Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Любви все возрасты покорны

Main page / Неизбежность озаренного мира / Любви все возрасты покорны

«У меня был знакомый валютчик Акула. Избивал жену черенком лопаты. Подарил ее шампунь своей возлюбленной. Убил кота. Один раз в жизни приготовил ей бутерброд с сыром. Жена всю ночь рыдала от умиления и нежности. Консервы девять лет в Мордовию посылала. Ждала…»

C. Довлатов: «Компромисс»

Содержание

    Слово «любовь», как и многие другие, не имеет четкого определения, и отсюда и берет начало великая тупость и неразбериха, связанная с этим словом. Раз у этого слова нет определения, то как определить – говорит человек чушь или нет, когда говорит о том, что любит кого-то?

    Мать, насилующая ребенка, заставляющая его есть то, что он не хочет, столько, сколько он не хочет и тогда, когда он не хочет, то есть мать-садист – уверяет всех, что поступает она так исключительно из горячей любви к ребенку. Мужик, напившийся и избивший свою жену, прижимает к себе собаку и треплет ей голову, уверяя всех, что он любит свою собаку, что не помешает ему в следующую минуту ударить ее по той же самой голове. «Любящие» своего мужа жены могут истекать гноем ненависти от ревности. Удивительно до крайности, что ревность считается признаком любви! Ревность!! Ядовитая смесь ненависти, агрессии, жалости к себе, обиды, желания обладания, пренебрежения желаниями «любимого», желания убить (в том числе и «любимого») — свидетельство любви?? Наверное, этот пример самый яркий из тех, что показывают, что люди даже отдаленно не представляют себе – что такое озаренные восприятия, если могут считать ревность признаком любви.

    Вчера одна морда покупала мандарины на треке к Эвересту – у тропы стоит девушка-непалка и продает их. Когда несколько часов идешь по жаре, сожрать вкусный мандарин – одно удовольствие! Расплатившись, она сняла рюкзак и стала укладывать их в него. В этот момент к девушке подошел парень. Нравы в Непале весьма «скромные», ну то есть мудацкие до крайности, поэтому раскованные отношения этого парня и девушки однозначно показывали, что они как минимум жених и невеста, если не муж и жена – они разговаривали, смеялись, он протянул ей булку, которую жевал, она взяла половину и тоже стала есть. В руке парень держат длинный прут, которым поигрывал в руке. Наконец, парню было пора. Уходя, он совершенно естественным движением размахнулся и с силой ударил прутом по ляжке девушки. Та скрючилась, с трудом сдерживая слезы и растирая ляжку, а он – улыбающийся и довольный собой – шествовал дальше. Это тоже любовь. И не подумай, что девушка в этой ситуации – жертва. Попробуй остановить такого парня, отними у него прут и покажи ему – как приятна та «любовь», которую он проявляет по отношению к «любимой», и девушка первая подбежит к нему утешать и защищать. Это тоже «любовь». Морда сказала девушке, что ее парень – ебанутый, но та лишь удивленно посмотрела на нее, мол какой еще ебанутый? Нет, это любящий муж. Никакие мусульманские режимы, в которых женщина сведена до уровня домашней скотины, не могли бы существовать, если бы сами женщины не были опорой и поддержкой такого положения дел. Помню свое удивление, когда одна из таких «жертв» заявляла прессе, что ношение никаба (закрывающего всю женщину с ног до макушки головы черного балахона) дает ей свободу, которой лишены западные женщины – свободу быть закрытой от глаз посторонних мужчин. Клиторы (зачастую целиком вместе с письками) миллионам мусульманских девочек вырезают не злобные мужики, а те самые «жертвы»-матери.

    В современном западном обществе клиторы детям уже не вырезают (хотя по прежнему повсеместно пытают их разными способами – едой, школой и т.д.), жен уже не бьют, а если бьют, то это не поддерживается обществом, но сами восприятия ненависти и тупости до сих пор не выведены из понятия «любовь».

    В одном из своих писем беженец Лось написал:

    «Каким бы ты ни считал себя умным, интеллектуально развитым и т.д., какую бы картину самого себя ты ни поддерживал – в том числе считая себя человеком, которому несвойственно влюбляться, и как бы ни было тебе «легко из этого вылезать» — факт остается фактом – ты влюбляешься и тупеешь. Именно это меня и поразило — я могу рассказывать самому себе какие угодно истории и продумывать самые убедительные на свете оправдания — но неминуемо и моментально тупею от влюбленности. От влюбленности всегда возникает сильное отупение, которое может далее проявляться и развиваться как угодно, в том числе в направлении ненависти, агрессии, ревности.»

