Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Трагедия раздавленной сексуальности

Main page / О содействии детям / Трагедия раздавленной сексуальности

Содержание

    Так уж случилось, что почти во всем мире действуют законы, осмысленность которых я сейчас обсуждать не буду, с невероятной жесткостью преследующие любые сексуальные и эротические контакты между взрослыми и детьми. В России порою достаточно малолетней девочке нарисовать толстый и загнутый хвост кошки, чтобы ее отец отправился отбывать многолетний тюремный срок с пожизненным клеймом, лишающим его, по сути, права на дальнейшую жизнь. Педоистерия достигла нереальных (как это казалось еще двадцать лет назад) размеров, охватив, как пандемия, весь мир, и останавливаться отнюдь не собирается, приобретая все более и более извращенные и несовместные с жизнью формы.

    Между тем остается неопровержимым фактом то, что дети, начиная с очень маленького возраста, чрезвычайно нуждаются именно в сексуальных и эротических чувствах, ощущениях,  переживаниях, контактах. Без особого труда можно найти в интернете бесчисленные описания воспоминаний о просыпающейся сексуальности в пять, семь лет. Лично у меня сексуальность стала просыпаться в три года, и это не какой-то очень редкий случай. Но ты только представь себе — какая чудовищная агрессия выльется на мальчика и девочку лет, скажем, семи или десяти, которые посмели бы публично целоваться, ласкать друг друга? А если это мальчик и мальчик? Девочка и девочка? Два мальчика и девочка? Представил? И ты считаешь это нормальным? Но ведь все давно привыкли, смирились. А видел ли ты хоть раз в жизни, как дети публично сексуально ласкали бы друг друга? Лично я — нет, и не слышал о таких, кто видел. Да никто и не видел. А видел ли ты хоть раз в жизни, как дети публично ругаются друг с другом? Бьют друг друга? Тысячу раз, наверное. А ведь это тоже, казалось бы, сильно порицаемые проявления. И означает это ни что иное, как то, что даже самые маленькие дети уже прекрасно отдают себе отчет в том, что сексуальность — это не просто грех, а грех чудовищный и непростительный, грех безумно мерзкий. И что ты думаешь вырастет потом из человека, который с малолетства впитал в себя такие уверенности?

    Также неоспорим тот факт, что подавление детской сексуальности приводит к чудовищным психическим отклонениям, торможениям в психическом и телесном развитии. По сути, распространенная по всему миру практика подавления детской сексуальности рождает чудовищ, с которыми впоследствии каждый человек с тем или иным успехом борется в самом себе всю оставшуюся жизнь. Неисчислимы психические патологии, корни которых растут из детской подавленной сексуальности. То же можно сказать о различных социальных бедах. Да и трудно предположить, что могло бы быть как-то иначе, ведь сексуальный инстинкт является самым мощным инстинктом в живой природе. Какие же дикие деструктивные силы должны рождаться в человеке, который считает свою сексуальность неприличной, подавляет ее, стыдится ее, ненавидит себя за нее, ограничивает ее бесчисленными способами. И одним из базовых, фундаментальных качеств человеческой личности является способность и потребность любить и быть любимым, что также совершенно неразрывно связано с сексуальными и эротическими восприятиями (хоть и далеко не ограничивается ими, разумеется). Какие же дикие деструктивные искривления в психике будут у человека, в котором так яростно и безжалостно в течение многих лет, начиная с самого нежного возраста, все эти эротические и сексуальные проявления и восприятия попадают в список высшей непристойности, неприличности, постыдности и отвратительности.

    Эта проблема в школе будущего должна быть, разумеется, каким-то образом если и не полностью устранена, что просто невозможно, пока в обществе действуют такие удивительные законы, то по крайней мере купирована, ограничена в своей невероятной деструктивности.

    Я считаю, что здесь необходимо придерживаться следующих принципов и подходов:

    1. Нарушения законов допускаться не должны, какими бы дикими они ни казались, в противном случае под угрозу ставится вообще все. Поэтому при данных законах сексуальные контакты между взрослыми и несовершеннолетними детьми в школах должны быть исключены абсолютно.

    2. Критически, жизненно важную информацию о сексуальности до детей должны доноситься двумя путями:

    а) Взрослыми — в предельно абстрактной форме. Я считаю, что пусть даже такое, совершенно формальное и абстрактное участие взрослых в сексуальном образовании детей необходимо, чтобы дети понимали, что сексуальность нормальна и естественна, чтобы между взрослыми и детьми не пролегала пропасть в этой стороне жизни.

    б) Подростками и людьми юношеского возраста, которые, с одной стороны, по закону имеют право сексуально общаться со взрослыми, и с другой стороны – имеют это право и на общение с детьми в определенных пределах. Например, если согласно законодательству дети с 16 лет имеют право на свободный секс и свободное сексуально общение со взрослыми, и в то же время они имеют право на свободное сексуальное общение с детьми, моложе их не более чем на три года, то это означает, что наставниками и друзьями в сексуальной области для 13-15-летних станут 16-18-летние. Аналогично и далее: наставниками и друзьями в сексуальной области для 10-12-летних должны стать 13-15-летние.

    3. Дети должны иметь право получать информацию о сексуальной стороне жизни именно тогда, когда они проявляют к ней интерес – это касается и любой другой области человеческого познания мира и себя. Стать несчастной жертвой собственной инфантильности, безграмотности и ханжества, порой ломая себе всю жизнь в самом ее начале – это-ли то, к чему стоит стремиться? Или лучше все же знать о зачатии и аборте, о нежелательности частых оргазмов и искусстве находиться на грани оргазма, о предохранении от беременности и заболеваний? Лучше ли быть бесчувственным и неумелым, ломая близкие отношения, или все же иметь некоторый приятный сексуальный и эротический опыт, знать как доставлять удовольствие себе и другим?

    4. Взрослые должны никаким образом не вмешиваться в сексуальные и эротические взаимоотношения детей, уважая их право на частную жизнь, и реагировать лишь на проявления насилия, на асоциальные поступки.

    5. Попытки формирования у детей рефлексов стыда за свои сексуальные проявления, чувства вины, осуждения и прочих извращенных реакций должны быть приравнены к тяжкому преступлению против личности ребенка, поэтому публичные проявления ненависти должны пресекаться, а вот публичные проявления любви и нежности – поддерживаться, одобряться или, в крайнем случае, игнорироваться (памятуя о законах). При этом, конечно, дети должны информироваться о том, с какой ненавистью общество будет на них реагировать в том случае, если свои ласки они вынесут за пределы интерната – так же, как они должны быть информированы о прочих угрозах окружающего мира.

     

    P.S.: читатель должен иметь в виду, что даже само обсуждение этой темы будет вызывать крайне резкую реакцию со стороны окружающих людей, вплоть до ненависти. К примеру, на меня русские обыватели уже давно и прочно навесили клеймо педофила лишь за то, что я утверждаю и буду утверждать, что дети испытывают сексуальные восприятия, и в что в этом нет ничего плохого, а есть много замечательного. Лично мне на это клеймо глубоко наплевать, и более того — мне даже приятно это подтверждение моей неуклонности в произнесении того, о чем другие и думать боятся и вынуждены молчать, даже если согласны с моими мыслями.