Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Пожертвовать собой

Main page / О содействии детям / Пожертвовать собой

Содержание

    В детстве я часто слышал из уст разных людей о том – какие у меня замечательные родители, как многим они жертвуют в своей жизни ради меня. Скромно потупив глазки, я молча кивал, испытывая при этом отнюдь не радость от того, что у меня есть близкие люди, не гордость за родителей, а лишь унылое чувство смертельной усталости от того, что у меня нет и не может быть никакой своей личной жизни, что весь я с потрохами, без остатка принадлежу своим родителям, которые с рвением заправского вертухая агрессивно и безапеляционно вмешиваются в каждый, даже самый мелкий аспект моей жизни, проявляя вот эту свою героическую заботу, вот это свое достойное подражания самопожертвование.

    Мои родители приносили много жертв на алтарь сурового божества воспитания детей, при этом совершенно не задумываясь о том – что же они делают на самом деле в своем воспитательном угаре. Все другие дети, которых я когда-либо видел, находятся в точно таком же плену, под точно таким же прессом заботы, безжалостно выдавливающим из них всякую радость жизни, всякий интерес жить. В европейской культуре этого вроде как поменьше, но все равно исключительно много – слишком много для того, чтобы ребенок мог в самом деле расти счастливым. Детям свойственно искать любые пути радоваться жизни. В них еще свежа первобытная жизненная струя, что может ввести в заблуждение многих наблюдателей, которые не слишком прозорливы и полностью забыли собственное детство, сохранив лишь лубочную, лишенную реальности картинку своего давнего прошлого, во многом нарисованную усилиями других взрослых. Мы смотрим на играющих, смеющихся детей и думаем, что они вполне счастливы. Ну я тоже помню, как я в детстве пользовался любой возможностью поиграть, побеситься, и внешне, видимо, тоже выглядел достаточно счастливым ребенком, хотя на самом деле свое детство я могу описать лишь как непрекращающийся кошмар. И это при том, что родители у меня были относительно цивилизованные (в критериях тогдашнего дикого общества).

    Дети несчастны. Представьте себе – они совершенно, тотально несчастны, все без исключения. Независимо от того – растут они в Афганистане или России, США или Германии. И на самом деле это легко понять, когда мы видим то, что из этих детей в итоге выросло – раздавленные своими депрессиями, агрессиями, отупением и прочими психическими язвами толпы гомункулусов.

    Когда родители допускают крамольную мысль, что они, видимо, были не такими уж и замечательными родителями, и испытывают по этому поводу угрызения совести, то мысль их идет привычным руслом: «надо было больше жертвовать собой», «надо было больше делать для детей». Истина, однако, лежит в противоположном направлении.

    Ужасающий эффект «жертвования собою» ради детей заключается в том, что личность такого родителя начинает разрушаться все более стремительно и бесповоротно. А это приводит к неизбежному итогу: жизнь своего ребенка неизбежно становится тем суррогатом, который должен теперь заменить родителю его собственную жизнь, и деструктивное вмешательство в жизнь ребенка неуклонно растет и ширится. Я отлично помню, как ранним утром вставал с постели, когда на улице еще было темно, и испытывал ни с чем не сравнимое блаженство, настоящее счастье – от того, что меня никто сейчас не мучает, не доебывает, не контролирует, не погоняет, не запрещает, не пристыживает, не задает вопросы про уроки, не гонит в ванную умываться или на кухню завтракать, не требует одеть что-то или снять что-то, сесть туда-то или не сидеть там-то. Мои тюремщики спят. И как только они просыпаются, мое счастье заканчивается, моя жизнь на этом прекращается, потому что мои родители настолько замечательны, они настолько жертвуют собой, что не оставляют мне ни миллиметра частной, личной жизни.

    Можно еще отметить, что на психику ребенка накладывается довольно тяжелый отпечаток чувства вины, когда он понимает – как многим его родители «пожертвовали». С точки зрения формирования удобных родителям комплексов это, конечно, замечательно – ребенок становится своего рода парализованным тараканом, которого ведет за усики к себе в нору изумрудная тараканья оса. Сколько мы видим вокруг примеров такой «преданности» детей своим родителям? На самом деле, очень много, даже если она носит лишь характер жалости к ним, чувства вины перед ними. И конструктивного, приятного в этом нет вообще ничего, а вот разрушающего и деморализующего – сколько угодно. Вплоть до собственной старости испытывают дети чувство жалости к своим тупым, агрессивным, депрессивным, жестоким, бездумным и безжизненным родителям – просто в силу внедренного в них соответствующего механизма.

    И разумеется, дети, всецело перенимая это преклонение перед жертвенностью своих родителей, сами в свое время начинают воспроизводить тот же ритуал с собственными детьми, бесконечно осуществляя этот аналог самоподдерживающейся электромагнитной волны.

    Вместо того, чтобы «жертвовать собой», необходимо делать ровно противоположное. Необходимо с исключительным тщанием и осторожностью определить как сферы, в которых вмешательство в жизнь детей необходимо, так и глубину и ширину этого вмешательства. Необходимо минимизировать его до возможного предела, предоставляя детям как можно больше самостоятельности, как можно дальше уходя от того кошмара, который переживают миллиарды детей сейчас и в прошлом. А дальше надо просто жить своей жизнью, помня о том, что ты – человек, и что ты тоже можешь становиться шаг за шагом более и более счастливым человеком, в жизни которого родительство занимает какое-то свое определенное место, но не более того. Также нужно помнить, что дети перенимают от тебя не столько твои убеждения, выраженные в словах или криках, сколько твое поведение, твой образ жизни и образ мышления, твой подход к реагированию на те или иные ситуации. Если ты хочешь воспитать счастливого, развитого человека, тебе прежде всего необходимо… заняться самой собой, и самой двигаться в сторону личной эволюции, личного счастья, показывая тем самым пример своему ребенку, создавая тем самым для него живительный стереотип, который послужит для него отличной базой для постройки своей личности. И тогда фраза «она стольким жертвует ради своего ребенка» будет звучать мрачным приговором не тебе и не твоим детям.