    Разве от озаренных восприятий тупеют? Становятся агрессивными?

    Обычно возражают, что люди, которые вообще не способны влюбляться – как правило бесчувственные и жестокие. Я с этим согласен. Человек, который способен влюбляться, несравнимо привлекательнее для меня, чем человек, который влюбляться не способен. Но давай разберемся – почему так происходит? Для этого снова перейдем на язык восприятий. Влюбленный способен оценивать свою любимую как красивую. Я не говорю, что он испытывает чувство красоты – он именно оценивает ее как красивую. Он начинает за ней «ухаживать» или заботиться, а что это значит? Это означает, что на время, пока его влюбленность интенсивна, он – в ситуации, когда ее интересы противопоставлены его – выбирает жертвовать своими интересами. Не ищи тут преданности, симпатии или чего-то в этом роде. Нет, разумеется, что это ухаживание – лишь способ произвести впечатление на самку. И все же – факт остается фактом – бесконечно эгоцентричный человек, которому глубоко наплевать на других людей, в течение некоторого времени становится способен выбирать не то, что удобно ему, а то, что удобно другому. На короткое время он получает этот опыт самообуздания, который так необходим для того, чтобы стать более адекватным членом цивилизованного общества.

    Наверное, и тут читатель удивится – как – разве не я сам постоянно призываю к этой самой эгоцентричности? Нет. Я призываю к другому. Я призываю к тому, чтобы следовать своим радостным желаниям, не подчиняться насилию со стороны других людей. Это обычная ошибка насилуемых и насилующих людей – полагать, что если человек начнет следовать своим желаниям, то он непременно станет эгоцентричным чудовищем, насилующим и разрушающим. Насилуют и разрушают ИМЕННО те, кого насилуют. Это, если хочешь, закон природы. Когда тут, в Гималаях, мы начали строить мордопоселение, то первым делом стали возводить мощный забор. Наш управляющий-непалец в целом одобрял эту идею, но, на наш взгляд, постоянно пренебрегал этим важнейшим пунктом. Он занимался чем угодно –выравнивал землю, завозил материалы (которые бросались прямо тут – на территории и даже рядом с ней!), строил питомники для зеленых морд, прокладывал коммуникации и т.д. Десятки рабочих трудились тут и там на протяжении месяцев, а до забора все как-то руки не доходили. Наконец, когда мы уже стали высаживать парк, я не выдержал и спросил его – не опасно ли то, что мы вот уже и деревья тут сажаем, и рядом с территорией поселения стройматериалы лежат, а забора еще нет? Он несколько недоуменно поинтересовался – в каком смысле это может быть опасным? Ну, ответил я, местные непальцы, особенно дети и подростки, могут прийти и поломать наши деревья. Знание английского у него не особенно выдающееся, и нередко мы переспрашиваем друг друга, чтобы яснее понять. Когда он, наконец, понял, что я имею в виду именно то, что он услышал – «придут и поломают», то удивлению его не было границ. У них такого не бывает. Ну украсть что-нибудь по мелочи, типа унести красивую бейсболку, это да, поэтому забор, конечно, в конце концов нужен. Но чтобы «прийти и поломать»? Зачем???? Мне трудно было ответить на этот вопрос. Я ему объяснил, что если в России что-то оставить без присмотра, то именно придут и поломают. Просто так – без «зачем». Просто так. Я рассказал ему о своем детском и подростковом опыте. В какой бы компании я ни оказывался, одним из излюбленных развлечений было шляться вокруг и около и смотреть – где что можно сломать. Мы ходили на стройки и вырывали провода из электрических щитков, ломали двери и разбивали стекла. Мы залезали в дачные домики и уносили оттуда, что могли, бросая на полпути – не выгоды ради, а просто так. Портили все, что могли, обрывали и обламывали все, что получалось. И испытывали от этого чувство мощного освобождения! Мой управляющий только изумленно качал головой. Наверное он подумал, что русские – какие-то совершенно дикие люди. И он прав. Ведь дикарь – это не тот, кто живет в вигваме, а тот, кто не в состоянии мирно сосуществовать с другими. Европейцы, приходя к «дикарям», устраивали дикий террор. Китайцы, принеся свою «цивилизацию» к «дикарям»-тибетцам, уничтожали тех сотнями тысяч. Почему мне нравилось разрушать, когда я был ребенком? Потому что – как и все остальные дети – подвергался тотальному подавлению, мои желания были грубо раздавлены, меня насиловали по сто раз на дню – с утра «надо» покушать – не что захочется, а что дадут, и съесть надо до конца. Сидеть надо за столом, вместе с другими, надо говорить «доброе утро» и «спасибо», нельзя за едой читать книгу, нельзя есть стоя или лежа на полу, едой нельзя играться и вообще играться за едой, нельзя и телевизор смотреть во время еды, а после еды надо немедленно одеваться и идти в школу – высиживать на этих мудацких уроках, читать мудацкие учебники, бояться мудака-учителя, бояться двоек, директора, на уроках – вообще концлагерь и т.д. Чего же еще можно ожидать от этих детей, все живое в которые раздавлено? Только жажды разрушения. Может ли такой человек, собственная жизнь которого безжалостно раздавлена, с уважением или, тем более, с симпатией относиться к жизни других? Ему так плохо, а кому-то хорошо? Нет, пусть всем будет плохо. Я уверен, что вообще всякие революции проистекают именно из этого – из беспощадного подавления. Нет, не «класс буржуев» подавляет «класс трудящихся», а родители подавляют детей.

