Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Предохранитель

Main page / Неизбежность озаренного мира / Предохранитель

Содержание

    Генетика сейчас развивается так быстро, как, наверное, не развивалась ни одна наука до сих пор. Может быть лишь физика в начале 20-го века развивалась так же стремительно и революционно. Сейчас генетики знают уже довольно много о том – какие есть гены, как они взаимодействуют между собой и т.д. Начинают изучаться самые первые, самые простые цепочки взаимосвязанных событий. Например, стало известно, что предназначение многих генов состоит только в том, чтобы запустить в работу другие гены, которые, в свою очередь, подавляют работу третьих генов, которые, в свою очередь, перестают таким образом подавлять работу четвертых и т.д. Например, для синтеза кортизола и организации правильного его использования в организме необходима согласованная работа сотен генов! Можно представить себе – каким невероятно сложным является этот процесс.

    Кортизол я упомянул не случайно – с ним связана одна из загадок, которые генетики никак не могут решить, но которая решается элементарно с помощью… различения восприятий и прекращения смешения терминов. Применение Селекции восприятий в генетике? Совершенно верно. Генетики находятся в таком же положении, в каком находятся физики, которые блестяще владеют математическим аппаратом, но слабо понимают физический смысл происходящего, а без этого по-настоящему отличным и глубоким физиком не стать. Написать правильное уравнение, описывающее, скажем, спонтанный вылет альфа-частицы за пределы ядра, — это прекрасно, но если ты не понимаешь физического смысла, если ты не обладаешь некой адекватной картиной происходящего – куда дальше двинется твоя мысль? В дальнейшее слепое перемалывание уравнений? Так и удовольствие не получишь. В генетике – то же самое. Можно проследить – какова последовательность работы тех или иных генов, выписать цепочку реакций и даже получить за это Нобелевскую премию, но если ты не понимаешь – ПОЧЕМУ так все устроено, какова эволюционная целесообразность такого устройства, чем всё это выгодно для человека в целом и для его отдельных органов, то оказываешься слепым – у тебя нет никакой руководящей нити, никакого осмысленного пути, и всё, что тебе остается – слепое претыкание.

    Опишу кратко суть этой проблемы и то – как она решается с помощью Селекции восприятий.

    Медикам давно было известно, что стрессы приводят к снижению иммунитета. Любой наблюдательный врач, да и просто любой наблюдательный человек легко может заметить это. Генетика объяснила этот механизм на уровне генетическом. В 10-й хромосоме человека находится ген CYP17. Если ты читал мою «Генетику», ты помнишь, как работают гены, а если не читал – не важно, я сейчас не буду вдаваться в детали. Этот ген производит белок-катализатор, который отвечает за превращение холестерина, поступающего в наш организм с пищей, в специальные гормоны, которые имеют общее название «стероиды». Без них жизнь человека невозможна, и их недостаток вызывает тяжелые заболевания.

    (Интересно в связи с этим вспомнить – какая паранойя холестеринофобии охватила совсем недавно человечество. Люди даже яйца отказывались есть, не ели жареную пищу, чтобы уменьшить количество холестерина, сидели на каких-то безумных диетах. Мысль этих доморощенных «ученых» шла тупым путем – раз на сосудах иногда образуются холестериновые отложения, делающие их хрупкими – так не дадим организму холестерин! Глупость страшная. Без холестерина мы умрем. Проблема не в его избытке, а в неправильном его использовании, и лечить необходимо именно причину его неправильного использования нашим телом. С таким же успехом, обнаружив некоторые нарушения состава крови, мы могли бы попытаться лишить человека крови. Кроме того, холестерин прекрасно синтезируется нашим телом из углеводов).

    Стероиды бывают разные: прогестерон, тестостерон, кортизол, эстрадиол, альдостерон, витамин D и т.д.

    Кортизол – один из стероидов. Он используется абсолютно во всех тканях нашего организма, выполняя огромное количество разных функций, но упомянутая мною загадка генетики связана с тем, что кортизол непосредственно влияет на иммунную систему. И влияние его, скажем так, «негативное». Слово «негативное» я взял в кавычки, чтобы не возникало ассоциации со словом «плохое». Когда твой живот разрезан так, что кишки торчат наружу – это не «плохо» само по себе – ведь если твой живот разрезал хирург, чтобы спасти тебя от перитонита, то это ты сочтешь «благом», и без такого разрезания живота твоя жизнь бы прервалась весьма болезненным способом.

