Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Точка замерзания

Main page / Неизбежность озаренного мира / Точка замерзания

Мы странно встретились и странно разойдемся

Улыбкой нежности роман окончен наш.

И если памятью к прошедшему вернемся,

То скажем: «Это был мираж».

Так иногда в томительной пустыне

Мелькают образы далеких, чудных стран,

Но это — призраки, и снова небо сине,

И вдаль бредет усталый караван…

Содержание

    Пожалуй, самое удивительное для меня в жизни людей, симпатизирующих идее селекции приятных состояний, способных испытывать озаренные восприятия, заключается в том, что эти самые ОзВ им оказываются совершенно не нужны. А если уж они не нужны тем, кто их иногда испытывает, то что говорить о тех, кто живет в полном дерьме?

    Есть простой эксперимент, который позволяет увидеть отчетливо эту проблему. Попроси знакомого тебе человека, который, по-твоему мнению, испытывает иногда ОзВ, испытать прямо сейчас любое озаренное восприятие. Например предложи ему вспомнить кого-то симпатичного и испытать, соответственно, симпатию. Человек этот сделает это без труда – вспомнит, испытает. Пусть это будет слабая симпатия, но она будет. Или пусть он вспомнит что-то красивое или кого-то красивого и испытает чувство красоты. Это совсем несложно.

    Получается удивительная вещь: прямо сейчас, безо всякой подготовки и без всякого труда человек испытал пусть слабое и кратковременное, но ОзВ! И если спросить его – понравилось ли ему, он конечно скажет «да», было приятно испытать всплеск симпатии или чувства красоты.

    А затем сделай паузу. Минут на 10 или на час. А потом спроси этого человека – а ПОЧЕМУ, собственно, он не стал этот опыт повторять снова и снова?

    Он ничего тебе не ответит. Пожмет плечами. Испытывать ОзВ приятно – с этим он не спорит и даже наоборот – полностью согласен. Испытать всплеск ОзВ легко – это очевидно. И тем не менее он и пальцем не пошевелит, чтобы испытать ОзВ. И он не знает – почему так.

    Состояние, в котором человек может легко испытать ОзВ, но не делает этого, я называю «точкой замерзания». В этом замерзшем состоянии все симпаты и беженцы проводят всю свою жизнь (если, конечно, не перестают быть симпатами и не возвращаются в обычную жизнь, отрицающую ценность и приятность ОзВ, что время от времени случается).

    Если человек понимает, что покушать – приятно, и если он испытывает хотя бы легкий голод, он с удовольствием и при первой возможности схватит что-нибудь вкусное, лежащее перед ним. Собственно говоря, такое хватание и означает – «он хочет чего-то вкусного».

    Эффект точки замерзания доказывает, что даже те, кто способен испытывать ОзВ и испытывают их время от времени, и даже тот, кто прямо сейчас может легко испытать ОзВ, при всем при этом в каждый конкретный момент НЕ ХОЧЕТ испытывать ОзВ.

    Уточню – не просто «в каждый конкретный момент», а в момент, когда он не испытывает озаренных восприятий, озаренного фона. В ту самую секунду, когда, будучи немного заинтересован результатами предлагаемого ему опыта, он порождает и испытывает ОзВ, ему нравится то, что он испытывает, и он хочет испытывать это еще. Но вспышка ОзВ очень краткая, и он тут же возвращается в состояние, в котором доминируют негативный фон различных видов и прочие омраченные состояния. А в этих состояниях он уже НЕ ХОЧЕТ испытывать ОзВ. И вроде бы вот сидит этот человек и рассуждает: «сейчас я мог бы вспомнить какой-то озаренный фактор и испытать ОзВ». Он понимает, что это так и есть, он помнит свой опыт минутной давности. И… не делает этого! Ну может еще разок сделает. И всё.

    Если обратить внимания человека на это явление, это не приведет к тому, что он начнет-таки порождать ОзВ и добиваться их. Нет – максимум, чего можно ожидать, это удивления от данной ситуации. А чаще всего еще и возникают самые обычные негативные эмоции – чувства вины, стыда и т.д.