    Напомню, что революция в России была задумана и возглавлена не «угнетенным народом», а бандой интеллигентов, которые себе в подручные набрали уже бандюков из народа. И те и другие были в детстве жестоко насилуемы родителями. Это кажется странным – как, ведь это интеллигенты! Вот именно. Сравни положение детей в семьях непальских «дикарей» и русских «интеллигентов». Непальские дети тоже, конечно, ходят в школу – там они проводят полдня, валяясь во дворе на травке, слушая иногда свою учительницу, а иногда не слушая, и дома родителям глубоко наплевать – какие у ребенка оценки – ребенок для них прежде всего – член семьи, который может участвовать в обустройстве домашнего хозяйства, и какая разница – какие у него оценки, если он вырастает в самостоятельного человека? Мелкая 6-летняя девчонка может схватить годовалого ребенка, посадить себе на спину и носиться с ним по двору, а тот цепляется за ее шею и сам заботится о себе, когда его не слишком внимательно сбрасывают на землю. Дети предоставлены сами себе в неизмеримо большем объеме. Там тоже достаточно насилия, но оно не настолько всеобъемлюще и подавляюще, как в семьях «интеллигентов» с запада. Интересны данные, которые приводит Дэвид Дюк в своей интереснейшей книге «Еврейский вопрос глазами американца»:

    «Одним из поразивших меня фактов, которые я цитирую из источников Национальных архивов США, было то, что в первом правительстве Коммунистической России было только 13 этнических русских и свыше 300 евреев из общего количества 384 комиссаров. Давайте сделаем так, чтобы этот поразительный факт врезался бы нам в память: было всего лишь 13 этнических русских в первом правительстве «Русской Революции». Шеф корреспондент лондонской газеты «Таймс» в России в то время называл это не иначе, как коротким понятием «иностранное вторжение» и захват России евреями. То же самое было сказано нашим американским послом в России, Дэвидом Фрэнсисом, и офицерами американской разведки в России. Даже Уинстон Черчилль описывал Русскую революцию как захват России евреями-коммунистами, которые «схватили русский народ за волосы и стали господами в данной огромной империи».»

    Если рассмотреть внимательно отличие еврейской культуры от русской с точки зрения внутрикультурного само- и взаимоподавления, становится понятно – почему именно евреи осуществили эту самую кровавую в истории операцию под названием «Русская революция».

    (Ты не считаешь «русскую» революцию самым кровавым событием? Более кровавой ты считаешь вторую мировую? Но именно «русские» революционеры и сделали возможным эту самую кровавую войну в истории. Они своими руками ее подготовили и осуществили, организовав поддержку Гитлера в критический момент выборов, выращивая германские вооруженные силы на своих полигонах, питая немецкую агрессию бесчисленными ресурсами, поддержав Гитлера в совместном захвате Польши и т.д. – читай книги Виктора Суворова на эти темы.)