    Так вот кортизол угнетает иммунитет. Интересно то, что стрессы приводят к немедленному повышению в крови человека концентрации кортизола.

    Краткосрочные стрессы мобилизуют организм – в крови вырастает содержание адреналина и норадреналина – гормонов, которые заставляют сердце активнее биться, подготавливают организм к сражению, к преодолению препятствий. Но! Но если стрессы носят долгосрочный характер, то всё меняется – адреналин и норадреналин очень быстро перестают выделяться, и в кровь начинает медленно и неотвратимо поступать кортизол, от которого сильно страдают лимфоциты – те самые белые клетки крови, которые и защищают нас от микробов.

    На генетическом уровне ситуация выглядит так: на той же 10-й хромосоме человека лежит ген TCF. Лежит он, в основном, «молча» (см. в «Генетике» о молчащих генах), то есть неактивен или малоактивен, и с него ничего не синтезируется. Но вот появляется кортизол, который появился, потому что ты испытываешь постоянный стресс (например, при мыслях о школе, уроках, экзаменах, наказаниях за плохую учебу возникает постоянная тревожность). Этот стресс привел к тому, что из коры головного мозга, воспринимающей и анализирующей информацию из внешнего мира, идет сигнал в гипоталамус, который дает команду гипофизу на синтез некоего гормона, который дает команду надпочечникам, чтобы они начали производить холестерин. Эта команда выполняется путем запуска в работу гена CYP17, который начинает производить кортизол из холестерина. Кортизол, в свою очередь, «включает» ген TCF, и в клетках начинает вырабатываться особый белок, соответствующий ему. Назначение этого белка – подавить работу другого гена, который производит белок под названием «интерлейкин-2». А вот это уже серьезно. Интерлейкин-2 – это и есть тот белок, который активизирует лейкоциты для поиска микробов (интересно – чем он их мотивирует? Бананами подкармливает? Наверное, соблазняет сексуально… сладострастный интерлейкин-2 тискается только с теми лейкоцитами, которые активно носятся по организму и ищут болезнетворных микробов).

    Так – по сложной цепочке – продолжительные стрессы приводят к угнетению иммунитета. И вот генетики не понимают – почему так происходит?? Ведь, казалось бы, если организм испытывает стресс, то надо поддерживать его, а не ослаблять. Наделять силами, а не делать его более уязвимым перед болезнями. Существует с десяток теорий, которые пытаются объяснить это странное, противоестественное, казалось бы, явление, но все они совершенно неудовлетворительны, и генетики продолжают искать ответ – пока что безуспешно.

    Им не хватает Селекции восприятий, чтобы распутать этот клубок.

    А дело в том, что понятие «стресс» объединяет собою слишком разнородные явления, откуда и происходит путаница. Проблема проблеме рознь. Если я напрягаюсь, чтобы добежать за один день от Намче до Гокьо и обратно, то делаю это с удовольствием, хотя и сильно устаю. Если я, гуляя по Куала-Лумпуру, вдруг ловлю себя на сильном желании сесть и упереться в изучение японских иероглифов, после чего в течение нескольких дней учу по 50-100 иероглифов в день, то я чувствую, конечно, сильную и приятную усталость. И я абсолютно уверен, что никакого превышения концентрации кортизола в моей крови не будет обнаружено. А теперь представим другого человека, который готовится к экзамену в своем сраном университете, и – так же как и я – сидит и зубрит параграфы. Он, с точки зрения психологии, тоже испытывает стресс. Но у него этот кортизол начнет непременно накапливаться.

