легальна, какая-то девушка сначала зарабатывает тысяч двадцать долларов за месяц спокойной работы, а затем делает себе операцию и… приживляет еще две сиськи ниже имеющихся. Пусть и небольшие, но все же еще две. Всего теперь их у нее четыре.

Представила? Спорим, что ты вздрогнула от священного ужаса, а то и от отвращения? А между тем, в этой операции нет вообще ничего травмирующего – просто под кожу имплантируется силиконовая прослойка, плюс имитируется сосок. Священный страх и отвращение вызывает не сложность операции, а именно сам факт трансформации тела.

Теперь представим себе – будет ли повышенный спрос на такую проститутку? И со стороны клиентов, и со стороны СМИ, и со стороны издателей, которые захотели бы издать книгу про жизнь такой девушки. Я думаю, что будет. В результате она за год работы зарабатывает себе миллион долларов, строит себе ресторанчик для бизнеса, после чего лишние грудки удаляет обратно. Результат: в пассиве — пара почти незаметных шрамов под грудью. В активе – приличное состояние, свой вечный бизнес, интересный жизненный опыт, возможно еще и некая возможность продолжать вести интересную социальную активность, опираясь на заработанную известность.

И меня сильно удивляет, что среди людей не находится ни одной (!) девушки (или парня), которая бы провела такой эксперимент. Это при том, что миллионы людей проводят над собой ужасную вивисекцию, уничтожая свое тело курением или свою психическую жизнь – пожизненным по сути сидением в офисе. Это показывает – насколько огромен этот психопатический страх трансформации своего телесного контура.

Но мне кажется, что со временем эта индустрия трансформации тела непременно появится и захватит немалые слои населения, поскольку кое-где уже вплотную к этому подошли чисто психологически. Например, в Южной Корее буквально повальная, массовая мода на небольшие пока что косметические корректировки носа, разреза глаз, формы подбородка и скул. А значит, рано или поздно кто-то сделает первый шаг дальше. И когда-нибудь законы какой-нибудь страны будут содержать в себе пункт, согласно которому каждый человек имеет присущее ему от рождения право свободно распоряжаться своим телом, и в том числе — менять форму своего тела, какой бы причудливой, пугающей или отвратительной она ни казалась другим.

 

85. В качестве одного из самых весомых аргументов против разрешения на свободное ношение оружия (после сдачи определенных простых тестов, дающих это право), ссылаются на то, что в США время от времени находится псих, который начинает расстреливать людей. Ежегодно от таких психов в 300-миллионной стране гибнут десятки людей.

Но при этом как-то остается вне понимания то, что такая ссылка вообще не может быть аргументом. Давайте зададимся вопросом: сколько людей ежегодно гибнет в лифтах США? Уверен, что гораздо больше, чем от пуль психов. Запретим лифты? А сколько людей гибнет в авиакатастрофах? Запретим самолеты? Сколько тысяч людей ежегодно гибнет в автокатастрофах? Запрещаем машины? Да даже кухонные ножи, следуя такой логике, надо запретить, потому что в бытовых ссорах сотни, если не тысячи людей, гибнут от удара кухонного ножа или ножниц.

А это означает, что эта логика ошибочна, и что этот аргумент не может быть приведен к рассмотрению. Люди время от времени гибнут. Это грустный (для их близких) факт. Гибнут от фенов, уроненных в ванну, от кухонных ножей, газовых плит, сливовых косточек и прочих бесчисленных причин. Причем смертность от психов, стреляющих в народ, занимает, скорее всего, какую-нибудь пятидесятую позицию. А если мы вспомним чудовищную статистику смертности от рака и вспомним, что согласно современным представлениям рак возникает вследствие многолетнего и постоянного загрязнения окружающей среды всякими выхлопами и выбросами…

В свое время полковник Кольт уравнял всех американцев. И я думаю, что это внесло огромный вклад в последующее бурное развитие страны, поскольку люди стали чувствовать себя более, а не менее защищенными. Но часто люди забывают, что кольт уравнял не всех людей, а лишь тех, кто его имеет. Для цивилизованных стран этот вопрос уже, я думаю, неактуален. Например мне непонятно – нафига в Южной Корее или Сингапуре или Гонконге или Канаде людям оружие – тут так и так преступность носит какой-то придонный характер, и владение оружием ничего в этом не изменит, скорее всего (зато даст толчок развитию оружейной отрасли, что хорошо для экономики, кстати). Но в совершенно диких странах типа России всеобщее право на ношение оружия снизило бы преступность на порядок. Попробуй – изнасилуй девушку в глухом переулке Задрищенска, если ты знаешь, что местные девушки повально повадились носить с собой пистолеты? Как-то не очень сразу хочется, да?