    Ведь еврейская семья, особенно еврейская интеллигентная семья в еще большей степени является инструментом подавления своих же детей, чем обычная русская или какая-то другая. Чем более евреи правоверны, тем в большей степени они подчиняются немыслимо дремучим заповедям Торы и Талмуда, где чуть ли не каждый жест и движение жестко запрограммированы. Если они еще и интеллигентны при этом, то к этим бесчисленным ритуалам иудаизма добавляются еще и ритуалы «интеллигентства». В сумме это, видимо, становится совершенно уж невыносимым, так что Ульянов-Ленин (который был по крайней мере на четверть еврей, дома говорил на идише и был женат на еврейке), Троцкий (настоящая фамилия которого — Бронштейн), Каменев (Розенфельд), Зиновьев (Апфельбаум), Свердлов (тоже еврей) и прочие «товарищи» не захотели ограничиться ломанием веток на соседских яблонях и выбиванием стекол на дачах, и решили разломать весь мир. Бить собутыльников в пивной было ниже их достоинства, и они решили убить десятки миллионов.

    Проблема не в евреях, конечно, и не в русских и не в непальцах. Нет никакого сомнения в том, что евреи захватили Россию и устроили массовый террор на ее территории и вовне. Нет никакого сомнения в том, что русские – одна из самых агрессивных наций в мире. Нет никакого сомнения в том, что непальцы – тупые примитивные существа. Нет сомнений в том, что европейцы – загнивающие в своей подавленной агрессии и цивилизованном отупении люди, которые готовы размозжить тебе голову, если ты не скажешь им «здравствуй». Нет сомнений в том, что афганцы, пакистанцы, сомалийцы и прочие дремуче-мусульманские народы вообще находятся на каком-то очень и очень далеком полюсе социального развития. Тот, кто не хочет быть фанатично политкорректным (то есть тупым до крайности) и замечает то, что нельзя не заметить – различные национальные особенности. Эти особенности ЕСТЬ, этого не отменить, не аннулировать росчерком законодательного пера. Европейцы в 20-м веке изо всех сил старались зарыть голову в песок и не замечать – насколько грандиозна пропасть между прибывающими в их страну миллионами мусульманами и коренными жителями. Тупость заразна – начнешь культивировать ее в чем-то одном, немедленно надо культивировать ее и во многом другом, ведь чтобы утаить шило в мешке, надо сначала сделать бесчувственными свои руки (чтобы сигналы от колющего шила не доходили до мозга), а потом и все остальное тело. Европейцы так и поступили. Результаты ужасающие, и это пока только цветочки.

    Различия между народами есть, это факт. Беда в том, что никто пока не догадался, что причина этих различий – не в генетике, которую так любят подсовывать куда угодно. Тило Саррацин совершенно напрасно возомнил себя генетиком. Ему следовало просто и честно говорить о тех самых национальных особенностях арабских и прочих мусульманских иммигрантов, которые делают их неприемлемыми членами западного общества, и тогда он был бы во всех отношениях прав, и тогда не было бы повода к тому, чтобы защитники социально недоразвитых этносов могли обличать его как расиста, как ни один разумный человек не может обличить Орианну Фалаччи, которая так и поступила – просто рассказала, не погружаясь в дебри псевдогенетики, о своей непосредственной реакции человека и гражданина в своей выдающейся книге «Ярость и гордость».

    Восприятия удобно рассматривать как болезнь, как эпизоотию. Если родители насилуют ребенка, он – глядя на них глазами невинно впитывающего существа – воспринимает такое насилие как должное, и подвергает такому же насилию своих детей. Виновники несчастий – не народы, не гены, а восприятия. Восприятия ненависти, тупости, агрессии – вот цель. Разумеется, восприятия не сами по себе гуляют по улицам, так же как и вирус гриппа не сам на трамвае ездит. Носители обоих вирусов – люди. Человек и носимый им вирус – не одно и то же, и современные люди это понимают. Тот, кто скажет, что такой-то город поражен эпидемией гриппа, не будет немедленно подвергаться преследованию и осуждению, его не убьют и не посадят в тюрьму, потому что, во-первых, он говорит о результатах своих наблюдений, а во-вторых, никому не приходит в голову, что это означает, что граждане этого города генетически неполноценны. Из факта распространения вируса среди горожан не следует никаких расистских выводов.