    Каждый раз, когда человек спонтанно испытывает ОзВ, это кажется ему «странной и приятной встречей», и каждый раз, когда ОзВ затухает, а происходит это через несколько секунд, у человека остается впечатление «странного расставания» — ведь мог бы испытать еще, а не испытываю, хотя требуется такое ничтожное усилие.

    Чаще всего на этом и заканчивается «работа» человека по достижению озаренных восприятий – жизненные проблемы давят, всё вокруг него насыщено НЭ, довольство является чем-то недостижимым. Раз в год такой человек вспоминает, что есть где-то там Бодх, есть его практика, есть воспоминания о том, что испытывать ОзВ легко и приятно… в такой ностальгический момент человек иногда даже садится и пишет мне письмо, и после этого снова затихает в точке замерзания на год, два, десять, и в конце концов навсегда. И вновь бредёт усталый караван…

    Ну а поскольку я сам не хочу превращаться в усталый караван, то мне интересно рассмотреть человека, который, отдав себе отчет в проблеме «точки замерзания», начинает искать попытки преодоления этой мертвой зоны. Можно ли что-то изменить, что-то сделать такое, что не было бы очередным самоизнасилованием?

    Проблема очень непроста, и из нее не видно даже чисто логического выхода! Ну смотри – противоречие совершенно неразрешимо.

    1) я нахожусь всегда в серости или НФ

    2) человек, находясь в серости и НФ, не испытывает озаренных восприятий, исключая крайне редкие спонтанные вспышки, которые редки настолько, что вообще ничего изменить не могут

    3) радостное желание измениться – это желание, сопровождаемое предвкушением, а предвкушение – это несомненно ОзВ

    4) мы знаем из своего огромного опыта, что безрадостные желания приводят только к усилению серости и негативного фона

    5) отсюда следует, что если человек начнет порождать ОзВ, следуя чисто моральному требованию «надо испытывать ОзВ», или будучи мотивирован чувством вины перед Бодхом и т.д., то ничего, кроме растущего омерзения к идее испытывания ОзВ он не получит.

    И что делать? Что делать человеку, который, находясь в относительно слабом негативном фоне, в перемежающемся довольстве, отдает себе отчет в том, что испытывать ОзВ было бы здорово, но – нет предвкушения к тому, чтобы пошевелить и пальцем для этого? С одной стороны, ему необходимо дождаться возникновения предвкушения. С другой стороны, он понимает, что это все равно, что ждать у моря погоды – жизнь идет, его сравнительно спокойное состояние, которое есть на данный момент, спустя несколько минут сменится очередными наплывами раздражения, недовольства, страха, бесчисленных тревожностей, и он даже думать забудет про ОзВ. В то же время, если он сейчас создаст себе график порождения ОзВ, то если даже это породит в нем достаточную мотивацию для этого прямо сейчас, то спустя несколько минут, когда навалится обычное состояние, попытки выполнить этот график неминуемо вызовут такую же реакцию, какую вызывает любое самоизнасилование.

    Тупик.

    И это действительно тупик окончательный и безвыходный. Тут невозможно рассчитывать на какой-то более тонкий анализ. Тут нет никаких упущенных потенциальных возможностей – тут ситуация исчерпывающе ясна и абсолютно безвыходна.

    В этом тупике есть, тем не менее, кое что, что может пролить свет на возможные пути решения этой нерешаемой проблемы.

    Во-первых, сам по себе факт отдавания себе отчета в безвыходности этой ситуации может изменить что-то в человеке, в его восприятиях. Ну, на это полагаться особенно не стоит, так как моменты такой ясности сами по себе кратки, и если сейчас тебе вроде бы «до ужаса» отчетливо это ясно, то уже через пять минут от этой ясности останется только фантик, словесная обертка, не производящая на тебя никакого впечатления. Гораздо интереснее другое.

