Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Ее величество Лень

Main page / Неизбежность озаренного мира / Ее величество Лень

Лень до Киева доведет!

Содержание

    Стало распространенным штампом полагать, что ленивый человек – это «фигура, лица не имеющая». То есть нечто заведомо плохое, безликое, негативное, подлежащее искоренению, исправлению, наказанию. Если человек признает себя ленивым, то всегда (!) испытывает по этому поводу чувство стыда. Мне постоянно приходится бороться с этим глупейшим штампом в среде тех, кто интересуется селекцией восприятий.

    Откуда вообще пошла эта глупость? Я думаю, что отчасти откуда-то из тоталитарных времен, из пропаганды, запрещающей свободное времяпрепровождение в спокойствии и довольстве. И в России, и в Европе тоталитаризма было вдоволь, но если культ «общества потребления» на Западе существует уже под сто лет, то у нас этим еще и не пахнет – в моду постоянно возвращаются лозунги, которые, меняя свою суть, не меняют главного – негативного отношения к довольству, к состоянию лени как к чему-то аморальному, неподобающему человеку. Единственное исключение, которое я могу вспомнить, это образ Горбовского у Стругацких, который первым делом, приходя куда-либо, заваливался на диван и лежал там, буквально ничего не делая и дремля. Интересно, что Стругацким удалось, несмотря на такую вопиюще анти-советскую и анти-социальную привычку Горбовского, сделать из него весьма привлекательный и положительный персонаж. Может быть, так проявлялись протестные тенденции советских граждан, до смерти задолбанных развитым социализмом? Ведь еще при Андропове – то есть совсем недавно, действовал закон о «тунеядцах». Людей средь бела дня отлавливали в кинотеатрах и на улице и допрашивали на предмет того – по какому праву они тут гуляют и не работают? И если не было соответствующей справки, тебя могли привлечь к ответственности как тунеядца. Словарь определяет термин «тунеядец» следующим образом — «тот, кто живет на чужой счёт, чужим трудом». Вот так. Гуляешь, ничего не делаешь – значит живешь за чужой счет, то есть, вообще говоря, вор, мошенник, преступник. На английский язык это слово переводится как bloodsucker (паразит, вымогатель), vagabond (бродяга, мерзавец). Это отношение к ничегонеделанию въелось в плоть, впиталось в кровь и живет глубоко в наших мозгах несмотря на то, что те времена уже прошли. Ошибочно было бы полагать, что стереотипы проходят вместе с изменением законодательства или общественного уклада. Ничего подобного. Дети впитывают от родителей, от бабушек и дедушек, милостиво делящимися с ними своей «мудростью». Такое отношение к ничегонеделанию характерно не только для русских – это всемирное «достояние», ведь по всему миру родители хотят насиловать своих детей, делая из них роботов.

    Ну если лень не подобает развитой личности, то что же тогда ей подобает? Деятельность. Какая угодно. Человек должен постоянно быть чем-то занят. Или строительством коммунизма, или строительством капитализма, или уходом за родственниками, или еще чем-то – в разное время в одежды «благородной цели» рядились самые разные доктрины, и во все времена желание «ничего не делать» презрительно подвергалось остракизму. Хотя нет, можно вспомнить русские народные сказки, в которых Иван-дурак, сидящий на печи, неизменно оказывался хитрее и умнее деятельных умников. Еще можно вспомнить поговорку, согласно которой хуже дурака может быть только дурак с инициативой. Так что «вечная ценность» в виде чрезмерной активности, видимо, иногда подвергалась сомнениям. Известна история, когда великий новозеландский физик Эрнест Резерфорд как-то спросил своего аспиранта – что он делает утром. «Работаю», ответил тот. «Ну а днем»? «Работаю». «Хорошо, ну а вечером?» «Работаю!». Господи, — изумился Резерфорд, – но когда же ты, в таком случае, думаешь?? Этот аспирант не прижился у Резерфорда и исчез в пыли истории.

