Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Философская чушь

Main page / Неизбежность озаренного мира / Философская чушь

Философия — это познание истинной сущности нашего мира.

Шопенгауэр

Содержание

    Прочтя этот эпиграф, ты просто сглотнул и перешел к следующей фразе. Ничего не произошло. Ну почти ничего. Наверняка, какая-нибудь мысль или отрывок мысли пронеслись по твоему «мысленному небосклону», оставив за собой легкое облачко неприятного тумана. Потом твой взгляд наткнулся на фамилию «Шопенгауэр», и, возможно, возник всплеск уважительного чувства, ведь это очень важная фамилия – фамилия одного из величайших философов мира. И тогда, вероятно, ты прочел эпиграф еще раз, ведь, во-первых, он должен содержать в себе что-то умное (автор – великий Шопенгауэр), и, во-вторых, этот эпиграф выбрал Бодх – тоже, в общем, неглупый человек, хотя и не такой великий, конечно, как Шопенгауэр. И снова ничего не произошло. Слова, образно говоря, влетели в одно ухо и вылетели из другого. Снова всплеск неприятного тумана. И после этого ты уже окончательно перешел к чтению моего текста.

    А я предлагаю снова вернуться к этой мысли великого мыслителя, которой он начал свой знаменитый курс лекций 1820 года под общим названием «Основы общей философии». Что обозначает слово «истинный»? А «сущность»? А словосочетание «сущность мира»?? А «истинная сущность мира»??? Хрен поймешь. Но ведь это заголовок, и странно было бы подумать, что ты сразу все поймешь, не прослушав лекций. Если лекции озаглавлены «основы квантовой механики», это тоже мало что тебе объяснит – чтобы понять заголовок, необходимо прослушать лекции, где шаг за шагом тебе подробно объяснят и значение слов и смысл их сочетаний.

    Любопытно, что многие люди вполне уверенно скажут, что они понимают смысл этой фразы – не совсем точно, конечно, ну – приблизительно. И тогда с ними можно сыграть небольшую шутку – предложи им разъяснить эту фразу в письменном виде. Пусть они своими словами объяснят – что такое «истинная сущность мира». Хотя бы несколько предложений. А затем положи эти листочки рядом и сравни текст. И ты увидишь, что каждый написал что-то свое, заметно отличающееся от других разъяснений, но это еще само по себе не удивительно – если несколько людей своими словами, популярно разъяснят закон сохранения энергии, они, вероятно, выберут разные примеры, разные образы, разный ход мысли, который будет более или менее ясен и последователен. Но у тех, кто понимает эту философскую фразу, будет наблюдаться кое-что еще. Некоторые напишут такие пояснения, которые будут не менее непонятны, чем исходная «мысль» – еще один набор бессмысленных слов. Но другие опишут смысл этой фразы в более или менее понятных словах, использовав ясные образы. И вот тогда ты увидишь – чем более ясен смысл написанного, тем сильнее он отличается от других разъяснений. А из этого следует простой вывод: они только думают, что понимают, а на самом деле не понимают, или, по меньшей мере, понимает кто-то один из них, а остальные – нет (но они никогда в жизни не придут к согласию – кто же из них дал правильное толкование).

    Ну хорошо, заголовок звучит красиво и Шопенгауэр – великий философ, и вполне может возникнуть желание почитать его лекции, чтобы начать понимать все эти необычные вещи. Но вряд ли ты найдешь там что-то, что прольет свет на твою темную душу. Ты найдешь там лишь такие «разъяснения», которые легкий неприятный туман превратят в плотное облако всепоглощающего отупения, в котором ты и будешь сидеть, как оплеванный. И в самом деле – что могут разъяснить фразы вроде «… он весьма ясно отличает внутреннюю сущность мира (мировую душу) от ее проявления, которое он называет ее тенью и отображением; он говорит, что множественность в вещах происходит не от внутренней сущности мира, а только от ее проявления, что эта внутренняя сущность целиком содержится в каждой вещи природы, ибо она неделима; наконец, что во внутренней сущности мира возможность и действительность — одно и то же.»