    Ведь несмотря на то, что спонтанные вспышки озаренных восприятий редки и недолговечны, тем не менее слабый озаренный фон может тянуться хотя бы несколько минут, особенно, если человек испытывает довольство. И человек кое-что может сделать в этой ситуации – что-то такое, что изменит условия его жизни к тому моменту, когда озаренный фон прекратится! Вот, например, цитата из отчета одной беженки, иллюстрирующая такой подход: «… в какой-то момент мне надоело спать на кровати или просто на полу на матрасе в комнате или коридоре. Так как логово тут небольшое, спать больше негде. Возникло радостное желание придумать интересное место для сна. Я притащила на зеленый коврик несколько крупных зеленых морд в горшках, поставила между ними большого дракона и мягкого мамонта и кинула матрас рядом, отделив такой стеной морд себе отдельную территорию. Место стало немного похоже на лес из «Парка юрского периода». Возникает детская и немного сказочная атмосфера, особенно от того, что накрываюсь одеялами с рисунками из «Ледникового периода», которое я тоже купила, когда испытала довольно короткий всплеск желания сделать обстановку в логове радостной. И в итоге сейчас образовалась среда, в которой мне нравится спать, сплю так уже несколько дней. Жизнь немного, но изменилась.»

    Всплывающие (при упоминании множественности центров влияния внутри одной личности) ассоциации с Джекилом и Хайдом в данной ситуации неуместны, так как, во-первых, эти действия совсем не обязательно должны носить какой-то кардинальный характер, а во-вторых, если в романе Уайльда в целом адекватная личность стала время от времени сменяться личностью какого-то урода, который начал портить жизнь главному «обитателю» тела, то в данной ситуации всё наоборот – в личности убожеской, недоразвитой и тупой просыпается нечто творческое, радостное, и – совсем немаловажно – трезвомыслящее.

    На практике так и происходит. Поскольку суб-личность, состоящая из обычных, омраченных восприятий никаким образом не может совмещаться с озаренной суб-личностью (ОзВ и НЭ несовместны ни при каких обстоятельствах), то человек, занимающийся селекцией привлекательных состояний, фактически движется к состоянию раздвоения личности. Но это раздвоение не является патологией, поскольку, как я уже сказал, не среди чего-то прекрасного вырастает уродливое, а как раз наоборот. Так что это процесс эволюционный, и не удивительно, что жизнь такого человека становится намного интереснее и живее, чем жизнь обычного человека, не вылезающего из своей тупости и своих НЭ. Тем не менее, будет, вероятно, интересно ознакомиться с теми наработками и исследованиями, которые существуют в психиатрии в области наблюдения и лечения раздвоения личности – не для того, чтобы «вылечить» себя от озаренных восприятий — инициаторов этого раздвоения, которое является совершенно необходимым эволюционным шагом, а для того, чтобы быть более информированным о процессах, которые характерны для раздвоения личности, и которые могут в той или иной степени проявиться в человеке, испытывающем иногда желание озаренных восприятий, желание свободы от тупости, негативных эмоций, механических желаний.

    Словосочетание «раздвоение личности» может производить пугающий эффект, но лишь на тех, кто никогда внимательно не наблюдал за собой. Дело в том, что личность любого человека не просто раздвоена, но попросту размножена! Когда я смотрю футбол, то «я-зритель-футбола» становлюсь совершенно безразличен к тем ценностям, о которых заявляет «я-воспитатель-ребенка», и если мой ребенок подбежит ко мне с каким-нибудь вопросом в тот момент, когда моей команде могут забить гол… то судьба его плачевна. Я-встречающий-гостей – это совсем не тот человек, что я-сидящий-на-работе и так далее. Нас очень много. И каждая суб-личность полностью берет в свои руки управление всем, до чего они, эти руки, только могут дотянуться, и зачастую одни руки безжалостно ломают все то, что с трудом было построено другими. С утра девушка тщательно выбирает себе новый мобильный телефон, тратит на его покупку месячную зарплату, а уже вечером этот телефон летит со всего размаха в стенку в приступе ревности. Утром я улыбаюсь своему ребенку и призываю его не врать мне, а быть мне другом, а уже через полчаса ругаю его за непослушание и оскорбляю и пугаю. Человек непрерывно разрушает свою собственную жизнь, и возникающее раздвоение на «все прежние омраченные суб-личности» и «новая – эволюционирующая суб-личность» дает ему шанс, так как озаренная суб-личность – этот тот хозяин, который, наконец-то, обладает здравым смыслом, несовместим с негативными эмоциями и деструктивным поведением.

