Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Рассмотрения конкретных дорисовываемых качеств

(Слепые уверенности. Дорисовки других людей)

Main page / Излечение различающего сознания / Рассмотрения конкретных дорисовываемых качеств

Содержание

    Дорисовка наличия интересов.

    Допустим, девушка говорит, что её парень учится играть в теннис, и именно в этом состоит один из его интересов.

    Здесь необходимо вспомнить (из своего опыта или из пособия по «медицине восприятий»:)) – как именно проявляются интересы, и задать соответствующие вопросы:

    *) рассказывает ли он о том – чему научился, что происходило на занятиях? Как именно рассказывает? Попроси показать записи с его рассказами или пересказать своими словами. Если эти рассказы ограничиваются несколькими словами типа «было интересно», «я научился делать то-то» и т.п. – то это свидетельствует о том, что интереса или нет или он совсем слабый. Человек, имеющий интересы, хочет рассказывать о них близкому человеку максимально подробно и многословно.

    Есть ли в этих рассказах описания своих эмоций, своих разных переживаний? Или они ограничиваются констатацией результатов? Если его рассказы ограничиваются фактами типа «я смог сделать это», «я выступил отлично» и т.д., то это опять таки свидетельствуют не об интересе, а о желании производить впечатление, о желании усиливать свое чувство важности, о желании обладания с целью усиления ЧСВ и т.д. Испытывание интереса неотъемлемо от переживания того, что для человека привлекательно, и он будет уделять основное внимание именно этому – что он чувствовал, как, какие оттенки и т.д. И рассказы о достижениях хоть и будут присутствовать, но не будут явно доминировать.

    *) пытается ли он заразить своими интересами других людей? Как именно? Рассказывает ли им по своей инициативе о своем интересе? Приглашает ли попробовать заняться тем же? Если нет – то это опять таки не интерес, а что угодно другое – например способ забить скуку какой угодно деятельностью, или способ усилить ЧСВ и т.д., потому что когда есть интерес, то всегда хочется заразить им интересных тебе людей.

    *) ищет ли он других людей, у которых есть тот же интерес? Например, с помощью интернета. Если нет – это свидетельствует об отсутствии интереса или слабом интересе, но если это есть, то это еще не свидетельствует о том, что есть именно интерес, поскольку заниматься поиском тех, кто хочет поговорить на эту тему, можно и для других целей, например то же поддержание своей значимости.

     

    Дополнительно можно рассматривать частные случаи дорисовок тех или иных интересов, так как разные интересы проявляются немного по-разному. Например:

     

    … Дорисовка начитанности, любви к чтению

    *) что известно о том — какие книги прочел исследуемый человек за последние пару месяцев? Если ничего – то это чрезвычайно странно, так как человек, который любит читать, который получает удовольствие от чтения, несомненно будет упоминать, и не раз, о прочитанных им книгах, о том интересном, что он там нашел. Если известно – то пусть девушка расскажет – что именно интересного, по его рассказам, он там прочел. Ничего не помнит? Тоже странно, но возможно, тем не менее, если её саму эти темы не интересуют.

    Если известно, что человек прочел какие-то книги, то что свидетельствует о том, что он их прочел, испытывая именно интерес, а не, например, чувство долга, желание стать более важным и т.д.? Интересу при чтении книги сопутствуют вполне определенные проявления: он постоянно рассказывает о том, что его заинтересовало, сообщает к месту и не к месту разные интересные для него прочитанные вещи, он всегда хочет поделиться интересным с близким ему человеком, даже если знает, что тому человеку это слабо интересно.

    *) в ряде случаев целесообразно связаться, например по телефону или интернету (очень удобен скайп), с этим человеком и задать ему прямые вопросы: что прочел за последние 2-3 месяца, что интересного было прочитано, с кем делился интересной информацией. При этом целесообразно записывать ответы, чтобы впоследствии можно было бы еще раз их послушать. Запись можно вести и в файл mp3, и просто конспектируя. Обычно очень легко отличить формально-отпинывающие ответы от ответов в самом деле заинтересованного человека.