 

86. Селекция – популярно:

Лучше быть богатым, умным и здоровым, чем нищим, тупым и больным.

 

87. Мне известны те, кто меня именно ненавидит, хочет убить. Известны те, кто считает Селекцию необоснованной и неинтересной, и у кого возникает реакция неприязни, когда я говорю о том, что Селекция — это нечто охуенное. Известны и такие, кто критически относятся к Селекции и ревностно ко мне, но при этом держатся подальше от всего этого, так как понимают, что их критическое отношение основано, на самом деле, на страхе быть искренним. Известны и те, кто считал меня мерзким сектантом, но в процессе общения изменил свою точку зрения и стал симпатом или симпаткой.

Но что касается критики, то именно критики Селекции я почти никогда и не встречал, а ту что встречал — она, само собой, была крайне беспомощна. Ну это просто потому, что критиковать в Селекции нечего — она верна на 100%. Методы ее применения могут отличаться. То, что обычно называют «критикой», является всего лишь выражением неприязни ко мне лично и к моим идеям, то есть к критике отношения не имеет. Поэтому так беспомощны, так дико скучны и безобразно серы всякие сборища, посвященные выливанию неприязни ко мне — им по сути нечего сказать, они сами по себе ничего не представляют, они — никто. Все, чем они занимаются — это утаскивают к себе в норы какие-то цитаты из моих сообщений и книг, перевирают их, ссут на них, крича, кривляясь и упражняясь в том — кто поядовитее плюнет и кто придумает клевету померзопакостнее. В этом их удовлетворение, в этом их способ жить.

 

88. Хотя в 21-м веке по-прежнему войны продолжаются, но теперь они носят существенно локальный характер, и лично я очень сомневаюсь, что в будущем возможно что-то хотя бы отдаленно похожее на вторую мировую – просто потому, что мир существенно с тех пор изменился – произошла глобализация. К примеру люди в Америке или Европе, у которых есть какие-то капиталы, какая-то хорошая работа и, соответственно, неплохой уровень жизни, теперь не могут равнодушно смотреть на то, что где-то в Азии возник кризис – уже есть опыт того, как азиатские кризисы бьют по всему миру. Аналогично и с войнами – любая крупномасштабная война ударит очень сильно по кошелькам всех, у кого они есть. По всему миру. Прямо или опосредованно. Причем касается это даже таких диких стран, как Иран или Россия, политическая и экономическая элита которых зависит от мирового рынка в сильнейшей степени.

Но вот что касается экономических войн, то до сих пор глобальность их последствий как-то не до всех доходит даже в США и Европе, а между тем эта глобальность практически такая же. Любые экономические санкции разрушают экономику всех стран. Не только тех, кто непосредственно занят в конфликте, а именно всех. Конечно это не отменяет то, что в условиях любой войны всегда найдется кто-то хитроумный, кто на ней заработает, но в целом, в глобальном масштабе, пострадают все. И меня удивляет, когда американские и европейские эксперты бодро сообщают о позитивном эффекте экономических санкций, которые они ввели против России. Позитивного экономического эффекта не будет почти ни для кого, пострадают почти все. Безусловно, Россия пострадает больше, и тем не менее – пострадают почти все, как при любой войне, в которой уже нельзя компенсировать свои потери захватом территорий, контрибуциями и т.д.

И как раз не удивляет то, что некоторые европейские политики изо всех сил пытаются так выкрутиться, чтобы и с американцами не поссориться, и санкции против России ввести поменьше или вообще их не вводить, прикрываясь совершенно глупыми заявлениями — типа Швейцарии, которая заявляет, что типа посредники же нужны на переговорах, поэтому они санкции вводить не будут:)

И уж тем более поразителен тот единодушный вой, который раздается на просторах СМИ и интернета в России, когда все кому не лень начинают дотошно подсчитывать – почему санкции не только не подорвут, а даже усилят экономику России, разовьют ее. Приводятся разные циферки и озвучиваются различные нездоровые бравурные фантазии о импортозамещении. Какое еще импортозамещение, госспадя?? Импортозамещение – это процесс, который развивается десятилетиями на фоне роста экономики, на фоне притока инвестируемых капиталов, неторопливого вовлечения иностранных и длительного выращивания собственных специалистов. Какое же, о Иисусе, может быть в современной России импортозамещение?:)

