Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Опыт с ЦВ нежности

Main page / Неизбежность озаренного мира / Опыт с ЦВ нежности

Слабый пол сильнее сильного в силу слабости сильного пола к слабому.

Содержание

    Для эксперимента взял фотографию обнаженного мальчика, к телу которого возникает нежность. О, нет, не подумай чего плохого – область гениталий тщательно прикрыта, само собой! Специально пластырем заклеил, чтобы закон не нарушать, я же не извращенец в конце-то концов! Знаю, к чему можно, а к чему нельзя испытывать нежность, дурной пример читателям не подаю.

    В процессе эксперимента нежность порождается до высшей точки, доступной на данный момент – примерно на 7-8, после этого внимание переключаю на что-то другое – нежность падает до нуля. Каждый цикл занимает 7-10 секунд.

    Первые 10 циклов – ничего. Нежность как нежность, ничего необычного.

    Двадцать циклов – ничего. Нежность как нежность.

    Тридцать циклов – циклы замедлились, теперь 10-15 секунд на каждый, стал замечать, что некоторые циклы проходят не вполне четко, не добиваюсь такой четкости нежности – собрался.

    Сорок циклов – ага! Появился результат. Пока делал один цикл за другим, казалось, что ничего особенно не меняется, но сейчас вдруг поймал себя на том, что я занимаюсь уже не ЦВ нежности, а ЦВ желания поцеловать его тельце!

    Разбор: произошло в точности то, что я предполагал в одном из вариантов – произошла подмена объекта ЦВ, возникло расщепление сплетенных восприятий. Подмена объекта при ЦВ (ПО ЦВ) произошла в момент рассредоточения, и я предполагаю, что это не случайное совпадение. Наверное, если бы я не стал концентрироваться на нежности на тридцатых циклах, то расслоение произошло бы именно тогда. Видимо, сосредоточение внимания на нежности, то есть различение нежности одновременно является склеивающим действием – действием, которое укрепляет связанность совокупности восприятий в одну группу, в один пучок.

    Видимо, момент размывания внимания как раз и является моментом, в который пучок распадается на составляющие. Не исключено, что распад связки всегда сопровождается размыванием внимания.

    Таким образом, опыт ЦВ нежности показал, что то, что я называю «нежностью», несомненно является составным восприятием, в котором предположительно доминирующую роль играет желание ласкать. (Я предполагаю, что оно доминирующее именно потому, что именно это желание оказалось подмененным объектом ЦВ).

    Можно различить без труда, а можно и чисто логически вывести вторую составляющую нежности – эротическое возбуждение, или, иначе говоря, эротическое влечение. Ведь если хочется ласкать, то именно для того, чтобы испытывать эротическое возбуждение, и само желание ласкать тоже сопровождается эротическим возбуждением.

    (Эротическое возбуждение легко отличить от сексуального возбуждения тем, что физиологического возбуждения половых органов при эротическом возбуждении не возникает. И эротическое возбуждение, и сексуальное принадлежат к сектору «озаренных ощущений», оба относятся к сексуальному виду озаренных ощущений (есть, например, просто наслаждение, не имеющее отношение к сексуальности), но центр возникающего наслаждения у них не совпадает – у сексуального возбуждения центр наслаждения – в половых органах, у эротического – в груди, горле и сердце, то есть там же, где находятся главные центры наслаждения).

    Так же легко различить, что чувство красоты тоже является одним из составляющих нежность восприятий.

    Еще один вывод заключается в том, что симпатия не является составной частью нежности, так как сейчас, когда я смотрел на тело, я смотрел именно на тело, на лицо не обращал вообще никакого внимания и совершенно не помню его сейчас, и нежность возникала именно к телу. Разумеется, симпатия легко резонирует с нежностью, и все же не является ее составной частью.

     

    Итак, выводы: «нежность» — это сильно связанный комплекс восприятий, иначе говоря – «аккорд», состоящий из:

    1) желание ласкать

    2) эротическое возбуждение

    3) чувство красоты.

    (Из книги «Селекция привлекательных состояний»: «Сильно-связанный комплекс [восприятий]» — совокупность восприятий, которые очень часто, или почти всегда, или всегда проявляются одновременно или непосредственно друг за другом, зачастую в определенной последовательности).

    Симпатия хоть и легко резонирует с нежностью, но в ее состав не входит.

