Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Тайна циклического восприятия

Main page / Неизбежность озаренного мира / Тайна циклического восприятия

Содержание

    Нет, не переживай – математики не будет:) Свой математический пыл я вполне реализую в процессе написания учебника по математике, но синусоида у нас тут всё же появится.

    Есть чрезвычайно интересное упражнение, которое заключается в следующем. Допустим, сейчас ты испытываешь какое-либо радостное желание, например – посмотреть боевик. Постепенно усиливаешь желание реализации этого желания. Плавно подходишь к моменту, когда ты уже готов вот прямо сейчас встать и начать реализовывать это желание. И в этот момент берешь паузу, замираешь… и начинаешь откатываться назад – вплоть до того момента, когда ты уже сейчас вот-вот совершенно откажешься от реализации этого желания. На этом месте снова замираешь… и снова возвращаешься в состояние, когда желание реализовывать достигает максимума.

    Такую практику можно назвать «практикой циклического восприятия желания реализовывать радостное желание». Не буду даже пытаться сделать аббревиатуру из этого словосочетания, чтобы не уподобиться специалистам из НАСА, которые, всё же, могли бы подойти к вопросу более творчески и подыскать какие-то внятные заменители сложных аббревиатур:) Пусть эта практика будет называться по предложению Ярки «жирафом».

    Первый этап – «турбулентный» — в жирафе заканчивается тогда, когда совершенно пропадает спазматичность желания реализовывать желание, пропадают сумбурные приступы-всплески, то есть – исчезает «турбулентность при жирафе». После этого наступает второй этап – ламинарный. На этом этапе повышение и понижение интенсивности желания реализовывать желание (ЖРЖ) протекает мягко, без резких скачков и изломов.

    neizb-01

    На ламинарном этапе график функции начинает выглядеть как обычная синусоида. Здесь по горизонтальной оси 0Х откладываем время, а по вертикальной оси 0У – интенсивность ЖРЖ.

    Третий этап наступает тогда, когда ты начинаешь испытывать наслаждение от этого процесса.

    Вообще говоря, наслаждение возникает при ЛЮБОЙ практике циклического восприятия. Когда я впервые решил провести эксперимент по циклическому восприятию ревности, это было ужасно. Я сидел рядом с кроватью, на которой страстно трахалась девушка, в которую я тогда был сильно влюблен, с другим парнем, который ее возбуждал не менее сильно, чем я – по крайней мере в тот момент. Сначала я позволял своей ревности дорасти до астрономических высот, когда становилось по-настоящему плохо и хотелось умереть, затем снижал ее до нуля, сосредотачиваясь на симпатии и нежности к ней и мыслях типа «моя любимая девушка сейчас получает удовольствие, и это здорово – что она получает удовольствие, ведь я люблю ее и очень хочу, чтобы она получала удовольствие, а не становилась забитой женой». Это было очень, очень трудно. Нет, это было еще труднее. Но выбора не было. К тому времени я уже понимал совершенно точно, что ревность – это конец всему, конец любви, конец нежности, конец будущему. И я решил любой ценой избавиться от этой заразы, тем более что и рассудочно понимал совершенно ясно – насколько это чувство отвратительно, разрушающе, дико. Тогда я не знал в точности – к чему приведет практика циклического восприятия (ЦВ) ревности, но словно предчувствовал, что интересный результат будет в любом случае, да и что мне оставалось, кроме как ставить эксперименты и делать хоть что-то? Я и делал.

    Конечно, в те моменты, когда возникала сильная ревность, я страшно ей травился, но этот эксперимент что-то во мне менял – я не вполне понимал – что именно, но что-то такое, что усиливало во мне желание проводить этот опыт дальше и дальше. Трахались они при мне дня два или три подряд, но когда мы остались с ней наедине, уехав в другой город, то со мной оставалась моя память, и я продолжал день за днем, час за часом заниматься этой практикой. Спустя две недели я обнаружил, что мне теперь уже требуется прилагать заметные усилия, чтобы вспомнить себя в состоянии ревности, чтобы испытать ее. Это обрадовало. А спустя месяц – когда я уже почти прекратил выполнять эту практику – и надоело, и ревность очень заметно ослабла – я вдруг заметил потрясающую вещь – я стал испытывать наслаждение во время этой практики! Это было не выдуманное, а самое что ни на есть настоящее наслаждение, как мягкий оргазм во всем теле.

