Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Уникальность каждого человека? Теория струн восприятий

(глава из «Неизбежности озаренного мира»)

Main page / Излечение различающего сознания / Уникальность каждого человека? Теория струн восприятий

Содержание

    Эту главу я написал для книги «Неизбежность озаренного мира», но поскольку она прямо затрагивает вопросы уверенности относительно «я», столь важные для медицины восприятий, то хочу ее продублировать и тут.

    Каждый человек – уникален. Каждый – целая вселенная. Так? Не совсем.

    Говоря о «человеке», мы должны понимать, что каждый человек – это совокупность восприятий. И восприятия эти драматическим образом делятся на две категории – омраченные и озаренные. Смешивать их – значит вносить ужасную путаницу.

    Давай разобьем вопрос об уникальности и о «вселенности» на две части.

    Правда ли, что каждый человек уникален?

    Неправда. И это легко показать.

    Люди выработали язык – удивительное средство описания своих восприятий. Язык этот совершенствовался по мере того, как усложнялась социальная жизнь человека, по мере того, как увеличивались наши знания об окружающем мире, усиливалась наша активность в освоении природы, увеличивалось количество людей, наблюдающих за своими восприятиями и обменивающихся информацией по всем эти вопросам. Наш язык развит достаточно хорошо для того, чтобы мы могли обмениваться информацией настолько точно, что в результате становится возможной совместная деятельность не только в предметной области (хотим вместе построить дом), но и в области обмена опытом в работе с восприятиями. Опыт тех, кто занимается Селекцией привлекательных состояний, доказывает неоспоримо – люди могут эффективно обмениваться информацией. Я могу провести эксперимент со своими восприятиями и рассказать о нем другому экспериментатору. Послушав меня, он может провести эксперимент, который, как он полагает, в точности такой же как тот, что провел я. Идентичность результатов доказывает, что наши описания точные, то есть те слова и фразы, с помощью которых я описываю свои восприятия, оказываются вполне понятными для другого человека.

    Если я начну сейчас описывать проявления скуки, то я опишу те действия, которые я совершаю от скуки, те образы, которые возникают при описании скуки, те восприятия, которые возникают в состоянии скуки и так далее. И – прочтя мое описание, любой человек, потративший некоторое время на самонаблюдение, с уверенностью скажет, что я описываю именно то, что он называет скукой.

    Скука, которую испытываю я – в точности такая же, как та, что испытываешь ты. Разумеется, скука редко проявляется в чистом виде, и ей сопутствуют другие восприятия, но их легко отсечь в процессе обсуждения одного наблюдателя своих восприятий с другим.

    То же самое касается и озаренных восприятий. Если я выбираю описания, резонирующие с предвкушением, то они будут резонировать с предвкушением и у другого человека. Наши описания могут быть немного разными, но оба описания будут приняты обоими людьми как адекватные. Чувство красоты, которое испытываю я, ничем не отличается от чувства красоты, которое испытываешь ты. Отличаются только наборы восприятий, которые сопутствуют этому чувству. Восприятий множество, и они компонуются разными способами в разное время, и всё же все восприятия идентичны.

    Эта идея настолько нова, что тебе, видимо, потребуется время, чтобы как-то принять ее всерьез. Восприятия, которые мы испытываем, ИДЕНТИЧНЫ.

    Лубочная картинка уникальности каждой личности рассыпается в прах.

    Рассмотрение озаренных восприятий ничего не меняет в этом. Они тоже идентичны.

    Ты – не уникален. Ты – это и есть некоторый набор восприятий, взятый из общей совокупности идентичных восприятий.

    Насчет «вселенности», тем не менее, можно сказать следующее: тот человек, который не испытывает озаренных восприятий (а их гигантское, подавляющее большинство), не является никакой вселенной в этом своем состоянии. Он и есть совокупность этих примитивных восприятий. И вплоть до того момента, пока он не станет испытывать озаренные восприятия (если станет, что, конечно, почти ни с кем не происходит, потому что никто и цели перед собой такой не ставит), он остается примитивным механизмом.

    Тот же, кто испытывает озаренные восприятия, немедленно становится этой самой «вселенной» просто в силу того факта, что начинает испытывать особое восприятие «бесконечной глубины», сопутствующее хотя бы в слабой степени любому ОзВ.

    Такое явление полной идентичности множественных объектов уже хорошо известно науке. Один электрон совершенно идентичен другому, как и протон, нейтрино, гиперон, пион и прочие элементарные звери:) Физическая наука рассматривает все элементарные частицы одного класса как совершенно идентичные друг другу, поскольку никогда не было замечено никаких различий между ними. Вся наша техника, построенная в связи с научными взглядами на мир, прекрасно работает, как мы видим, что также подтверждает правильность наших представлений об идентичности элементарных частиц одного и того же класса. Конечно, будущее может привести нас к новым поразительным открытиями и в этой области, но пока что нет оснований предполагать, что между двумя электронами может быть хоть какая-то разница.

    Явление это довольно удивительно, поскольку решительно не согласуется с нашим обыденным жизненным опытом, в котором нет вообще ничего идентичного.

    Современная теория струн для удобного описания мира элементарных частиц вводит модель одномерной колеблющейся замкнутой струны, разные моды колебаний которой соответствуют разным элементарным частицам, но это ничего не меняет в вопросе идентичности – две одинаково колеблющиеся струны совершенно идентичны друг другу.