Вообще и Россия и Украина с таким ажиотажем рванулись в эту войнушку не просто в силу безграмотности. А просто потому, что в этих странах попросту не сформировался критически высокий уровень собственников, при котором никакому правительству уже не будет позволено валить страну в отхожее место. Вот в США такой уровень давно достигнут, поэтому несмотря на то, что США на самом деле не так-то сильно в целом пострадает от взаимных санкций, тем не менее трон под Обамой закачался – уровень его поддержки упал до рекордно низких уровней, и в воздухе запахло импичментом, причем что характерно – хотя инициатива предсказуемо исходит от республиканцев, которые с самого начала изо всех сил боролись против того, чтобы президентом стал популист с почти коммунистическими завирательными идеями (это я про медицину в первую очередь), но и даже демократы уже начинают отворачиваться в сторону. Обама им друг, но уровень их жизни им важнее.

Россия и Украина, равно как и тот же Иран, являлись минами замедленного действия на мировой арене именно потому, что это страны повальной нищеты. Людям нечего терять, и на этом фоне им что мировая война, что нашествие марсиан – все по барабану. Даже лучше. Нет хлеба, так будут зрелища, а кроме того остается шанс на то, что можно будет под шумок что-то урвать, отнять и поделить.

Поэтому единственной стратегически правильной политикой, имеющей своей целью прекращение войн, в том числе и экономических, является не разорение, а обогащение своих конкурентов! Чем более будут развиты рынки других стран, тем больше у тебя самого есть возможностей развивать свой бизнес… если он у тебя есть. Тем больше возможностей найти отличную работу… если ты хоть в чем-то профессионал! А если у тебя ни бизнеса, ни профессии?.. Тогда ты прилипаешь к ящику и сладострастно потираешь руки при приближении признаков войны. И я думаю, что нормальные люди в развитых странах это отлично понимают. В России этого не понимает, как кажется, никто, и именно поэтому тут так повально и развита фобия «Запад нас хочет развалить» — именно потому, что этого хотят они сами. Как в прежние времена – коммунисты хотят, чтобы не было богатых, а капиталисты – чтобы не было бедных. Пока что в этом еще ничего не изменилось. И все же после того, как крах неизбежно загнивающих империй произойдет (догадайся, о какой хорошо знакомой стране я говорю), и по мере того, как недостаточно эффективные капиталистические империи также разделятся – вот после того, как на их останках появятся мелкие государства, способные эффективно управлять собою, эффективно и быстро договариваться, подстраиваться под «дух времени» — после этого и глобализация сделает еще один мощный шаг вперед, и эпоха экономических войн пойдет на спад. Думаю, этот процесс начинается уже сейчас и в течение последующих двадцати-тридцати лет будет активно идти. А после этого уже будет новая политика, новая экономика, и на наше текущее время люди будут оглядываться с таким же страхом и непониманием, как сейчас мы оглядываемся на времена европейских войн 19-го и 20-го веков.

 

89. Дорогие товарищи. Пришло время сказать о лечебном голодании. Мы все знаем, как вредно для здоровья постоянно обжираться. Мы все также знаем — как приятно думать о том, что не будешь обжираться, что немного даже поголодаешь, испытывая приятное чувство легкого голода. Приятно думать, как в результате прекращения обжираний изменится твое тело, станет легким, приятным.

(P.S.: этот текст читать ТОЛЬКО после плотной еды! В остальное время он совершенно неактуален)

 

90. В процессе изучения иностранного языка можно прибегать к такому мелкому, но интересному приему: порождать уверенность в том, что это твой родной язык. Смотришь на иностранное слово, которое сейчас учишь, и порождаешь уверенность, что именно им ты всю жизнь и обозначала то, что оно обозначает.

Таким образом ловятся за хвосты сразу три зайца:

а) осуществляется тренировка в порождении уверенности

б) эта уверенность, пусть даже слабая, неустойчивая, позволяет тебе немного проще, приятнее запоминать слова

в) в процессе испытывания этой уверенности происходит еще и некоторое высвобождение от привычной тебе маски имеющейся личности, что может сопровождаться озаренными восприятиями, такими как свежесть, чувство тайны, предвосхищение и т.д.

 

91. Бывают слухи, основанные на каких-то обоснованных догадках, на попытках читать между строк текстов и событий, на отрывочных не вполне достоверных сведениях. Это и есть «слухи». А бывает (чаще всего) просто гнилая муть, клевета, мусор с начала и до конца. Такое не хочется называть «слухами», и для этого мои пальцы, опечатавшись, придумали неологизм: «схули».