    Последующие опыты привели меня к открытию, что вообще любая практика ЦВ приводит к наслаждению, если заниматься ей достаточно много. Отличалась лишь скорость, с которой наслаждение возникало. Если я выполняю практику ЦВ с какой-то негативной эмоцией, само по себе отравление от испытывания ее может очень сильно отсрочить наступление наслаждения. А вот если заниматься жирафом, то наслаждение возникает намного быстрее.

    Поэкспериментируй с жирафом, и ты обнаружишь еще кое-что интересное – как и всегда, когда экспериментируешь со своими восприятиями.

    Но вот вопрос – ПОЧЕМУ циклическая смена восприятий приводит к наслаждению? Это открытие сначала – когда я только сформулировал его – не показалось мне особенно значимым.

    (Я уже привык к роли первопроходца, к тому, что открытия следуют одно за другим, как и к тому, что в своих исследованиях я останусь в гордом одиночестве еще на долгие десятилетия, а то и столетия. Довольно странно это – представлять, что только лет через триста или четыреста какое-то значимое число людей – ну может человек сто – откроют для себя мои книги, и удивленно вздохнут – «ни фига себе, ведь еще четыреста лет назад, оказывается, была открыта Селекция, как же так вышло, что люди не заметили этого, прошли мимо, да еще и плюнули». Тогда я открываю фотку Бруно и смотрю на его лицо. Вот прямо сейчас тоже открою и посмотрю. Есть несколько гравюр и рисунков и больше ничего. А ведь нравится мне его лицо. Насколько оно соответствует его настоящему лицу – не знаю, но то, что я вижу на гравюрах – нравится. Вот жил он себе в 16-м веке. Как раз 400 лет назад. И вот жил он, думал, высказывал разные догадки – безумные догадки, совершенно идиотские. Например, он додумался до того, что звезды – это далекие солнца! Идиот, определенно. И что в нашей Солнечной системе есть и другие планеты. Кретин, да и только. Пытался убеждать английскую знать в том, что это Земля крутится вокруг Солнца, а не наоборот. Сомневался в непорочном зачатии Девы Марии! Это уже… ну с чем бы сравнить… ну как если бы в наше время какой-то ублюдок вдруг стал бы утверждать, что детский секс – это естественно и прекрасно, в любом возрасте и в любом виде – главное, чтобы ребенку самому было приятно. Благодарные римляне подвергли его «самому милосердному наказанию и без пролития крови» — то есть сожгли живым на костре).

    Но по мере того, как я обдумывал этот факт, он начинал мне казаться всё более и более удивительным. Что происходит такого во время ЦВ, от чего возникает наслаждение? Наслаждение! Вот что удивительно. Было бы понятно, если в процессе ЦВ возникали бы озаренные восприятия, например – радость или восторг или что угодно еще. Но наслаждение? Почему, какова связь? Совершенно разные группы восприятий, какая между ними может быть связь? Вспомнилось изумление, которое я испытал, когда понял, что масса и энергия эквивалентны, что фактически – это одно и то же.

    Сколько я ни думал, одна мысль постоянно выползала вперед – практика ЦВ очень похожа на работу центрифуги, в которой смесь веществ расслаивается на фракции. Если долго выполнять ЦВ, то восприятие, с которым работаешь, начинает переживаться исключительно чисто. Сначала – когда только начинаешь испытывать, скажем, ревность или какое-то желание, к нему примешивается и то, и это. А затем – все чище и чище, еще чище, еще! Иногда возникает очень устойчивый зрительный образ сияния – как будто это восприятие сияет от своей чистоты! Происходит очистка, рафинирование восприятий, отделение их от всего другого. Не это ли причина возникновения наслаждения? Нет, конечно это ничего еще не объясняет, ведь почему чистое переживание восприятия приводит к наслаждению, тоже совершенно неясно, но по крайней мере вопрос становится более точен – не «почему практика ЦВ приводит к наслаждению», а «почему чистое переживание восприятий приводит к наслаждению».

    Разумеется, когда ЦВ проводится с какой-то негативной эмоцией, наслаждение появляется не тогда, когда эта НЭ испытывается, и даже не тогда, когда она устраняется, а позже – значительно позже, когда сидишь и уже ну просто никак, никакими силами не можешь впрыгнуть в эту НЭ, вспомнить ее, пережить. Вот тогда и возникает особенно отчетливый образ сияния, какого-то даже сияющего стержня, который уже и резонирует с наслаждением. А если выполнять ЦВ радостного желания, то наслаждение возникает непосредственно в процессе очищения восприятий.