    Что касается способов, с помощью которых эволюционирующая суб-личность (ЭСЛ) пытается оказать влияние на омраченную суб-личность (ОСЛ), то прежде всего в голову приходят очень простые решения. Например, это сбор озаренных факторов.

    (Озаренный фактор – ОзФа – это любое восприятие, резонирующее с ОзВ.

    Когда есть некоторое восприятие, и при этом усиливается ОзВ, или если при этом увеличивается вероятность возникновения ОзВ, то это и означает, что данное восприятие резонирует с ОзВ.

    Например, когда я смотрю на фотографию красивой голенькой девочки, у меня почти наверняка сразу же возникнет и чувство красоты, и нежность – это и означает, что эта фотка является для меня ОзФа.)

    Я могу в состоянии доминирующей ЭСЛ принять решения, которые приведут к тому, что вокруг меня станет больше ОзФа. Например, я могу купить красивый камень и поставить его себе на стол. Или я могу позвонить приятелю-геологу и попросить его принести мне красивый камень – для этого требуется лишь несколько секунд, но механизм будет запущен – когда он мне его принесет, мне останется только поставить этот камень к себе на стол, даже если я буду в плохом настроении (хотя бы для того, чтобы не обижать его!). И теперь – когда камень стоит у меня на столе, мой взгляд невольно часто натыкается на него, и в течение дня у меня 20 или 30 раз может возникнуть очень легкий и очень кратковременный всплеск чувства красоты! А это само по себе может показаться незначимым, конечно, для тех, кто ничего не делает и ничего не хочет, но это «мелкое» изменение на самом деле очень значимо, поскольку и сами ОзВ вступают в резонанс друг с другом, и за одно ОзВ вполне может уцепиться другое. Если кто-то по-настоящему хочет изменить себя, то худшее, что он может придумать, это заниматься гигантоманией, а лучшее – совершать мелкие и конкретные изменения, например – поставить себе на стол красивый камень, полазить в интернете и найти красивые фотографии, написать письмо красивой девочке (с которой может быть завяжется общение), написать письмо неприятному человеку, что ты не хочешь больше иметь с ним никаких дел, и т.д. Мелкие действия, которые являются созидающими, и мелкие действия, которые являются разрушающими для омраченных механизмов. Одно за другим. Мелкие изменения. Но представь себе – насколько сильно изменится твоя жизнь после, скажем, сотни таких итераций? Оглянись вокруг себя – много ли у тебя друзей и знакомых, с которыми ты проводишь время? Несколько десятков в лучшем случае. Много ли вокруг тебя старческих вещей, все эти шарфы, трюмо и прочий хлам? Еще несколько десятков. Много ли у тебя обязательств перед знакомыми, которые тебя обременяют? Несколько сотен, наверное – тех, что наиболее значимы. Это твой мир. Как видишь – это не миллионы и даже не тысячи – это сотни мелких аспектов. Изменить пару сотен мелких привычек – в общем… это не кажется очень уж сложным? Это и не является очень уж сложным. Каждый всплеск приятного состояния является плацдармом, с которого может быть сделано еще одно мелкое завоевание.

    Конечно, процесс может идти и в обратном направлении, но это не так легко, как кажется. Например, если ты написал неприятному тебе человеку что-то искреннее и неприятное для него, то позже, когда тебя снова охватит грусть или сентиментальность или скука или желание вместе с ним позлиться на кого-то, то будет совсем непросто преодолеть его враждебность. Кроме того, возвращаясь в серость, ты все же не превращаешься в совершенного дебила, поэтому те рассудочные ясности, которые были достигнуты в озаренном состоянии, не так-то просто будет вытеснить.

