Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Территориальный вопрос

Main page / О содействии детям / Территориальный вопрос

Содержание

    Огромное количество насилия и страданий в семьях происходит от того, что вопрос территориальных статусов не только не решается, не только не поднимается, но и не осознается. Территория семьи как будто бы принадлежит всем в семье, и подразумевается, что у каждого права равные и интересы каждого соблюдаются. На самом деле, конечно же, ничего такого в принципе невозможно, тем более в коллективе людей, не имеющих и представления о Селекции. В таких «колхозных» условиях происходит всегда одно и то же – реализуется два-три наиболее распространенных сценария, самый частый из которых – один-два тирана (родители) полностью и безапеляционно владеют жизненным пространством, причем если бы они еще формировали определенные правила, было бы еще полбеды, но главная беда в том, что родители-тираны менее всего хотели бы ограничивать себя хоть какими-то правилами, даже теми, которые предельно минимально учитывают интересы детей. В этих условиях дети живут в условиях минного поля на территории сумасшедшего дома – в любой момент их могут одернуть, сдвинуть, заставить встать или сесть, заставить сделать что-то или запретить делать что-то, сопровождая это соответствующими эмоциональными посылами не первой свежести. В таких условиях даже сильный, психически здоровый взрослый человек очень быстро дойдет до ручки, а тут ведь речь идет о детях.

    Если ты рожаешь ребенка, ты не можешь запретить ему дышать или есть. Ребенок должен обладать хотя бы минимальными условиями для того, чтобы жить и развиваться, сохраняя свою физическую целостность и психическое здоровье. Засунуть его в клетку и тыкать острыми палками – недопустимо. И точно так же недопустимо держать ребенка в ситуации, когда у него нет своего собственного, только ему принадлежащего, места.

    В любой адекватной книге об основах собаководства написано, что у собаки должно быть свое место. Это не просто кусок тряпочки, где она спит. Это особое, я бы сказал – сакральное (тьфу, депутаты вспомнились) место. Если собака уходит на свое место, она становится неприкасаемой. Допускается лишь позвать ее оттуда (ну собака, все-таки, а не полноценный человек), но пока она на своем месте, она неприкасаема, невидима, не существует. Если такого неприкасаемого места у собаки нет, то из нее вырастет дерганый, туповатый невротик. А если оно есть, то у собаки таким образом появляется место, где она чувствует себя в относительном комфорте, где она может восстановить свои психические силы, отдохнуть, побыть с собой наедине. Поэтому такое место должно быть в каком-нибудь далеком углу, а не на виду. И вот мне хочется задать вопрос собаководам: у вашей собаки есть свое место, а у вашего ребенка? Вопрос риторический, потому что ответ на него всегда однозначен – своего такого собачьего места ни у одного ребенка нет.

    Часто ссылаются на отсутствие материальных возможностей, но это лишь беспомощная отговорка. Конечно, своя собственная комната была бы идеальным решением, но на примере с собакой мы видим, что уверенность способна в значительной степени заменить собою материальные стены. Собака знает, что на месте ее не тронут, и заходя на него, она пересекает воображаемые границы и получает практически тот же самый эффект, как если бы у нее была собственная евробудка со всеми условиями. Что мешает в условиях недостатка денег решить вопрос хотя бы таким же образом? Мешает только одно – желание родителей полностью и неограниченно контролировать своего раба.

    Территория должна быть разграничена на два типа: частную и общественную, и соответственно должны быть правила, касающиеся того и другого. На своей территории ты можешь хоть на ушах стоять, хоть в грязных тарелках утопать, хоть мхом покрываться, но на общественную территорию ты свой, удобный тебе, беспорядок выносить не имеешь права – тем самым ты нарушаешь семейную конституцию, а значит она перестает защищать тебя самого. Ребенку необходимо что-то дать, что-то такое, что ему было бы удобно, приятно, ценно, и своя неприкасаемая территория — огромная ценность. Только имеющий что-то ценное человек способен понять и отслеживать интересы других людей. Только имеющий что-то ценное человек будет отдавать себе отчет в ценности правил, которые обеспечивают его право иметь эти ценности.

    На частной детской территории необходимо предоставить ребенку предельно широкий спектр прав. Фактически, необходимо лишь запретить ему совершать там такие деструктивные действия, которые нарушат правила общественной территории и других частных территорий. Разводить костер нельзя. Разрезать ножницами свои джинсы можно, но нельзя потом требовать внеочередной покупки новых штанов – бюджет есть бюджет (и ребенок должен, кстати, быть в его курсе хотя бы в той части, которая касается лично него, иначе он никогда не будет ценить то, что стоит денег). Спать в грязной тарелке можно, но потом нельзя засирать общественный диван, садясь на него грязными штанами, и так далее и тому подобное. Само обсуждение (частично вместе с ребенком, частично без него) этих правил, само создание и уточнение своей семейной конституции может стать отличным развивающим процессом для всех.

    Родители должны научиться обуздывать свою потребность неограниченного контроля над ребенком, когда он на своей частной территории делает что-то такое, что по их мнению ему не стоит делать. Только реальная, очевидная и недвусмысленная угроза того, что ребенок может причинить себе серьезные травмы, может быть оправданием вмешательства взрослых в его дела на его территории, что и должно быть ему объяснено, чтобы тем самым смягчить негативный эффект нарушения священных границ.