    Может быть, наслаждение возникает из-за того, что я испытываю некоторое восприятие в чистом виде? Может и так, а может быть и другая гипотеза. Обычно все восприятия тесно переплетены, даже нет – смазаны, слеплены друг с другом в плохо различимый пучок, так что если тебе задать вопрос – что именно ты сейчас испытываешь, то не так-то просто на этот вопрос ответить. Практика ЦВ словно перетряхивает пучок восприятий, и если внимание удерживает то восприятие, с которым производится работа, то все остальные – попутно прилипшие, постепенно осыпаются. И может быть (это уже вторая гипотеза), что именно сам этот процесс рафинирования резонирует с наслаждением.

    А может быть и третий вариант. Когда происходит процесс управления очищенным восприятием, я ведь при этом осуществляю его различение, причем чем в большей степени восприятие очищено, тем легче это различение, тем больше удовольствия от его четкого различения. Может быть именно этот эффект играет здесь ключевую роль?

    Вторая гипотеза – о том, что сам процесс рафинирования резонирует с наслаждением, не кажется убедительной, поскольку я много раз замечал, что спонтанное возникновение четкого различения восприятий приводит к всплескам блаженства, то есть не требуется практики ЦВ – требуется именно чистота различения.

    Значит – остается два варианта – или само чистое восприятие так влияет, или явление ясного различения. Но первая гипотеза тоже, видимо, отметается, потому что нередко бывает так, что я испытываю совершенно отчетливое ОзВ – например, ясный всплеск нежности или восторга и т.д. Внимание при этом направлено не на это ОзВ, а на объект, вызвавший его, и я не замечал, что при этом неизменно возникает наслаждение – нет такой закономерности. И в итоге остается третий вариант – ясное различение.

    Практика циклического восприятия, во-первых, очищает восприятие от других, а во-вторых, для выполнения этой практики требуется сосредоточение на этом восприятии, то есть вся полнота внимания устремлена на него. Словами «вся полнота внимания» и выражается тот факт, что процессу переживания восприятия сопутствует акт его различения, выделения от остальных. Когда мы говорим «я сосредоточен на этом восприятии», или «мое внимание устремлено на это восприятие», мы тем самым описываем явление, при котором проявлено различение этого восприятия. Различение – очень таинственное явление, и оно становится еще более загадочным от того, что оно, оказывается, сильно резонирует с наслаждением.

    Практика ЦВ является средством, позволяющим выделять восприятия в чистом виде. Я сосредотачиваюсь на каком-то восприятии, после чего попеременно усиливаю его интенсивность и снижаю ее. В результате все примеси отваливаются. Некоторые восприятия легче очистить от примесей, некоторые труднее. Ведь это В ТОЧНОСТИ напоминает то, как первые химики начали выделять из соединений чистые химические элементы. Кроме того, такая работа – это путь к «Таблице Бодха» — сводной таблицы чистых восприятий! Ведь всегда есть вопросы типа «нежность – это чистое восприятие или аккорд симпатии и эротического влечения»? Ответить на этот вопрос трудно, и мы оперируем в итоге приближенной картиной.

    Если мы начнем с помощью ЦВ точно выделять чистые восприятия, то сможем с полной уверенностью составлять список чистых восприятий, а это дает нам в руки возможность анализировать их, искать закономерности и даже предсказывать новые! Мы сможем соединять их в разные сочетания и изучать их.

    Циклическое восприятие – путь в будущее Овизики.

    Что будет, если взять восприятие, которое кажется, единым, например нежность, и начать проводить с ней ЦВ? Если оно окажется в самом деле «элементарным» восприятием, то оно таким и останется – я буду по-прежнему испытывать нежность. Если нет – тогда рано или поздно должно наступить расслоение аккорда ОзВ, и в дальнейшей обработке циклическим восприятием останется какое-то одно из них. Можно предположить, что либо в какой-то момент я стану различать оба восприятия, являвшихся составными частями аккорда, либо в какой-то момент я попросту обнаружу, что неожиданно совершилась подмена – ЦВ нежности вдруг превратилось в ЦВ симпатии, например. В таком случае может оказаться так, что в силу каких-то отличительных особенностей при расслоении аккорда одно восприятие будет всегда оставаться, а другие – пропадать, и в таком случае придется придумывать специальный подход к тому, чтобы выявлять другие составные части.

    Всё вот это и является предварительным основанием для начала постановки экспериментов.