    Но Резерфорд был человеком дела – ему нужны были конкретные результаты. А что нужно родителям, которые прилагают все усилия к тому, чтобы их дети никогда и ни при каких обстоятельствах не сидели без дела? Им нужно подавление. Сознавая эту цель или бессознательно, родители совершенно верно выбирают пытку, которая превращает детей в бессловесную скотину с подавленной индивидуальностью, лишая их возможности просто проводить время ничего не делая. Ничего не делающий ребенок вызывает у современного родителя просто-таки всплеск агрессии! Это так же верно работающий механизм, как слюноотделительный рефлекс.

    Я постоянно сталкиваюсь с высказываниями новичков и беженцев, в которых утверждается, что «надо порождать ОзВ», или «надо накапливать фрагменты» и т.д. Мне приходится каждый раз разъяснять, что только радостное желание может привести тебя к интересному результату, к развитию, а всякие «надо» просто превратят твою жизнь в тюрьму, созданную твоими же руками.

    «Но что делать, если мне лень что-либо делать»?

    А вот ничего и не делай. Совет, которому страшно последовать. Каждый напуган страшилками о деградации и вреде лени. Вся литература, вся так называемая «психология» и «педагогика» (наука, изучающая методы  качественного изнасилования детей и превращения их в роботов») культивирует эту паранойю.

    И все же мой совет остается тем же – если ничего не хочется делать – не делай ничего до тех пор, пока не возникнет предвкушение что-нибудь сделать. И только тогда сделай. И если предвкушение исчезнет через минуту – остановись и снова прекрати что-либо делать. В этот момент, конечно, всплывут новые догмы о том, что «начатое дело надо закончить» и т.д. Кому «надо» — тот пусть и заканчивает, а если ты хочешь получать удовольствие от жизни, хочешь, чтобы усиливалась насыщенность, то бросай дела тогда, когда больше нет радостного желания их делать. Конечно, в таком случае тебе предстоит длительный период, когда ты ничего не сможешь ни создать, ни выучить, ни построить. Так и будет. Но это очень важный период в развитии личности человека – начинать и бросать. Именно в процессе начинаний и бросаний человек сталкивается не с фантазиями о той или иной деятельности, а с ней самой. Он испытывает на себе – насколько ему это сейчас нравится или нет. И даже уже в этот период – бесплодный, казалось бы, по определению, плоды на самом деле активно собираются в виде увеличенной насыщенности жизни. И вскоре тебя ждет жизнь, наполненная радостными желаниями, творчеством, созидательной активностью, чего НИКОГДА не будет у того, кто «гуляет смело лишь тогда, когда закончил дело». Здравый смысл поможет тебе сохранять минимальную активность там, где от нее зависит твое благополучие или здоровье.

    Довольство – вот знамя, под которым необходимо жить человеку, если он вообще стремится к счастью. Еще в 1776 году было записано и прогремело на весь мир: «…все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью». Что касается того, что люди «созданы Творцом», это, положим, чушь, но в восемнадцатом веке – чушь простительная. В двадцать первом веке – после того, как Докинз написал свои книги – это уже чушь непростительная. То, что люди созданы «равными», это тоже чушь, конечно. Сходи в детский сад, посмотри на детей в возрасте 2-3 лет. Они еще совсем маленькие, у них личность еще только начала складываться, и тем не менее только слепой не заметит – какие они разные. Они ОЧЕНЬ разные! А уж годам к пяти… и говорить не о чем. К сожалению, наша цивилизация сделала зигзаг очень неприятного свойства, повлекший за собой очень тяжелые последствия для Европы. Я имею в виду то, что очевидная для всех существенная разница не только между людьми, но и между целыми народами, была использована в качестве почвы, на которой взращивалась ксенофобия и ненависть. Когда Гитлер, воспользовавшись наличием ЗАМЕТНОЙ ДЛЯ ВСЕХ существенной разницы между еврейским народом и остальными (разницы, явно не говорящей в пользу первых, давайте признаем это), поставил антисемитизм на государственные рельсы, это повлекло за собой психопатическое отрицание такой разницы вообще между разными народами, так что когда началась сверхактивная миграция мусульман в Европу из таких стран, как Марокко, Пакистан, Турция и т.д., то европейцы, обалдевшие от патологического страха возрождения нацистской идеологии, подавляли на корню всякое здравое суждение, всякий легко наблюдаемый факт о том – какая огромная пропасть лежит между европейскими народами и мусульманскими иммигрантами. К этой паранойе легко прилипла еще одна – паранойя антисемитизма. Любое негативное высказывание о евреях тут же награждается кликухой «антисемитизм», а вместе с монополизацией евреями мифа о Холокосте, ситуация стала совсем плачевной. Нет, ну конечно, с государственной трибуны можно вещать что угодно – можно как зомби твердить о мультикультурности и холокосте, можно предавать остракизму и даже сажать в тюрьму инакомыслящих, утаскивая свою страну в дремучее прошлое – это все можно, но нельзя всерьез рассчитывать, что таким примитивным образом можно промыть мозги нациям, которые уже сотни лет живут в атмосфере свободы мысли и слова. Итог закономерен (смотри, например, отчаянное заявление Ангелы Меркель о полном провале политики мультикультурности), а последствия Европа еще только начнет пожинать…