    Пора достичь соответствующей ясности и в вопросах восприятий. Если взять новорожденного афганца и немедленно поместить его среди психически и интеллектуально развитых людей, он с высокой вероятностью превратится в человека, скорее напоминающего европейца, а не дикаря. Я говорю именно о «высокой вероятности», поскольку, на самом деле, остается пока еще не исследованным и открытым вопрос о том – почему тот или иной человек рождается ИМЕННО у афганцев или европейцев. Любой, кто наблюдал детей, знает совершенно точно – дети в самом младенческом возрасте уже отличаются друг от друга, и очень сильно. Одни начинают активно перенимать одни восприятия, а другие – другие. Я не сторонник примитивной теории «переселения душ» и всяких там «кармических законов». Но я думаю, что эти религиозные глупости основаны все же на том, что может видеть каждый из нас – на том факте, что дети рождаются уже очень разными. Алхимические опыты были не полностью чушью – они были основаны на наблюдениях о превращениях веществ, и в конце концов – когда в алхимию пришли толковые люди, мусор был отброшен, а научный метод был создан. Когда-нибудь то же самое произойдет и с вопросами «кармы» — чушь будет отброшена, а строгие научные исследования дадут свои результаты. Поэтому я пока что просто допускаю (и считаю, что в этом есть огромная доля истины), что рождение человека в той или иной социальной среде, у тех или иных родителей происходит далеко не случайным образом.

    Виноват не человек, а вирус гриппа. Виноват не человек, а вирус агрессии и тупости. Но! Тут есть большое «но». Если некий человек, заболевший тифом или холерой, в своем трудовом энтузиазме или попросту из-за похуизма приходит на работу, что мы с ним делаем? Мы его с матюками выгоняем домой, и вообще говоря, его может ожидать уголовное преследование, если кто-то заболеет из тех, с кем он контактировал. Людям с такими болезнями ЗАПРЕЩАЮТ быть среди людей! Их прочно и надежно изолируют, пока они не вылечатся!! Кто-то против такого подхода? Он не виноват – он где-то подцепил вирус, но он его подцепил, это факт, и теперь он не имеет больше тех же прав, которые имеют другие люди – он ОБЯЗАН быть изолированным и лечиться. И если он по тупости выбрасывает лекарства – черт с ним, но свободы он не получит до тех пор, пока не вылечится тем или иным образом.

    Человек, тупой и агрессивный, тяжело болен. Мы можем дискутировать на тему его выбора или обреченности – виновен он или нет и в какой степени в своей агрессии и тупости, но одно остается фактом – он тяжело болен агрессией и тупостью, и он должен быть изолирован от общества и лечиться. Общество, пораженное эпидемией агрессии и тупости, должно отдавать себе в этом отчет и принимать меры к самоизлечению. Представь себе ситуацию: Танзанию поразила эпидемия холеры, но ебанутые политики заявили бы всему миру: «говорить о том, что все танзанийцы «холерники» — это расизм», после чего началась бы массовая эмиграция танзанийцев во все европейские страны. Европейцам запрещалось бы под страхом тюремного заключения говорить о том, что танзанийцы несут в себе холеру, запрещалось бы препятствовать тому, что танзанийские дети помещаются в школы к здоровым детям и т.д. Какие были бы перспективы у европейской цивилизации – совершенно понятно. Те же самые перспективы их ожидают в том случае, если ебаная политкорректность не уйдет в прошлое, как страшный сон, если люди не научатся видеть то, что есть и говорить о том, что видят. Дело, повторяю, не в генах, а в эпидемии восприятий агрессии и тупости. Эта эпидемия отличается от других, и средства лечения и самолечения здесь другие, чем во время эпидемии холеры – это естественно, но мы никогда не начнем лечиться, пока не признаем, что больны, пока будет закрывать глаза на язвы и омертвления, делать вид, что миллионы людей умирают от естественных причин.