 

92. В начале XXI века Россия стремительно развивается на зависть и удивление Запада и Востока, вопреки недальновидным прогнозам не очень умных доморощенных экспертов-катастрофистов.

В частности, ширятся инвестиции в сферу предоставления услуг. Только за последние два дня в стране появились новые коммерческие ниши, такие, например, как «музеи фруктов» и «музеи мяса», в которые выжившие туроператоры наладили различные тематические экскурсионные туры категории «прощание с едой». По свидетельствам директора одного из таких туроператоров, раньше занимавшихся морально устаревшими турами в Италию и Францию, спрос на такие туры намного превышает предложение. Люди приезжают даже из других городов, часто с маленькими детьми, чтобы те успели последний раз в своей жизни увидеть такие удивительные экспонаты, как финский сервелат, масло Valio, манго и многие-многие другие.

Председатель общества литераторов России с радостью и гордостью сообщает, что в российской писательской среде впервые возникли и неумолимо развиваются новые жанры. Это и исторические романы-исследования, например «Еще раз на тему достоверности существования ветчины», это и поэмы, например «Сказ о голландском сыре». Следует отметить такие шедевры романистики, как «Полет над гнездом какао». Фантасты тоже оживились – широкую популярность завоевала повесть-сказка «Надкусывая польское яблоко». Мощной поступью развивается отечественная нео-орнитология, пилотным исследованием которой стала поистине бессмертная работа «Авокадо, бананы, мандарины и другие экзотические птицы отряда цитрусовых в Ханты-Мансийском военном округе».

Бодро развивается и лёгонькая промышленность. За последний год в стране выпущено в сто тысяч раз больше фанерных макетов персональных компьютеров, чем в 1913-м году. Новые модели березовых и дубовых планшетов завоевали целый ряд призов на Всемирной Мозамбикской выставке. Наши дети с удовольствием и гордостью посещают уроки компьютерной грамотности, ведь теперь каждая школа, даже в самом глухом таборе Москвы, оснащена супер-современными фанерными лэптопами, освященными по всем правилам православных церемоний.

Изживаются социальные нарывы и болячки, так долго причинявшие неимоверные страдания нашему правительству. Конечно надо признать, что не все еще здесь сделано, и кое-где, кое-кто, иногда еще по-прежнему неприлично ругается такими непристойными словами и выражениями, как (внимание: далее следует кусок абзаца категории «21+») «свобода слова», «31-я статья Конституции», «интернет» и другими, но наши доблестные Православные Ревнители Отечества при поддержке Союза Бабушек Против Тлетворности и на базе Института Ясности им. Кащенко доблестно сражаются с теми несчастными, чей мозг еще не излечен.

Только за последний месяц новыми именами пополнились высеченные в бетоне на Красной Площади списки тех, кто удостоился «Ордена Претупой Мизулиной».

По-прежнему наша страна остается мощной, славной, внушающей уважение и страх, и можно лишь посочувствовать несчастным жителям небольших европейских стран, которые, будучи слишком слабыми, вынуждены плясать под дудки и с завистью взирать на нашу суверенность.

Слава Богу, друзья мои, Слава Скрепам, Слава Хозяевам!

 

93. Боевые акулы Путина и немецкие тигры.

Вот интересно, что такая юмористическая передача  (http://www.youtube.com/watch?v=BvAW7wNFLZ0) появилась именно в Германии. Почему именно там? Может быть, немцы давно и с удовольствием ждали повода, чтобы поиздеваться над голландцами, и сейчас, наконец, решили поглумиться над десятками мертвых соседей?

Я думаю, что это стало возможным именно в Германии, потому что немцы попросту устали от когнитивного диссонанса, разъедающего ум и совесть уже целых поколений. С одной стороны — у них психология граждан развитой демократической страны, мощной экономической державы, европейского локомотива. Так они воспринимают себя, так их воспринимают и другие, поэтому, к примеру, сразу после окончания второй мировой войны в Западную Германию хлынули невиданные потоки инвестиций со всего мира — люди знали, что немцы не будут сидеть сложа руки, что они были, есть и будут двигателями прогресса, экономики. Но с другой стороны тем же немцам усиленно навязывался комплекс вины — это как тигров в тайском зоопарке поят водой, в которую подмешаны наркотики, чтобы они становились вялыми, и чтобы туристы могли с ними фотографироваться, искренне при этом веруя в то, что тигры такие милые и дружелюбные создания.