    В современных ракетах есть очень полезная штука – приспособление, которое уничтожает ракету, если она выходит из строя и летит куда-то не туда, куда ее запустили. Есть смысл в таком приспособлении, ты не находишь? Ракета, будь она с ядерной, или даже с обычной боеголовкой – чрезвычайно опасная штука, и было бы крайне неприятно, если бы эта хрень спятила и полетела куда ей вздумается. Кортизол – это и есть предохранительный клапан. Если человек по какой-то причине совершенно лишился здравого смысла и занимается день за днем чем-то таким, что его мучает, что мотивировано страхами, ложными концепциями типа «ну надо закончить этот чертов универ» или «мать убьет, если двойку принесу», то кортизол становится орудием (орудием кого?), которое пытается спасти его от этой бессмысленной, саморазрушающей деятельности. Болезнь – это последний рубеж обороны. Помнишь, я писал о том, что лень – это очень даже здоровое состояние, которое уберегает тебя от совершения механических, обусловленных тупостью действий? Но современный человек – настоящий самоубийца, он научился преодолевать свою лень, он считает ее грехом, и что остается (кому?)? Остается последнее средство – последний рубеж – болезнь.

    Ты наверное помнишь, как в детстве часто хотелось заболеть? Вот это – очень даже здоровое проявление психики. Смешно получается – желание заболеть – здоровое явление. Но так оно и есть. Когда тебе утром надо вставать, преодолевая отвращение к тому, что надо идти в сраную школу, отвечать сраные уроки и т.д. – ну очень хочется заболеть, и ты лежишь и мечтаешь – вот бы сейчас была бы у меня температура…

    Вот как одна морда описывает свои детские воспоминания: «Так как я не хочу вставать, то пытаюсь залезть под одеяло, чтобы не видеть яркого света. Очень хочется спать. Свет режет глаза, и кажется, что это утро мучительно. Я всегда мечтала заболеть в такие моменты. Первое, что я делала утром – это искала признаки болезни, и не потому, что был страх учителей или контрольных — мне всегда было легко учиться. Причиной была ужасная серость, скука, в которой словно плавала вся школьная жизнь. Иногда я брала железную заколку и делала царапину на слизистой носа, чтобы пошла кровь. Если было много крови из носа, меня могли оставить дома. Мне всегда было одновременно и стыдно, и было какое-то другое восприятие – как будто я только это и могу сделать, как будто это единственный способ противостоять.»

    Болезнь как благо, спасающее от полного, тотального идиотизма. Живет некий человек со своей мамашей, и вот живет он с ней, живет, живет, живет… на кой хрен живет? Ну, она ему носки стирает, обед готовит… достает непрерывно, пилит, надоедает, висит над ним со своей заботой, со своими требованиями, притязаниями, и жизнь становится мерзкой и серой, а он ничего не меняет, и что может ему ответить его… кто? Этот кто-то ему отвечает кортизолом, то есть – подавлением иммунитета, то есть – болезнью.

    Смотрит, значит, наш наивный генетик на эту ситуацию, и поражается: странно, ну почему так? Отличная семья, мама вон какая заботливая, сынок молодец, пятерки приносит, и вот бы иммунитету взять и помочь этому сыночку подготовиться к экзаменам, почему так не происходит? А не происходит так потому, что вся эта замечательная семья – сплошная гниль, и замечательная мама – дура и тиран, и замечательный папа – моральный урод (даже если он профессор), и сынок – полуживой идиот, который убивает себя тем, что перенимает мертвые концепции о том, как надо жить, и поступает «правильно», получает «хорошее образование» и т.д. И поскольку это гниль, то в человеке срабатывает последний предохранитель, который может называться и телохранителем. В общем можно представить себе такого сверхпрофессионального телохранителя, который в исключительной ситуации ранит своего клиента, чтобы спасти его от смерти. Такой телохранитель у каждого есть, хотя мы о нем и не знаем. Узнать о его существовании можно лишь по тем командам, которые он дает в критической ситуации. Этот самый загадочный «он» — это одна из субличностей человека – последнее здоровое начало в полумертвой личности и полумертвом теле. Именно эта субличность подает команду к созданию условий для возникновения болезни. Другие субличности, разумеется, моментально подавляют ее – у них в запасе килограммы таблеток, гроздья концепций «надо скорее выйти на работу, надо то, надо сё», и в итоге происходит то, что мы видим на каждом шагу – болезни, влекущие за собой стремительное старение и смерть.

    Таким образом, парадоксальная, казалось бы, роль кортизола вполне понятна – подавление иммунитета играет роль предохранителя, который лишает человека сил, которыми он так неразумно пользуется, разрушая свою жизнь, свою личность, свое тело.