     

    Стремление к счастью своим первым этапом имеет стремление к довольству. И я советую тебе стать довольным прямо сейчас. Для множества людей это, как ни покажется удивительным, легко и доступно. Например, многие люди работают только потому, что им скучно не работать, или потому, что у них есть догмы, заставляющие их работать – но не по необходимости. Я знаю множество примеров, когда средней или даже мелкой величины предприниматель имеет, в общем, возможность отойти от активного бизнеса, и иметь массу свободного времени. Но нет – страшная болезнь «расширения» повально владеет умами бизнесменов. Если у кого-то в бизнесе все хорошо – есть достаточный доход, который позволяет три-четыре месяца в году путешествовать, не задумываться особенно о деньгах, то будь уверен – в ближайшем времени в его мозг проникнет ужасный вирус «расширения» — скорее расшириться, еще расшириться, скорее и больше. Восемьдесят процентов вполне нормально работающих фирм разоряются в процессе расширения! Но это никого не останавливает, и не только из-за алчности и догмы о необходимости расширения, а еще и из-за страха свободы. Человек боится свободы как огня! И бежит от нее как можно дальше.

    Я не советую тебе стать человеком, про которого впоследствии напишут, как написали про Айка: «в годы войны, во время службы в Вашингтоне в должности начальника штаба, и в Нью-Йорке в качестве президента Колумбийского университета, и в Париже в штабе верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами Североатлантического союза в Европе, и в течение всех восьми лет на посту Президента США Эйзенхауэр строил планы, чем будет заниматься после выхода в отставку». Стоит ли говорить, что выйдя в отставку он занимался почти тем же самым, после чего скоропостижно умер. И что, вот это и есть жизнь? Средства давно подменили собою цель. Бизнес – это средство достижения довольства, комфорта! А у людей все наоборот – комфорт и довольство приносится в жертву всепожирающему бизнесу с его параноидальной страстью к расширению.

     

    Лень – великий помощник. Лень – поистине наш спаситель. Если ты настолько богобоязнен, что непременно хочешь возносить молитвы какому-нибудь Спасителю – молись Лени, так как в отличие от идиотских фантазий о зачатии без спермы, она реально спасает тебя каждый день. Это и есть истинный ангел-хранитель. Действие лени можно уподобить действию лейкоцитов – белых кровяных клеток, которые собираются вокруг какого-нибудь патогенного существа и блокируют его с тем, чтобы затем поглотить и переварить. Как тебе, возможно, известно, этот процесс называется «фагоцитоз», а клетки, его осуществляющие, называются «фагоцитами». Когда борьба патогенных микроорганизмов с лейкоцитами обостряется, если чужеродных тел проникло в организм очень много, то лейкоциты, поглощая их, сильно увеличиваются в своих размерах (ну еще бы – столько сожрать), и в конце концов разрушаются. При этом освобождаются вещества, действие которых и вызывает воспаление, отек, покраснение пораженного участка, повышение температуры. Интересно, что те же самые вещества, которые вызывают воспаление, тем самым подают сигнал другим лейкоцитам, что ситуация тяжелая, нужна помощь, и все новые и новые лейкоциты несутся к театру боевых действий. Уничтожая чужеродные тела и поврежденные клетки, лейкоциты гибнут и сами в больших количествах, и гной, который образуется в тканях при воспалении, и который всеми воспринимается как нечто опасное, плохое — это всего лишь скопление погибших лейкоцитов. Поэтому глупо было бы говорить, что «гной опасен». Гной – свидетельство успешной борьбы.