Это навязывание комплекса вины отчасти, конечно, было связано со страхом перед той частью прусского духа, что век от века ввязывала их в европейские войны, а после того, как Бисмарк объединил немцев, стала частью духа всего объединенного немецкого менталитета. Но разве у других наций этого меньше? Посмотрите, например, с каким истерическим наслаждением русские поддерживают путинские ответные санкции? Посмотрите, с каким изуверством футбольные болельщики всех стран крушат все вокруг, словно сейчас не 21-й век. Это и есть сублимированная страсть к войне, и она, как атавизм, присуща практически всем народам по сей день. Или может быть кто-то считает, что вторую мировую войну начал Гитлер, а не Сталин? Да, многие так и считают… особенно если они не почли за труд прочесть книги Суворова и Солонина и если с упорством и решимостью, достойными лучшего применения, они отрицают реальность пакта Молотова-Риббентропа. Так что усиленное навязывание именно немцам чувства вины имеет под собой еще и экономическую подоплеку — легко ловить рыбку в мутной воде, а чтобы вода оставалась мутной, надо раздавить свободу слова, ну хотя бы точечно для начала, например сажать в тюрьмы лишь за слова сомнения (!) в том, что легенда о холокосте является всего лишь легендой. При этом власть имущие уподобляются, как ни удивительно, тем же нацистам, но это как-то никого не волнует. Тогда сжигали Ремарка, Кестнера и Брехта, а сейчас с таким же параноидальным сладострастием сжигают Юргена Графа и Эрнста Цунделя. И заодно надо безжалостно преследовать тех, кто лишь задается вопросом — а кто же, собственно, был агрессором во второй мировой? Может все-таки не совсем немцы?

И вот я думаю, что немцы, в головах которых идет определенный процесс брожения, неподвластный цензуре, уже устали от того, что им снова и снова усиленно навязывают догмы весьма сомнительного качества и явно не первой свежести, и очередная глупость, которую им безапелляционно попытались навязать заокеанские друзья, начала вызывать у них уже отрыжку. Несмотря на все сочувствие и уважение к братскому голландскому народу, они просто уже устали врать самим себе, хотя пока что это выражается сублимированно – в виде такого рода юмористических передач. Тем более, что немцы совершенно не в восторге и от того, что те же заокеанские друзья не гнушались, оказывается, залезать к ним в телефоны и компьютеры, и прослушивать не только рядовых граждан, но и самого их канцлера. Дружба американцев и немцев остывала годами и десятилетиями, и охлаждающими реагентами были и навязчивая и наглая демонизация немецкого народа под эгидой ложной памяти о второй мировой, под шумок которой черпались миллиарды контрибуций, и поведение американского старшего брата, больше напоминающее отношение «пахана» к «фраеру». И нужен был лишь достаточно весомый повод, который американцы сами и предоставили, потеряв уже совершенно почву под ногами и трезвое представление о возможном и невозможном. Причем повод оказался настолько жирным, что его вполне можно даже и назвать причиной — уж слишком откровенно американцы пренебрегли здравым смыслом, уж слишком откровенно выразили свое наплевательское отношение к европейцам и всему прочему миру, предоставляя какой-то мусор в виде неопровержимых доказательств и твердя устами официальных представителей госдепа мантры типа «у нас есть много, безумно много доказательств, но… мы их вам не покажем, извините, нет, не покажем, но у нас их ооочень много, ну очень». Впрочем нет, извинений никто и не приносит, тут я неправ. Они все это говорят с таким видом, словно общаются с обезьянками, которые почему-то вдруг не захотели прыгать через веревочку и посмели что-то там требовать. Обращаться так с цивилизованными не меньше твоего людьми — чревато. Раз-другой-десятый пройдет, но потом накопившийся нарыв все-таки прорвется.

И самое печальное во всем этом то, что трещина раскола проходит совсем не там, где ей следует проходить – она идет по льдине цивилизованного мира, прямо по самой середине, так что под зданием сотрудничества цивилизованных стран разверзается озеро. С другой стороны, в этом можно увидеть и неизбежный исторический процесс сближения цивилизованных народов с варварами – единый цивилизованный мир распадается на части, и отдельные его обрывки в своем центробежном движении начинают соприкасаться и плотнее сотрудничать с отставшей в своем развитии периферией, обеспечивая таким образом цивилизаторские процессы и брожения внутри этих отсталых стран, что дает России некую надежду на более пристойное будущее, чем то, которое вырисовывается при взгляде на работающий в самозабвенном угаре скрепо-штампующий принтер.