    И вот сидишь ты, и думаешь – «какой же умный этот Шопенгауэр», и еще «рано мне читать его – надо почитать кого-то другого». И ты берешь другую книгу по философии, и она производит на тебя еще более гнетущее впечатление. И тогда ты думаешь так: «нет, философия – это очень сложная наука, наверное – такая же сложная, как квантовая физика, и чтобы ее понять, надо пойти в университет». Если твои руки доберутся до учебника по философии, то никакого удовлетворения тебе это не принесет, и приведет, возможно, к мысли о том, что ты попросту не создан для философии, и заниматься философией могут только способные к этому люди, исключительно сообразительные, которым доступно понимание такого, например, шедевра: «внутренняя сущность недоступна для временного конца какого бы то ни было временного явления и постоянно удерживает за собою такое бытие, к которому неприменимы понятия начала, конца и продолжения».

    Но все это – полная чушь. И фраза, приведенная в эпиграфе – чушь, и твои предположения о твоей какой-то неспособности к познанию философии – тоже чушь, и мысли об особом уме философов – полная чушь, и сама эта философия – полная, полнейшая, абсолютная и бескрайняя чушь.

    Хочу привести цитату из Фейнмана, который описал свою попытку познакомиться с еще одной гуманитарной наукой – социологией.

     

    «На конференции был один социолог, который написал работу, чтобы ее прочитали все мы – он написал ее предварительно. Я начал читать эту дьявольщину, и мои глаза просто полезли из орбит: я ни черта не мог в ней понять! Я подумал, что причина в том, что я не прочел ни одной книги из предложенного списка. Меня не отпускало это неприятное ощущение “своей неадекватности” до тех пор, пока я, наконец, не сказал себе: “Я остановлюсь и прочитаю одно предложение медленно, чтобы понять, что, черт возьми, оно значит”.

    Итак, я остановился – наугад – и прочитал следующее предложение очень внимательно. Я сейчас не помню его точно, но это было что то вроде: “Индивидуальный член социального общества часто получает информацию через визуальные, символические каналы”. Я долго с ним мучился, но все таки перевел. Знаете, что это означает? “Люди читают”.

    Затем я перешел к следующему предложению и понял, что его я тоже могу перевести. Потом же это превратилось в пустое занятие: “Иногда люди читают; иногда люди слушают радио”, – и т.д. Но все это было написано так замысловато, что сначала я даже не понял, но, когда, наконец, расшифровал, оказалось, что это полная бессмыслица.

    На этой встрече произошло всего одно событие, которое доставило мне удовольствие, или, по крайней мере, позабавило. Каждое слово, которое произносил каждый выступающий на пленарном заседании, было настолько важным, что был нанят стенографист, который печатал всю это чертовщину. День, наверное, на второй, стенографист подошел ко мне и спросил: “Чем Вы занимаетесь? Вы, конечно же, не профессор”.

    – Я как раз профессор.

    – Чего?

    – Физики – науки.

    – О! Так вот в чем, должно быть, причина, – сказал он.

    – Причина чего?

    Он сказал: “Видите ли, я – стенографист и печатаю все, о чем здесь говорят. Когда говорят все остальные, я печатаю все, что они говорят, не понимая ни слова. Но каждый раз, когда встаете Вы, чтобы задать вопрос или что то сказать, я понимаю все, что Вы имеете в виду – в чем суть вопроса или что Вы говорите – поэтому я и подумал, что Вы просто не можете быть профессором!”»

     

    Тот стенографист скорее всего считал этих «гуманитариев» очень умными людьми – а как же – ведь все они имеют звание «профессоров», они имеют соответствующие регалии, все люди признают их очень умными, издательства печатают их книжки, и студенты платят деньги, чтобы учиться у них. Как короли и генералы увешиваются всевозможными внешними признаками отличий, чтобы все поняли – какие они важные и умные персоны, так и «ученые»-философы, психологи и прочие эзотерики увешиваются конференциями, званиями, дипломами и прочей херней, чтобы каждый понял – они ну очень умные.