    Я убедился в этом на собственном примере. Как-то во время дайвинга в Малайзии я поранился и занес себе инфекцию. Стал возникать нарыв, день за днем стремительно разрастающийся в фурункул. На ноге возникла своеобразная «фудзияма», увеличивающаяся в размерах. И это стало меня тревожить, поскольку этот «вулканчик» постоянно увеличивался в размерах, и достиг в диаметре пяти или шести сантиметров! Что-то надо было предпринимать, и я сходил к врачу и стал пить антибиотики. Спустя несколько дней я заметил, что вершина вулканчика стала белёсой – где-то глубоко внутри начал образовываться гной. И я понял, что больше можно об этом не думать, и в самом деле – вскоре гной прорвался, и опухоль довольно быстро исчезла, оставив после себя довольно глубокую – сантиметра два глубиной – дырку в мышцах – тот кратер, в котором шла война бактерий и лейкоцитов. Впрочем, дырка тоже потом заросла.

    Лень – это и есть реакция на заразу. Когда в тебя проникает слишком сильная зараза в виде «псирусов» механических желаний, когда объем твоих обязанностей, надуманных долгов, разных «надо» и «стоит» и «подобает» становится слишком большим, в дело вступают «психические фагоциты». Поскольку слово «фагоцит» происходит от слов «фаго» — пожирать и «цитос» — клетка, то по аналогии «психические фагоциты» можно назвать «фагопсихами» — тем, что пожирает источники психозов. Но звучит как-то не очень…:) Пусть лучше будет «психофаг». Лень – психофаг. Когда тебя заставляют день за днем учить неинтересные уроки, преподаваемые тупыми учителями по еще более тупым учебникам, твоя психика инстинктивно ищет защиты. Когда тебя заставляют кушать вместе со всеми в положенное время, навещать омерзительно пахнущую и выжившую из ума бабушку и делать еще сотни (!) разных неинтересных и отвратительно неприятных дел, твоя психика, чтобы не разрушиться и не умереть, вызывает спасителей – психофагов, из которых лень – первейший.

    Легко доказать, что лень – не омрачение, не болезнь, не что-то плохое, а именно защитная реакция психики на постоянное и вышедшее за всякие границы насилие. Возьмем ребенка, который сидит за столом и ему страшно лениво делать уроки. Лицо у него измученное, уставшее, он похож на больного. Но скажи ему, что его папа и мама уехали в отпуск, школа к чертям сгорела, и он целый месяц может делать вообще все, что ему угодно – играть в «сим-сити», дрочить, смотря порно в интернете, гулять хоть всю ночь напролет и т.д. – и ты увидишь, как якобы больной ребенок мгновенно (!!) стал активным, здоровым и довольным и переполненным энергией. С людьми, которые в самом деле болеют, такого не происходит. Если же ребенок уже ни на что не реагирует энтузиазмом… ну что ж, значит он при смерти, и вскоре из него получится нормальный «взрослый» человек, то есть живой труп.