 

94. Закон сохранения серости в природе: недостаток серого вещества ведет к избытку серой жизни.

 

95. Раньше умные не терпели белоподкладочников, а теперь глупые не терпят белоленточников.

 

96. Написал сейчас статью, в которой мне было удобно сослаться на кое-какой аспект истории немцев после второй мировой, и по привычке подумал – сейчас за это по существующим законам уже могут завести уголовное дело или нет? И поймал себя на мысли, что думать об этом уже бессмысленно. Когда свобода слова распята двумя или тремя гвоздями, еще можно как-то это учитывать, особенно если эти гвозди обозначены довольно четко – ну как в Европе например – нельзя произнести публично ни слова в сомнении насчет существования холокоста. Все это знают и затыкаются. Но когда этих гвоздей уже столько, сколько в сапогах прапорщика, то задумываться об этом уже лишено смысла, тем более, что сформулировано все так, что это не закон, а коромысло. Ну вот например за «искажение истории второй мировой войны» могут дело завести, а это, как ни смешно, означает, что любого (!) человека, который хоть что угодно писал о войне, можно потащить в суд. Любого, хоть автора официального школьного учебника. Я уж не говорю о том, что Россия просто переполнена непрерывно и сладострастно оскорбляющимися православными, ветеранами и прочими и прочими нереально чувствительными гражданами.

То есть свобода слова в России уже уничтожена настолько, что теперь даже нет смысла задумываться о том – нарушаю я закон или нет. Нарушаю в любом случае, поэтому выбора тут только два, и оба полностью устраивают и власть, и 90% народа: писать только о кошечках и бифштексах, или больше не писать уже ничего. Хотя есть и третий вариант, который вызывает обычно еще больше аплодисментов советской толпы: получить гражданство другой страны, свалить туда и оттуда уже писать все, что вздумается. Лично я выбрал именно этот вариант.

 

97. С точки зрения российского обывателя, Украина – это что-то вроде младшего брата, который по какой-то причине предал Россию и переметнулся к Западу. С точки зрения украинского обывателя, есть некая «единая Украина». Кроме того западно-украинский обыватель верит, что в стране идет не гражданская война, а анти-террористическая операция.

Все эти три мифа удобно рассмотреть и разоблачить одновременно с помощью довольно простого путешествия в прошлое.

История «братского содружества» началась 350 лет назад, когда под давлением крымских татар Богдан Хмельницкий обратился к царю Алексею Михайловичу Романову с просьбой о принятии его в подданство, то есть – с просьбой о присоединении Украины к России (буду дальше использовать такие названия стран для простоты). Отец Петра Первого, в отличие от своего сына, был натурой созерцательной, и интересовался больше такими совершенно удивительными для русских царей делами, как чтение иностранных газет и созерцание неба в телескоп, но просьбе Хмельницкого он внял, и в 1653-м году Земский собор окончательно разрешил это вопрос. Вскоре, при Петре I, влияние Земского собора начнет затухать, пока он не растворится окончательно в небытии, но украинское семя, посаженное при его участии в российскую империю, даст обильные плоды. В следующем, 1654-м году, Хмельницкий произнесет пылкую речь, и народ якобы единодушно вскричал: «Волим под царя московского, православного».

И вот с тех пор, согласно утверждениям православно-коммунистических псевдо-историков, жили русские с украинцами душа в душу. Вместе хлеб сеяли, вместе набеги захватчиков отражали, по усам текло.

Но текло не только по усам. Давайте просто взглянем – как же дальше развивались братские отношения России и Украины. Следующим гетманом Украины был сын Богдана, но для этой роли он пока что явно не годился, и вместо него страной стал править Иван Выговский. Не особенно комплексуя насчет братских связей с русским народом, Выговский… разорвал отношения с Москвой, и вместе с теми же крымскими татарами успешно громил русские войска. И все же сын Хмельницкого Юрий вернул себе власть и вернул Украину в лоно России. Тут-то и началась братская дружба народов… вплоть до того момента, пока в самый решающий момент войны русских с поляками он не отказался помогать окруженным русским войскам, а взял да и заключил мирный договор с Польшей.