    Удивительно, что вся эта ерунда существует сейчас – в двадцать первом веке!!! Удивительно, что уже сто лет как физика прочно занимает место «королевы наук». Каждый чертов кардинал, каждый чертов профессор философии пользуются телевизором, мобильным телефоном, компьютером и беспроводным интернетом. Более того – уже почти каждая домохозяйка умеет пользоваться всем тем же самым. И это ровным счетом ничего не меняет в суевериях. Люди по прежнему избегают числа 13, если они европейцы, или – цифры 4, если они китайцы. И они по прежнему верят в бога, черных кошек и в философию. Китайцы настолько фанатично боятся цифры «4», что во многих отелях тех стран, где много китайских туристов, попросту нет четвертого и четырнадцатого этажей! Вместо этого там есть этажи «3а» и «13а».

    С чем связано такое положение дел? Наверное, объяснений тому много, но с другой стороны – что удивляться вере людей в философию, если до сих пор миллиарды их верят в бога! И все же бог заведомо оторван от науки. В современных университетах ты уже не встретишь кафедры теологии, но философия упорно продолжает считаться наукой! Вот что удивительно. Каждый школьник получает примитивные представления о науках еще с раннего детства. Выйдя из школы, он уже напичкан разной ерундой из физики, химии, генетики и прочих наук. Как же так получается, что после этого все эти люди верят в то, что философия – это наука??

    (Оказалось, что я ошибся – до сих пор огромное количество кафедр теологии в Европе и везде по миру, и всё же только полные идиоты могут счесть теологию наукой, в то время как философия считается наукой практически повсеместно).

    Я думаю, что одно из главных объяснений такого положения дел заключается как раз в том, что ни в школах, ни в институтах, ни на кафедрах разных наук, на самом деле НИКАКИМ НАУКАМ НЕ УЧАТ. Люди зубрят, бессмысленно повторяют, но ни черта не понимают. Поэтому-то они и не способны отличить науку от бреда, ведь по сути говоря, они не понимают ни того, ни другого! Они все запоминают, но ничего не понимают. И когда они встречают полный бред в сочинениях «гуманитариев», то относятся к этому терпимо и даже с уважением, мол вот какая трудная наука – ничего непонятно. Миллиарды людей, закончивших школу и никогда более не возвращавшихся к наукам, обнаруживают у себя в голове страшную пустоту по всем, что касается наук. Я опрашивал множество людей в возрасте от 20 до 35 лет на самые элементарные темы – фактически, все они принадлежат другому времени, они живут во времена динозавров. Они путают солнечную систему и галактику, они не знают – что такое ген и рибосома, они не понимают – почему солнце светит, что такое валентная связь, почему кровь красная и как превратить ртуть в золото. Они не знают СОВЕРШЕННО НИЧЕГО. Полный, абсолютный вакуум. В лучшем случае у них в головах есть та или иная заученная фраза, но «лучший» ли это случай? Ведь это лишь обманывает их. Они думают, что они что-то «знают».

    Как можно терпеть такое?? Смотри предыдущий параграф. Талантливые люди во многом несут ответственность за такое положение дел. Именно они самоустранились от административных функций, передав управление миром в руки мудаков. И если кому-то из талантливых ученых предложить пост в министерстве образования – они откажутся, в том числе из высокомерия, безразличия, наивности, мании величия.

    Фейнман так описывает процесс обучения:

    «Некий ученый занимается греческим языком и любит его. И вот он приезжает в другую страну и с радостью видит, что все учат греческий, даже самые маленькие дети в начальных школах. Он приходит на выпускной экзамен и спрашивает студента, будущего специалиста по греческому языку:

    – Как Сократ понимал взаимоотношение Истины и Красоты? – Студент не может ответить. Тогда ученый спрашивает: “Что Сократ сказал Платону в Третьей беседе?” Студент сияет и начинает: “Тр р р…” – и на прекрасном греческом языке повторяет слово в слово все, что сказал Сократ.

    Но в Третьей беседе Сократ как раз и говорил о взаимоотношении Истины и Красоты.