    Интересно, что слово «лень» определяется толковым словарем как «отсутствие желания работать или делать что-либо; нелюбовь к труду, склонность к безделью». Здесь смешаны две совершенно разных вещи. Нежелание делать что-либо ленью вообще никаким образом не является. Дурацкое определение, согласно которому, если я сейчас не хочу бегать, то значит я испытываю лень. Возьмем вторую часть определения – нелюбовь к труду! Вот это уже ближе к делу. Когда люди живут в условиях диктатуры (а это, например, все дети), и когда их диктаторы (родители) требуют от них выполнения разных действий, которые неинтересны, не нужны и даже отвратительны детям, и когда дети выражают нежелание делать эту хрень, это называют «нелюбовью к труду». Замечательно! Если ребенок не хочет учить историю в школе – значит проблема не в тупом учителе и не в тупом учебнике и не в тупой системе образования, проблема, якобы, в том, что ребенок ленивый и не любит труд! Предоставь ребенка самому себе, пусть он играет в футбол или в машинки или смотрит порно, и ты увидишь – твой ребенок ЛЮБИТ труд, но только такой труд, который ему самому интересен.

    Культивирование лени – важнейший процесс саморазвития, самосовершенствования, движения к счастью. «Ленись при первой возможности!!» — этот лозунг я бы повесил на каждой стене каждого дома, и мир стал бы счастливей. Ведь что этот призыв означает? Это значит, что как только ты замечаешь в себе позыв к лени, немедленно отдайся ей, начни лениться и прекрати делать то, что ты делаешь, поскольку либо ты делаешь не совсем то, что хочешь, или ты делаешь то, что совсем не хочешь, или ты во власти догматических цепей типа «нельзя бросать на полпути», и т.д. Как только есть позыв к лени – немедленно бросай все и отдавайся лени, не трави себя. И как только ты начнешь лениться, так постепенно начнут проявляться интересы, другие желания, и лень пройдет сама собой.

    Наверное, пока ты все это читаешь, у тебя возникает недоумение или даже возмущение – ну как это возможно, бросать начатое дело, если тебе лень его делать! Ведь это попросту невозможно!

    Нет, это возможно. А если ты считаешь, что это невозможно – выпиши эту ситуацию и разбери ее потом – почему она вообще возникает в твоей жизни, не пора ли что-то изменить.

    Допустим, ты утром идешь в школу. И страшно лениво собираться и идти. А не идти – нельзя, так как родители устроят тебе… а что, собственно, они тебе устроят? Сходи в школу на этот раз, чтобы не создавать ситуации с непредсказуемыми последствиями, а заодно думай – а что, собственно, тебе сделают?? Ты, наверное, будешь удивлен, но задавая этот вопрос своим родителям, учителям, милиционеру и просто взрослым людям, ты поймешь, что сделать-то они ничего и не могут, кроме как орать и грозиться. Еду тебе как давали, так и будут давать. Закроют дома и не выпустят гулять? Ну, вообще говоря это противозаконно, и так можно и на уголовный срок нарваться. Если тебе объявляют войну без правил и попросту заключают в домашнюю тюрьму или бьют – что ж, и у тебя есть ОГРОМНОЕ количество ответить военными действиями, было бы желание и упорство. Обычно родители даже думать не хотят – просто ходи в школу и все тут. Но если ты не манная каша, и если ты хочешь жить счастливо, ты можешь без особого труда добиться того, что вы вместе сядете и будете искать выход. И этот выход, разумеется, есть – например, это домашнее обучение, экстернат. Да, от тебя это потребует усилий, но тут уж твой выбор – выбрать быть как и все – селедкой в бочке, или стать самостоятельным человеком, сдать эти дурацкие экзамены и заниматься чем угодно. Есть выбор – вот что я хочу сказать.

    А если ты взрослый человек, и тебе НАДО ходить на работу? ОК, но та ли это работа, которая тебе подходит лучше других? Что ты сделал для того, чтобы сменить свою работу на более удобную? Я много расспрашивал тех, кто жалуется на скучную работу. И в 99% случаях люди НИЧЕГО не делают, чтобы найти что-то другое – с большей зарплатой, более интересную, более свободную, а то и вовсе стать частным предпринимателем. Выбор всегда есть.