И в это же время произошла крайне знаменательная история – Украина разделилась на правобережную и левобережную. Для простоты будем говорить о восточной и западной Украине. Да, это произошло аж 350 лет назад, а не в начале 2014 года! Еще 350 лет назад на территории Украины возникли два государства, каждым из которых управлял свой гетман. И представь себе, Западная Украина не после Майдана потянулась к Западу, а еще в те же самые, такие далекие годы. Гетман Западной Украины, Петр Дорошенко (нет, не Порошенко, а именно Дорошенко:), стал вассалом Турции, а восточные украинцы по-прежнему тяготели к Москве, и их гетман Иван Брюховецкий верой и правдой служил России… вплоть до того момента, когда в 1668-м году восстал против русской власти. Хоть и не милы были восточно-украинцам турки, но и нравы московитян их напрягали слишком сильно.

Так много ли изменилось с тех пор? Восточная и Западная Украина так, по сути, и сохранили свои отличия, и даже усилили их за долгие годы. Западные устойчиво тянутся в Европу, пусть хоть под властью турок, но только не москвичей, а восточные разрываются в противоречивых настроениях – вроде и к русскому духу их тянет, но при ближайшем рассмотрении оказывается, что не могут они жить с русскими – слишком разные культуры, слишком неприемлемо для украинцев патерналистское отношение к ним как к братьям меньшим, время от времени приводящее то к голодомору, то еще к чему-нибудь подобному.

Поэтому миф о «единой Украине» — это именно миф. Сотни лет назад образовалось де-факто и де-юре две Украины, и как бы разные правители в разные века ни перекраивали границы, то отрезая, то прирезая, это оказывало очень мало влияния на процесс самоопределения народов. Отсюда мы можем совершенно определенно сделать вывод, что то, что происходит на Украине сейчас, это не «анти-террористическая» операция. Это самая настоящая гражданская война, в которой более сильная Западная Украина пытается поставить на колени Восточную. Отсюда и то исступление, с которым западные и восточные ненавидят друг друга. Если бы западные боролись с террористами, была бы ненависть именно к террористам, а мы видим нечто совершенно иное. Да и вообще-то говоря, было ли хоть когда-то для кого-то неясным то, что фактически в рамках одного государства проживают существенно разные этносы восточных и западных украинцев? У них даже языки разные.

Вернемся ненадолго к семнадцатому веку. Следующим гетманом стал хорошо известный Иван Мазепа. Мазепа дружил с Россией, крепя и цементируя братские отношения двух народов… вплоть до того момента, когда в 1708-м году в тяжелейшей для Петра I, воюющего со шведами, ситуации не перешел на сторону шведов.

Называть эти поступки украинцев «изменами» или «предательством» лишено всяческого смысла по двум причинам. Во-первых, так поступали все. Союзы заключались и распадались, один за другим, десяток за десятком, сотня за сотней, в течение столетий и тысячелетий. Во-вторых, надо просто понять объективные причины таких колебаний в отношениях Украины и России. Это не просто дурь какая-то – побратались-разошлись, а следствие определенных причин. К России украинцев влекли геополитические и экономические выгоды. Но была и отталкивающая сила, и очень серьезная, проистекающая из различий в уровне цивилизованности. Уникальная политическая система, созданная в Украине, включавшая в себе многие демократические элементы и широкую автономию «хозяйствующих субъектов», была категорически неприемлема для россиян, и как только Украина подпадала под зависимость от России, то всякая автономия и всякая демократия начинала немедленно уничтожаться. Петру было не до демократии, он создавал «вертикаль власти» в полном смысле этого слова. Украина же двигалась в том же направлении, куда и Швеция, в которой уже в 1720-м году королевская власть стала чисто номинальной, и страна превратилась в парламентскую (кстати, сами шведы благодарят за это… Петра, который, разбив Карла XII, по сути поставил крест на имперских устремлениях шведов и «помог» им обратить свое внимание на создание нормальной, цивилизованной жизни в своей стране).

И сегодня мы видим, как ни удивительно, все то же самое! Путин строит вертикаль власти. Шведы и прочие немцы строят у себя развитую цивилизацию. Запад развивает технологии и продает их. Россия сидит на природных ресурсах и ничего не развивает. Тысячу лет назад, еще при Рюриках, Россия экспортировала пушнину и русских рабов (отсюда даже слово «slave», «slaaf» — «раб» — «славянин»). Сейчас Россия экспортирует нефть и газ, но по сути все осталось как раньше. И как раньше, Восточная и Западная Украина – это два разных этноса, которые могли бы в принципе дружно жить, но на условиях равенства, а не вассалитета. И как и раньше, Восточную Украину тянет к России, особенно теперь, в условиях жестокой войны с западным соседом, а Россия всеми силами этому способствует, рассчитывая заполучить себе новые земли, новые губернии, а между тем и Путину, и россиянам не мешало бы открыть книжку и подумать о том – что же последует после того, как Восточная Украина станет частью России? А ведь последует довольно обыденная для российско-украинских отношений вещь: украинская губерния станет самым неспокойным регионом, в котором… непременно станет взрывообразно развиваться сепаратизм, а как Путин относится к сепаратистам, мы все прекрасно понимаем, и начнут закручиваться уже новые гайки, и уже не Украина, а Россия получит гражданскую войну, последствия которой будут разрушительны для империи в условиях, когда уже созрели центробежные тенденции как в силу экономических причин, так и в силу работы бешеного принтера.