    Наш ученый обнаружил, что в этой стране греческий язык учат так: сначала учатся произносить звуки, потом слова, а потом предложения и целые абзацы. Студенты могли повторять наизусть, слово за словом, что сказал Сократ, не отдавая себе отчета в том, что все эти слова действительно что-то значат. Для них все это только звуки. Никто никогда не переводил их на понятный студентам язык.»

    Фейнман писал это пол века назад. С тех пор ничего не изменилось и, видимо, никогда не изменится.

    Я хотел бы задать вопрос какому-нибудь университетскому химику, физику, генетику, биологу, математику – как они мирятся с тем, что под крышей их же учебного заведения существует такая позорная химера, как «кафедра философии»? Почему они, по меньшей мере, не сообщают вежливо и открыто своим студентам своей личной точки зрения на то – что такое эта «философия»? Или они одобряют эту заразу, приводящей к опухоли здравого смысла? Или они попросту продают свою искренность и честность в обмен на хорошее отношение к ним со стороны философов и прочих мудаков? Нет, я не против проституции, наоборот. Проституция – это прекрасно. Человек продает услуги по сексуальному использованию своего тела за устраивающую его цену, да еще в ряде случаев и получает удовольствие от своей работы (чего не скажешь о многих других). Но если ты проститутка – скажи об этом тем, кто рассчитывает на твою непорочность и платит тебе деньги за то, что ты – невинная девица. Студенты платят свои деньги, тратят свое время, покупая услуги профессоров. Я думаю, им было бы немаловажно знать, что их профессор – проститутка, который пренебрегает и честностью обычного человека, и научной честностью, которая требует от ученого твердо отделять науку от религии и прочего поноса.

    А ты хочешь задать такой вопрос кому-нибудь, или ограничишься чтением моей книжки и молчаливым одобрением моих мыслей?

    То, что я пишу, выглядит несколько абстрактным, оторванным от жизни. Ну физика, ну философия… так ли уж все это важно? В конце концов, физики как-нибудь сами разберутся со своими экспериментами, а философы – ну нравится людям нести всякую чушь, ну и бог с ним. Так-то оно так, конечно. На первый взгляд. А на второй – уже не совсем так. А на третий – уже совсем не так. Я не хочу здесь рассказывать банальности о важности науки для развития конкурентоспособности государства, как это сказывается на образе жизни населяющих его граждан – в конце концов, все равно все разворуют или вгрохают в какую-нибудь глупую затею, пока у власти – мудаки. Но подумай вот о чем. Когда у тебя что-нибудь болит, ты ведь немедленно бежишь к врачу, не так ли? А как ты думаешь – эти врачи учились в каких-то других школах? Принципы образования в медицинских институтах чем-то отличаются от других учебных заведений? Увы – нет. Так что из этого моего параграфа ты можешь сделать по крайней мере один полезный вывод – НИКОГДА НЕ ДОВЕРЯЙ ВРАЧАМ, так как они такие же бестолковые зубрилы, как и все остальные. Они совершенно так же лишены здравого смысла, как твоя бабушка. И это ужасно, конечно, но не безнадежно. Врачей заставляют зубрить? Прекрасно. Они ничего не понимают в болезнях? Не страшно. Не страшно, ведь у тебя есть твой собственный интеллект. Ты платишь врачу деньги, не так ли? Посетив врача, сообщи ему сразу, с порога, что если ты обратился к его услугам и платишь за это деньги, то намерен получать ИМЕННО ТЕ услуги, за которые платишь, и если его такой пациент не устраивает – ты пойдешь к другому врачу, и в итоге ты будешь платить тому, кто предоставит тебе то, что ты требуешь. А что же тебе целесообразно потребовать? Информацию. Твой врач ОБЯЗАН объяснить тебе – почему он ставит такой-то диагноз, и почему он выбирает такое-то лечение. И не стесняйся спрашивать «почему» каждый раз, когда тебе что-то не ясно. И когда ты получишь от врача достаточно много информации и те или иные рекомендации, возьми паузу – посиди и почитай в интернете все, что ты найдешь по данной теме. Применяй СВОЙ здравый смысл, так как у врачей он, представь себе, отсутствует. И понять это очень просто, если только не относиться к врачам как к небожителям, до которых никак нельзя добраться, а можно только взывать к ним в своих молитвах. (Смешно, но к врачам отношение зачастую именно такое – в них «верят», на них «уповают»). До врачей очень легко добраться. Посмотри вокруг – среди твоих знакомых или знакомых твоих знакомых наверняка найдется какой-нибудь врач. Напросись в гости или встреться с ним под каким угодно предлогом, и позадавай ему самые простые вопросы – те, которые ты нашел в моих книгах, например. И ты увидишь точно такую же беспомощность, тупость, догматизм, неспособность и нежелание размышлять, отвращение к ясности и к самому процессу мышления, какую ты мог раньше обнаружить в своей бабушке.