    Кроме того, почему вообще речь сразу заходит о работе? Я могу, в общем, согласиться – да, в самом деле это такой элемент несвободы, который нелегко поддается регуляции. Ну допустим, что ты не очень умный, не очень сообразительный – средний, в общем, человек. И тебе сложно выйти из колеи и искать какую-то другую работу. Хорошо, пусть (хотя это чушь полная). Но ведь проблема-то НЕ в работе! Проблема твоя в другом – в тех сотнях (!!) действий, которые ты делаешь ВНЕ работы, и делать которые, вообще говоря, не обязан. Начни с этого. Перестань делать то, что можешь перестать делать – то, что делаешь в силу тупых концепций.

    Некий человек написал мне как-то, что его очень мучает необходимость по два-три раза в день звонить своей престарелой матери. Я спрашиваю – а в чем, собственно, заключается эта необходимость? В ответ – разный бред типа «она меня родила, я должен, она старая, она вся больная, она сейчас уже плохо соображает» и так далее. Я ему возражаю: твоя мать дожила до 65 лет, и она прожила свою жизнь так, что сейчас представляет из себя гниющую телом и душой развалину. Чем тебе это симпатично? Ты сам говоришь, что общение с ней – мучительно, так на кой черт общаться? Ты помогаешь ей деньгами, а зачем? Это симпатичный тебе человек? Нет. Так зачем? Почему ты не пойдешь в детский дом, не возьмешь там симпатичного живого ребенка, не начнешь тратить свои деньги на него – на то, чтобы он сумел реализовать свои интересы? Почему ты тратишь свое время и свои деньги на этих живых мертвецов?

    В ответ, само собой, упреки в моей бесчеловечности, в том, что мать не имела выбора и т.д. Ну хорошо, насчет выбора – чушь, конечно, но пусть так. Сейчас ей 65 лет, да пусть хоть 85, СЕЙЧАС то у нее есть выбор! Прямо сейчас ты можешь подойти к ней и рассказать о том, что можно культивировать озаренные восприятия, устранять негативные эмоции и догмы. Так сделай это! Дай ей шанс изменить свою жизнь.

    В ответ – нервический смешок и прекращение переписки. Этот человек прекрасно понимает даже без опытов – КАК отреагирует его мать на его советы. С ненавистью, ором, тупостями и прочей херней. Его мать – человек, который прямо сейчас выражает ненависть или, в лучшем случае, полнейшее безразличие даже к самим идеям устранения НЭ и культивирования ОзВ. Но согласиться с этим, значит… о, это ведь значит… нет, это не для него. И он забывает о моем существовании. И это его выбор, а ты можешь сделать свой выбор.

    Ричард Фейнман написал о себе: «Так получалось, что я всегда был наивным. Никогда не чувствовал, с кем говорю. Всегда был озабочен только физикой. Если идея казалась липовой, я говорил, что она выглядит липовой. Если она выглядела хорошей, я так и говорил: хорошая. Простое дело. Я всегда так жил. Хорошо и приятно, если вы можете так поступать. Мне повезло в жизни – я мог это делать.»

    Мне тоже «повезло» — я тоже могу так поступать.

    Великий из великих физиков, Нильс Бор, сказал как-то своем сыну, Оге Бору (тоже, кстати, лауреат Нобелевской премии по физике), кое-что важное о Фейнмане, когда тот еще не был признанным физиком: «Запомни фамилию этого маленького парня вот там, сзади. Он единственный, кто не боится меня и честно скажет, когда у меня возникнет безумная мысль. И в следующий раз, когда мы захотим обсуждать новые идеи с этими людьми, которые на все говорят: “Да-да, доктор Бор”, – не стоит иметь дела. Позовем этого парня и поговорим прежде всего с ним».

    Я тоже ожидаю, что человек, с которым я общаюсь, оценит должным образом эту мою способность говорить правду, и для этого не надо быть великим физиком или великим кем-то – достаточно хотеть быть искренним (но похоже, что такие люди встречаются не намного чаще, чем великие физики…). И если я не вижу искреннего отзыва в ответ на мою искренность, я просто прекращаю свое общение с этим человеком, кем бы он ни был.