Что делать?

Западной Украине нужно немедленно прекратить войну, можно даже принести извинения и посыпать голову пеплом. Во-первых, сентиментальная Европа любит посыпание головы пеплом, и какой-никакой инвестиционный дождик прольется на иссушенную украинскую землю. Во-вторых, восточноукраинцы не смогут и не захотят остановиться в своей инерции тяготения на восток и «воссоединятся»  с Россией, создав таким образом очаг будущего имперского пожара. В-третьих, вырвавшись в конце концов из России, Восточная Украина неизбежно маятником снова метнется за запад, что можно будет использовать для налаживания плодотворных экономических и политических союзов двух стран, ведь сейчас Восточная Украина скорее будет сотрудничать с Зимбабве, чем с Киевом, что плохо для всех.

Еще я бы посоветовал спокойно относиться к тому, что независимости потребуют другие регионы – в конце концов это полностью соответствует украинскому духу автономии, который так ярко проявил себя еще во времена Переяславской рады в виде «Статей Богдана Хмельницкого». Независимые и дружественные друг другу украинские мелкие страны смогут прогрессировать гораздо быстрее, будучи независимыми странами, нежели будучи бесправными регионами под властью далекого и чужого имперского центра. И это относится не только к украинской империи, конечно…

Ну и не надо забывать, что война в Европе никому не нужна, и с каждым днем недовольство европейцев украинцами будет расти ускоренными темпами, а маятник европейского отношения к русским неизбежно качнется в другую сторону по мере того, как европейцы начнут осознавать и экономическую необходимость сближения с Россией, и деструктивную роль США во всем этом процессе сталкивания европейских лбов.

 

98. Если кто-то под влиянием позитивных рассказов о том, как южно-корейцы бурно развивают свою экономику, как они дружелюбны и неагрессивны, начинает на этом основании строить в своей голове радужные мифы о восхитительных корейцах, то я могу немного остудить этот энтузиазм. У этой нации своих тараканов в голове более, чем достаточно. Приведу очень кратко лишь пару примеров.

1. Практически поголовно корейцы убеждены, что это совершенно нормально – посадить в тюрьму жену за измену.

2. Практически поголовно корейцы убеждены, что гомосексуализм (как мужской, так и женский) – это тяжелая психическая болезнь. Мужчина может совершенно спокойно говорить, что он убил бы того парня, который пососал бы ему член. И для корейцев это само собой разумеющееся, если родители, узнав, что их ребенок гей, выкинут его на улицу и забудут о его существовании (в той степени, в которой это позволяется законом, конечно).

 

99. В толковый словарик русского либерала: «свободные выборы» — процедура, с помощью которой люди могут сами решать, какой тиран будет их угнетать.

 

100. Удивительна одна особенность русских людей: если вредному соседу можно немножко насолить, то это надо делать несмотря ни на какую цену.

Вот в этой истории с якобы гуманитарным конвоем для ДНР: лично мне интересно, во сколько российским налогоплательщикам обошелся (и еще обойдется) этот конвой? В самом ли деле операция хорошо продумана и деньги не вылетят на ветер? Не было ли другого способа потратить эти деньги, более разумного?

Но это мне интересно. А вот судя по блогосфере, россиян эти вопросы не беспокоят. Россияне выглядят такими довольными — «троллим укропов» и т.д., и пока что я нигде не встречал простого вопроса: «зачем просрали столько наших денег»? И конечно же никому не пришло в голову отчитаться перед гражданами — «потратили столько-то, примерно еще столько-то скорее всего потратим, я лично ответственен за это решение». И никого не удивляет, что никто не отчитывается…

Российская империя безнадежна. Тут нет ничего своего, тут все чужое, включая бюджет, и летят миллиарды на олимпиады и саммиты, на дачи чиновникам и их счета на Кипре, и у людей даже вопросов не возникает.