    Те шаги, которые предпринимает для изменения условий своей жизни ЭСЛ, и создают условия, в которых переход власти к ЭСЛ может ускоряться. При этом человек, прочтя свидетельства других людей, занимающихся селекцией привлекательных состояний, обратив внимание на те же самые закономерности в нем самом, рано или поздно обратит внимание на то, что разрушительные действия ОСЛа можно условно разбить на две части. Первая часть – локальные разрушения. Вторая – катастрофические. К локальным разрушением можно отнести разбитый в припадке ревности телефон, подпорченные отношения с женой, дальнейшее ухудшение отношений с детьми или собакой, порезанный палец, испорченная книга и тому подобное. Локальные разрушения неприятны и, порой, крайне неприятны. Но им не сравниться по своей опустошительности с катастрофическими разрушениями, к которым можно отнести, к примеру, оргазм.

    Если прочесть книжки, посвященные сексу, то в каждой из них высшей ценностью секса заявляется оргазм. Нет оргазма – значит секс не удался. Это удивительно. То, что оргазм очень приятен, сомнений ни у кого нет, но ведь САМ ПО СЕБЕ СЕКС намного приятнее! Долгий секс с сильными ощущениями на грани оргазма и сильными ощущениями не подходя к грани оргазма и со средней силы ощущениями и даже со слабым наслаждением – это очень приятно, приятна смена этих ощущений, ролевые игры и т.д. Человек, преследующий цель испытать оргазм, вполне может считаться импотентом, безразличным к сексу.

    Вкусно покушать – тоже очень приятно. Тем не менее, любой скажет, что обжорство – это тяжелая болезнь, что обожравшийся человек чувствует себя ужасно и может даже умереть. Почему-то в отношении секса эта ясность практически у всех людей отсутствует, а между тем обожраться оргазмами – намного ужаснее, чем обожраться едой. Если ты обожрался до боли в животе, ну что ж, ложись на диван и жди – спустя несколько часов тебе полегчает. Если же ты обкончался… все гораздо, гораздо хуже – на ближайшие две недели ты превращаешься в овощ, в бревно – без радостных желаний, с чудовищными приступами скуки и прочих негативных эмоций, вплоть до истерик, твое тело стремительно разрушается – нападает грипп, обостряются хронические заболевания, непреодолимая вялость окутывает твои руки и ноги. Озаренные восприятия не возникают даже близко. Фактически, обкончавшийся человек становится мертвецом. Элементарный опыт показывает: если человек испытывает много негативных эмоций, то ему целесообразно кончать не реже раза в два-три месяца, и не чаще раза в две недели. Оптимально – один оргазм в 1-3 месяца – более точная настройка зависит от конкретного человека. Я понимаю – это трудно – научиться останавливаться на грани оргазма, особенно если сейчас у власти скучающая суб-личность, но во-первых, это на самом деле очень приятно – долго заниматься сексом, долго дрочить и не кончать, а во-вторых, нет выбора, так как частые оргазмы не оставляют ни единого шанса на эволюцию. Что хочешь, то и делай с этим непреложным фактом – хочешь вытесняй, хочешь – возражай, но законы природы от этого не изменятся.

    В общем, нам уже известна опасность катастрофических влияний деструктивных суб-личностей. Например, если ревнующая суб-личность получит полную власть в свои руки, то я в приступе ненависти возьму молоток и убью человека, с которым моей жене понравилось трахаться. И ее заодно. А что дальше? А дальше – двадцать пять лет тюрьмы. Да, собственно, уже практически все равно – десять или двадцать или тридцать – жизнь разрушена окончательно и бесповоротно. Всего лишь из-за одной минуты полного господства деструктивной суб-личности!! Это поразительно – насколько легко сломать свою жизнь. Но оргазмами можно убивать себя не менее эффективно, хотя и не так явно.

    Эволюционирующая суб-личность, само собой, заинтересована в том, чтобы таких вещей не происходило в момент, когда у власти кто-то другой. Сейчас я сижу на стуле и понимаю, что я должен как-то измениться, если не хочу разрушить свою жизнь в припадке ревности. Ведь даже если не брать крайние случаи, то ревность в любом случае является деструктивной. В подавляющем большинстве случаев я начинаю ревновать свою девушку к фантомам – она поговорила с кем-то, она улыбнулась кому-то и т.д. Если бы я относился к этому как к совершенно естественному явлению (достаточно оглянуться на самого себя, ведь хочется и потискаться с разными девушками, и пообниматься, и поцеловаться, и потрахаться, и пообщаться, и от этого моя симпатия к моей любимой девушке не ослабевает, а она-то чем отличается от меня??), то наши с ней отношения только развивались бы, обогащались от того, что мы общаемся, в том числе и сексуально, с другими. А так… ревность оставляет меня у разбитого корыта. Сейчас я это понимаю, а через минуту, когда возникнет повод для ревности, все мое понимание исчезнет, и у руля встанет ревнующая суб-личность.