    Зачастую целесообразно заранее почитать и узнать побольше, прежде чем идти к врачу – тогда твои вопросы будут более осмыслены, а его ответы – более понятны. И конечно – никогда нельзя ограничиваться одним врачом – сходи ко второму и третьему, если ситуация серьезна. Выслушай все, что они тебе советуют, попробуй понять их точку зрения, после чего САМ выбери тот метод лечения, который тебе самому кажется более обоснованным. Это уже не абстракция – речь идет о твоем здоровье. Тут твоя тупость, легковерие и склонность уступать давлению авторитетов может привести к фатальному исходу – можно испортить себе всю жизнь! А уж эти врачи изо всех сил постараются произвести на тебя впечатление, они прикидываются такими важными и знающими, когда одевают свои белые халаты – прямо как генералы, напяливающие на себя форму с разными сверкающими побрякушками, или как священники, облачающиеся в сверкающие или, наоборот, нарочито аскетичные одежды, чтобы пустить пыль в глаза. Не правда ли – очень примитивный способ произвести впечатление? Но он отлично работает!

    Я пишу это, сидя в ресторанчике гестхауза в Намче – крупного по местным меркам поселка в районе Эвереста. Здесь иногда включают телевизор, и сейчас он как раз включен. Обычно я его не замечаю, так как привык отсекать посторонний шум, которого здесь больше, чем хотелось бы, особенно по утрам и вечерам. Но сейчас я случайно на него взглянул и увидел такую картину – идет показ европейских новостей. В кадре – самодовольный на 10 человек, крупный мужчина, что-то вещает с видом пророка, снизошедшего до смердов, а окружающие слушают его так, словно та чушь, которую он несет (ее даже невозможно тут передать), имеет огромное значение. Этот человек одет в серый пиджак и красный галстук. Людей в галстуках я не видел давно, поэтому мне удалось взглянуть на это свежим взглядом. Это ОЧЕНЬ уродливо! Это очень неестественно и дико. Мужчина закончил свою речь и пошел к машине, соответственно камера, следя за ним, захватила в кадр других присутствующих людей. Очевидно, все они тоже очень важные, так как их одежды совершенно невменяемые! Завершающий штрих – когда этот мужик-здоровяк (на нем пахать надо!) подошел к машине, прислуживающий подхалим открыл ему дверь. Он такой важный, что сам не открывает дверь машины! Неужели и в туалете он сам не подтирает свою задницу?

    Это поразительно, насколько просто произвести впечатление на, казалось бы, взрослого и разумного человека. Не хочется, наверное, признавать, что современные люди недалеко ушли от дикарей из племени мумбо-юмбо, но это так. У современных дикарей в руках есть мобильник и компьютер на рабочем столе, но в остальном мало что изменилось.

    И почти каждый врач крайне негативно отнесется к твоим расспросам и уточнениям, вплоть до грубого и агрессивного психического давления. Уступив этому давлению, ты поставишь под угрозу свою жизнь. Для того, чтобы тренироваться в противостоянии такому опасному давлению, целесообразно почитать другую мою книгу – «Селекцию привлекательных состояний».