    Побочным результатом эксперимента (побочный – не значит «неважный») является устойчивый фон наслаждения с ярко выраженным центром в горле, иррадиирующего в соседние области тела – особенно в грудь, сердце, шею и подбородок, предплечья и руки. Возможно, это связано с тем, что объектом ЦВ была нежность, включающая в себя одну из разновидностей наслаждения, или с самим фактом проведения ЦВ, а скорее всего – и с тем, и с тем.

     

    А теперь можно провести обратный эксперимент. Смотрю на пушистую елку. Чувство красоты. Вот оно – чувство красоты. Теперь смотрю на красивую девушку. Она голая. И красивая. Ее тело вызывает во мне эротическое наслаждение, но – такое бывает нередко – трогать именно ее мне почему-то практически никогда не хочется – именно потому я ее и взял для этого эксперимента. Красивая, эротичная. Есть чувство красоты, есть эротическое возбуждение. Желания трогать нет. Есть ли нежность? Нет! Нет нежности.

    Перевожу взгляд на другую голую девушку – красивая, эротичная, и как правило мне хочется ее потрогать. Чувство красоты есть, эротическое возбуждение есть, но теперь появилось еще и желание ласкать. Есть нежность. Да – это вот и есть то, что я всегда называл нежностью. Перевожу взгляд на первую девушку – желание трогать исчезает – нежность вместе с ней.

    Сопоставление вместе восприятий, которые образуют сильно связанный комплекс, назову «интегрированием» восприятий. Расслоение сильно связанного комплекса на составляющие – «дифференцирование» восприятий.

     

    Возникает, само собой, вопрос – то, что я называю нежностью – то ли это самое, что называют нежностью другие?

    Я уверен, что ответ на этот вопрос положительный. Уверен, потому что в общении с мордами и беженцами, обсуждая с ними нежность, мы приходили к пониманию друг друга. Если много и детально говорить о том или ином восприятии или состоянии, о его проявлениях, свойствах, взаимодействии с другими восприятиями и т.д. – то если на самом деле мы имеем в виду что-то разное, то неизбежно и очень скоро мы заметим противоречия в нашем опыте, придем к несогласию. Если несогласия нет – мы определенно говорим об одном и том же, и это совсем неудивительно. Дело в том, что у нас есть язык, и языком этим пользуются миллиарды людей. Когда некий писатель описывает нежность, он подбирает слова, которые максимально, по его ощущениям, соответствуют этому чувству. То же самое делает вообще любой человек, который хочет, чтобы его поняли. В процессе перевода фразы с одного языка на другой, переводчики также подбирают слова таким образом, чтобы максимально точно передать написанное. Проще всего это дается тем, кто с детства примерно одинаково свободно говорит на двух языках. А вслед за ними пишутся словари, которыми теперь может воспользоваться кто угодно. И я тоже могу воспользоваться словарем, и, говоря о нежности кому-нибудь англоязычному, я скажу слово «tenderness», и меня поймут. И если далее я буду говорить что-то о нежности, используя слово «tenderness», то меня будут понимать, поэтому даже языковые границы давно уже не имеют значения. Конечно, в какой-то момент может оказаться, что все-таки некоторая разница есть, и для очень точных, для совершенно детальных рассуждений некоторого расплывчатого понимания слова «нежность» окажется недостаточным, но нам не составит труда уточнить его, и оптимальный способ его уточнить – в явном виде перечислить состав входящих в нежность восприятий.

    Может ли быть такое, что кто-то словом «нежность» называет вообще что-то другое? Ну, например, не совокупность восприятий, а что-то одно, например – чувство красоты. Может, конечно, и такое было не раз в моем общении с людьми, но в этом случае противоречия и непонимания возникают практически мгновенно, стоит нам только чуть поподробнее поговорить о нежности. Например, я могу спросить – «когда ты испытываешь нежность, то чего сильнее тебе хочется – трогать девочку или хотеть ее трогать, но не трогать»? А собеседник мне ответит – «мне вообще не хочется при этом ее трогать». Вот и противоречие – не заметить его невозможно.

    Так что в конечном счете прийти к общей терминологии совсем непросто. Я понимаю, что некоторые люди называют нежностью совсем не тот комплекс восприятий, что имею в виду я. Ничего страшного – давай просто договоримся о терминах – наш язык нам это позволяет.

     

    Интересно покачаться вот так: сначала «чкр + эрв» (чувство красоты + эротическое возбуждение), затем – «чкр+эрв+желание ласкать», то есть «нжн» (нежность). Сначала одно – потом другое. И почувствовать эту разницу отчетливо, еще отчетливее, еще.