    По мере того, как ЭСЛ укрепляется за счет мелких, локальных изменений, крепнет и желание поставить точку в этом противостоянии ЭСЛ и ОСЛ. Поставить еще десять красивых камней к себе на стол? Это не поможет в ситуации, когда есть ревность или когда я обкончался и сижу теперь неделю за неделей в состоянии тотальной серости. Нет, локальных изменений недостаточно, хочется изменить что-то более фундаментальное, что в корне подорвет способность ОСЛов захватывать власть и совершать деструктивные действия, способные уничтожить появление ЭСЛ на долгое время. Но когда я пишу «хочется», то я имею в виду именно ЭСЛ, а когда у власти ОСЛ – то мне уже ничего не хочется. И хотя существуют такие действия, которые могут фундаментально изменить ситуацию, но требуется ведь добиться того, чтобы эти действия выполнялись при любых доминирующих суб-личностях! Если хотя бы одна суб-личность такова, что я подрочу и кончу, то все пойдет насмарку!

    Проблема, таким образом, не исчезает, однако она все же видоизменилась в связи с тем, что появились рассудочные ясности в том, что:

    1) изменения хоть и возможны за счет упорядоченного и целенаправленного влияния эволюционирующих суб-личностей в то время, когда они проявлены (локальные эволюционные изменения), но процесс этот протекает очень и очень медленно.

    2) существует способ фундаментально изменить ситуацию за счет множества мелких, локальных изменений, так что при любых суб-личностях вероятность проявления ЭСЛ существенно увеличится

    3) даже одна деструктивная суб-личность может все разрушить в любой момент, и непонятно – как оказывать на нее влияние с тем, чтобы было хотя бы несколько запретных для нее действий.

     

    Для того, чтобы продолжить обсуждать эту тему, я в следующей главе введу один удобный термин – «энергия», а пока что скажу, что моя фраза об «окончательном тупике» неверна, поскольку существует еще одна – важнейшая ясность, которая меняет всё дело, но осмысление которой требует особого рассмотрения:

    4) испытывать негативные эмоции и тупость – НЕПРИЯТНО.

    Это очень, очень важно и, по сути, меняет всю безрадостную картину «Джекила и Хайда» в позитивную сторону. Если я сейчас испытываю ревность, то, конечно, напоминаю амока, слепого бешеного буйвола, который несется, круша всё на своем пути, и плевать хотел на озаренные восприятия. И всё же – даже если в этот момент взять меня за яйца, остановить и заставить ответить на вопрос «нравится ли мне, приятно ли мне это испытывать», я несомненно отвечу «нет». Да, я могу считать свою ревность справедливой, если я совсем тупой и никогда не задумывался о ревности, я могу считать, что моя девушка предала меня, я могу быть безапелляционно уверен в своей правоте, и все же испытывать ревность – это неприятно, и я признаю это и после того, как она пройдет, и даже во время ее испытывания, если каким-то образом заставить меня ответить на этот вопрос.

    И в то же время, испытывать озаренные восприятия, а также наслаждение, энергичность, бодрость – это очень и очень приятно.

    Вот это изначальное неравноправие ЭСЛ и ОСЛ и является той «наклонной плоскостью», которая создает вектор движения поставленного на нее шарика. Вопрос теперь лишь в том – а) какие все-таки механизмы, ведущие от доминирования ОСЛов к доминированию ЭСЛ, и б) как ускорить этот процесс, чтобы он перевалил некий критический рубеж раньше, чем наша психика и тело разрушатся от негативных эмоций, тупостей и болезней. Как успеть перевалить этот рубеж, после которого начнется новый виток жизни, прежде чем мы умрем.