    Как раз сегодня мне пришлось выразить в очередной раз свою позицию в этом вопросе, ответив на серию неискренних писем одной девушки: «наша переписка подошла к моменту, когда дальше говорить пока что не о чем, но в этом нет никакой трагедии. Я не хочу, чтобы ты что-то делала под давлением, которого не хочешь — не хочу никакого насилия, даже невольного. Ты видишь — я с тобой продолжаю быть откровенным, и прямо говорю — твои письма перестали быть интересными, ты явно захлестнута по самые уши обидой и злостью, и это, в общем, было неизбежно, поскольку мы затронули очень болезненные для тебя темы. Интересно другое — что будет дальше — что ты выберешь. Выбери спокойно, сама — продолжать жить как раньше или меняться. Меняться самой или привлечь для этого меня как консультанта. Но я, будучи таким консультантом, являюсь довольно-таки своенравным человеком — меня не устроят претензии или воинствующая тупость. Меня не устроит, если ты начинаешь видеть во мне агрессора только потому, что я выражаю свое мнение в тех словах, которые считаю наиболее подходящими к ситуации. Я хочу, чтобы ты ясно понимала следующее: если наше общение прекратится, то в моей жизни не изменится ничего — просто мелькнула еще одна тень. Это тоже правда и она тоже может звучать для тебя обидно, но это правда. Отдавай себе в этом отчет, если хочешь еще со мной общаться в будущем — прикладывай больше усилий для того, чтобы препятствовать своей агрессии и обиде, тупости и неискренности. Предлагаю тебе спокойно обдумать то, что мы обсуждали, ну и если ты решишь, что общение со мной для тебя действительно жизненно важно, тогда напиши как-нибудь».

    Мне так нравится, я так живу и так выбираю себе тех, с кем общаюсь.

    Еще раз: твоя проблема не в работе, а в тех сотнях навязанных тебе (в том числе тобою самим) действиях, которые тебя убивают, и которые – даже прочтя эту мою книгу, ты с вероятностью 99% не прекратишь делать, продолжая движение к старости, дряхлости, смерти при жизни.

    Меня искренне изумляет, насколько сложно внедрить этот принцип в жизнь. Только что получил письмо от девочки, с которой только вчера и позавчера обсуждали принцип следования радостным желаниям. Она вчера со всем согласилась, все поняла и удивилась – насколько все выглядит простым и вдохновляющим, а сегодня она задает мне вопрос: «Бодх, мы с тобой в нашей переписке очень быстро вскрыли мои самые болезненные проблемы, и теперь мне нужен твой совет – с чего начать, что делать?» Но я уже опытный человек, и я ждал этого вопроса:) Потому что его всегда задают те кто «поняли» мой подход – как в анекдоте – одному человеку в середине 19 века рассказали подробно о том, как устроен двигатель внутреннего сгорания (видимо, это был двигатель Отто, так как двигатель-прародитель современных бензиновых двигателей был изобретен Даймлером только в 1880-х годах). Этот человек все внимательно выслушивал и кивал головой (кто знает, может быть у него просто был такой же нервный тик, как у Вольфганга Паули?:), а под конец сказал: «мне все понятно, кроме одного – куда лошадь впрягается?»

    Что ж, я ответил этой девочке: «мой совет очень прост – делай сейчас именно то, что прямо сейчас вызывает предвкушение. Как только предвкушение пройдет – перестань делать». Я думаю, она удивилась – она хотела создать новую тюрьму, она ждала совета типа «делай сейчас вот это, а потом это, а потом…», а получила совет «следуй радостным желаниям». Многие люди воспринимают такой мой совет просто как посылание подальше! Объяснения не помогают, как правило. Если ты не помогаешь человеку построить новую тюрьму, и вместо этого показываешь ему путь к свободе, то он парадоксальным образом чувствует себя брошенным и обиженным. Все это – следствие тотального недоверия своим озаренным восприятиям, своему предвкушению, своему удовольствию. Люди живут по принципу «лекарство должно быть горьким, а хорошее лекарство – ну очень горьким».