    После такого длинного отступления – снова возвращаюсь к любви. Итак — насилуют и разрушают ИМЕННО те, кого насилуют. И чем меньше насилия по отношению к людям, тем в большей степени среди их желаний появляются желания конструктивные, созидательные, ведь когда людям рядом с тобой хорошо, то и тебе приятнее – ты видишь вокруг себя более довольных людей, которые и сами не прочь сделать для тебя что-нибудь приятное или, по крайней мере, не мешать тебе – возникает общество, напоминающее общество современного западного типа, которое так сильно отличается от тоталитарных обществ.

    Когда я – гражданин государства развитого социализма – впервые приехал в Германию и зашел в подъезд, в котором мне предстояло прожить около месяца, я был до крайности изумлен тем, что обнаружил в нем горшки с цветами. С чувством некоторого злорадства я сказал себе: «во дураки-то! Ладно, посмотрим – чё от всего этого останется завтра!» Но на завтра цветы по-прежнему стояли на месте! Это удивило. Рука сама собой потянулась оторвать цветок, пнуть горшок, но… все-таки я в чужом государстве, вдруг будут какие-то неприятности, если застукают… Цветы стояли и на следующий день, и я узнал, что они стоят тут всегда. Это было немыслимо, это переворачивало все мои базовые представления о жизни! Оказывается, можно так жить, что цветы в подъезде никто не сломает! Розовый летающий слон удивил бы меня меньше – настолько глубоко укоренились в моей голове неизбежность деструктивного поведения людей.

    Влюбленность – это совокупность восприятий. Способность испытывать любовь и в самом деле приподнимает человека над совершенно скотским состоянием, так как среди испытываемых им восприятий появляются и альтруистические. Разумеется, альтруистические восприятия не имеют никакого отношения к ОзВ. Альтруистические восприятия более социально приемлемы в отличие от скотско-агрессивных. Например, влюбленный мужик хочет подарить своей бабе цветы. Он идет на рынок, покупает цветы и дарит ей. Баба довольна и одаривает его лаской. Мужику это нравится и он ставит себе галочку – «подарить ей цветы и на следующий праздник». И теперь этот мужик заинтересован в том, чтобы существовал цветочный рынок (теперь, когда он вместе с собутыльниками ночью завалится на рынок, у него проявятся сдерживающие механизмы и они, возможно, не разнесут рынок в клочья), чтобы были деньги на покупку цветов (может, сэкономить на водке и сигаретах – ну или на книжках для ребенка) и т.д.

    И все же – приравнивать любовь к ОзВ может только сверх-доверчивый и глупый человек, живущий вопиющими дорисовками. Самое простое наблюдение над повадками влюбленного человека дает однозначный ответ – ОзВ тут и не пахнет.

    Интересно, что психология до сих пор считает, что «любовь» — это некая базовая эмоция. Прямо в момент написания этой книги, в журнале Sexual Medicine появилось «революционное» сообщение от швейцарских нейробиологов (Ortigue, Bianchi-Demicheli и др.), которые экспериментально (с помощью фМРТ) доказали, что любовь – это, оказывается, не «базовая эмоция», а комплексное явление, связанное с активностью многих отделов мозга, отвечающих за разные психические функции: чувство удовольствия, формирование привязанностей, мотивацию целенаправленного поведения, социальное познание и представление о самом себе и т.д. Элементарное различение восприятий даёт ту же, и даже более полную информацию безо всяких томографов. Удивительна эта беспомощность людей. Они покупают томографы за миллионы долларов и потом гадают над результатами измерений, давая им туманные интерпретации, вместо того, чтобы попросту различить свои восприятия.

    (Примечание: метод фМРТ позволяет выявить участки мозга, активно работающие в данный момент. К таким участкам приливает артериальная кровь, поэтому уже через 1–5 секунд после возбуждения там становится больше оксигемоглобина, что, собственно, и регистрируется на томограммах).

    Можно высказать и еще более парадоксальную, казалось бы, мысль о любви. Человек в состоянии влюбленности в еще большей степени не способен испытывать ОзВ, чем когда он не влюблен, ведь любовь обостряет в нем НЭ, желание обладания и т.д. Озаренные восприятия чаще всего проявляются в специфической психической тишине (не путать с омертвением), когда вихри омрачений на время успокаиваются и в таком психическом штиле образуется просвет, сквозь который проглядывает солнце. Самые первые ОзВ, которые чаще всего становятся доступны человеку, это чувство красоты, нежность, симпатия, тихая радость, и эти тихие, деликатные восприятия мгновенно исчезают при первых признаках психопатий.