    Это уникальное свойство элементарных частиц было положено в основание одной совершенно поразительной физической теории, согласно которой все электроны – это всего лишь один электрон, который каким-то образом задействован одновременно в бесчисленных процессах. Можно привести аналогию с зеркалами, в которых мы видим идентичные отражения. Если поместить лампочку перед системой зеркал, то каждое из ее отражений будет, во-первых, идентично другому, и, во-вторых, освещать наш стол совершенно как исходная, реальная лампочка.

    Идентичность восприятий наводит на те же мысли. И мне тоже удобно использовать гипотезу струн, правда в другом виде, нежели в физике.

    Представим себе струну, которая тянется из никуда в ниоткуда (ну на то она и модель, что некоторые ее элементы не определены, так же как в модели Большого Взрыва не определено начальное состояние). Эта струна и есть – отдельное восприятие. На нее нанизаны бусинки. Каждая бусинка – это и есть то, что мы называем «восприятие данного человека». Теперь представим скопление струн-восприятий. Каждый человек, представляя собой набор восприятий, является в этой схеме набором бусинок. Когда в человеке данное восприятие проявлено, бусинка начинает светиться, когда не проявлено – находится в спящем состоянии, будучи готово засветиться в любой момент.

    Человек, однако, это не просто набор несвязанных между собою бусинок – мы это видим из того, что каждый человек в течение своей жизни пробегает довольно жестко определенный набор восприятий, и изменить восприятия крайне сложно. Сложно совершенно пригасить бусинку «агрессия», и еще сложнее вовсе уничтожить ее. Сложно зажечь бусинку «предвкушение», и еще сложнее сделать ее часто вспыхивающей или горящей фоново. Есть что-то, что обеспечивает стабильность этой совокупности восприятий – с одной стороны это является для нас благом, так как если бы этой связующей силы не было, то не было бы и устойчивой личности человека, вне которой мы сейчас и не представляем себе свое существование. С другой стороны, чрезмерная стабильность превращается в жесткость, которая не позволяет нам измениться в соответствии со своими желаниями.

    О том, чем является и как проявляет себя эта связующая сила, говорить рано. Главное, на что я тут хочу указать, это идентичность известных нам восприятий. Из этой предпосылки можно извлечь довольно много интересных гипотез, каждая из которых будет иметь ту особенность, что доказать или опровергнуть их – невозможно практически для того, кто стоит в самом начале различения и исследования своих восприятий.

    Очень важное следствие, вытекающее из факта идентичности восприятий, медицина восприятий может сделать уже сейчас, и состоит оно в том, что всё то, что верно для одного человека, верно и для другого!

    Я могу согласиться с тем, что на данном уровне своего развития я попросту не замечаю тех различий, что на самом деле существуют между восприятиями, но это не имеет значения для медицины восприятий – если эти восприятия настолько схожи, что воспринимаются идентичными, то это и означает, что всё, что верно для одного человека, будет верно и для другого в подавляющем большинстве случаев.

    Этот вывод совершенно расходится с тем, что внушают нам разные неполноценные, не опирающиеся на анализ восприятий «психологии». Психологи всячески поддерживают в себе и в людях слепую уверенность в «неповторимости» и «уникальности» человеческой личности, ссылаясь на то, что одни подходы помогают одним и не помогают другим. Эта аргументация ложна, конечно, поскольку психологи действуют вслепую, без различения и анализа восприятий, без научного подхода, и не удивительно, что их результаты носят случайный или почти случайный характер (конечно, по мере накопления опыта психологи могут угадывать в своих конкретных рекомендациях чаще, чем неопытные, но не благодаря психологии, а благодаря обычному житейскому опыту, построенному как раз на стихийном различении восприятий).

    Слепая уверенность в какой-то выдуманной своей уникальности внушает человеку другую уверенность – уверенность в том, что измениться практически невозможно, что «всё слишком сложно». С другой стороны, эта уверенность поддерживает чувство собственной важности, что вполне устраивает людей. Есть люди, которые гордятся тем, что они больны мигренью. Так же полно людей, гордящихся тем, что они такие вот уникальные, неповторимые, обидчивые, раздражительные, тупые. Конечно, всё это облекается в романтические одежды. «Обидчивый» заменяется на «ранимый», вместо «я глупый» говорится «ах, мне совершенно не дается математика» или «тебе не понять – это женская логика», вместо «я тупой» — «у меня всё так сложно, всё так запутанно», вместо «отец испытывает ненависть» говорят «он нервничает» и т.д.

    Восприятия, равно как и закономерности, связывающие их проявления, идентичны. То, что ты исследовал на самом себе или других, окажется В ТОЧНОСТИ таким же, как у других людей (при одинаковых условиях). Это, тем не менее, еще не даёт в наши руки легкую возможность влиять на других, содействовать им, способствовать их излечению от неприятных для них состояний, поскольку мир восприятий и их взаимосвязей всё-таки довольно сложен, и если ты хочешь так повлиять на сложный механизм, чтобы получить в итоге какой-то конкретный результат, ты должен хорошо знать работу этого механизма – из каких частей он состоит, как они между собой взаимодействуют и т.д. – это довольно сложно. И всё же понимание идентичности восприятий и механизмов снимает главную – выдуманную проблему, которая стоит перед каждым человеком, думающим о своем изменении – проблему уверенности в том, что нет вообще принципиальной возможности разбираться в восприятиях и связывающих их механизмах. Факт идентичности восприятий и является той основой, на которой выстроена медицина восприятий.