    Характерным признаком отсутствовавшего и отсутствующего интереса к прочитанному является плавное, но неуклонное нарастание раздражения расспрашиваемого, быстро доходящее до открытой агрессии, отказа в общении. Можно допустить, что в текущий момент человеку не хочется вспоминать о прочитанном, он занят чем-то другим, но если его расспрашивает хоть немного симпатичный ему человек, и если расспрос касается того, что ему было интересно, то динамика его эмоций будет такой: сначала равнодушие, потом недовольство от того, что его сейчас возвращают к теме, которая в данный момент ему не очень интересна, но затем – обязательно – будет снижение неудовольствия до нуля и начнется рост заинтересованности в рассказе.

    Хочу привести в пример ситуацию, рассмотренную мною в моем блоге. Некий человек С. мимоходом отметил, что он несколько лет увлекался японской историей и культурой. Опрошенные читатели засвидетельствовали, что у них создалась слепая уверенность в том, что он увлекался этим на 7-8. Типичная ситуация – человек говорит «я увлекался», и все тут же верят: «ага, он увлекался», начинают рисоваться образы человека, изучающего язык, читающего много интересных книг, думающего, делящего своими интересами и т.д. Однако я такому гипнозу не поддаюсь, и я спросил – как конкретно проявлялись его «увлечения». Оказалось, лет 10 назад он прочел десяток книг японских авторов, среди которых половина – пустая беллетристика, и пару книг о японской эзотерике, не выучил ни одного слова по-японски, не читал ни одной книги с исследованиями культуры и истории Японии. После появления этой информации читатели моего блога засвидетельствовали, что сейчас считают интенсивность его прошлого «увлечения» японской историей и литературой только на 1. Это и означает, что тот человек пытался создать ложное впечатление о себе, выбрав такую форму описания своих «увлечений», чтобы у читателей создалось ложное впечатление. При этом прямого обмана нет – имеет место обычная манипуляция дорисовками. Не удивительно, что после того, как я раскрыл этот механизм манипуляции в этом конкретном примере, он со мной не согласился, и даже упрекнул меня в подтасовках и нечестности, мол он писал «два десятка книг», а я написал только об одном. Если человек изо всех сил хочет поддерживать и дальше свое ЧСВ, он ОБЯЗАТЕЛЬНО прицепится ко второстепенным деталям. Это, кстати, отличный способ выявлять людей, которые не хотят добиваться искренности – подсунь им малозначимую неточность, и они тут же ухватятся за нее, обвиняя тебя в нечестности и подтасовках. Такие люди, конечно, безнадежны, тратить на них время – бесперспективно, пока они находятся в таком состоянии.

     

    Дорисовка нежности.

    Для того, чтобы определить – насколько человек нежный и нежный ли вообще, необходимо попросить девушку рассказать о каком-то конкретном случае – как именно они ласкались и занимались сексом. Нежность имеет свои проявления, и если их нет, то отсюда следует вывод о её отсутствии.

    *) смотрит ли он ей в глаза, когда они ласкаются и трахаются?

    *) говорит ли он ей нежные слова и какие именно? Здесь очень легко принять сентиментальное сюсюкание за нежные слова. Можно ли признать человека нежным, если он говорит девушке что-нибудь вроде «рыбка моя», или «твоя попа такая круглая, что кажется сейчас лопнет», «я хочу вставить в твою вагину свои пальцы и совершать возвратно-поступательные движения», «у тебя шикарный зад» и т.д.? Конечно, нет. Нежность обычно проявляется в самых простых словах, а вычурно-механистическая речь для нежности неприемлема.

    Для того, чтобы в этом вопросе наступила ясность, целесообразно предварительно спросить у девушки – какие слова она сама говорила бы человеку, к которому испытывает нежность.

    Можно привести ей заодно пример того – какие слова ты сам используешь, когда испытываешь нежность.

    Иногда очень помогает сделать так: попросить девушку позвонить своему парню, чтобы он сказал ей что-то нежное или написал бы что-то нежное. Нередко в этом случае девушка наталкивается на упорное и порой агрессивное сопротивление типа «я сейчас не могу ничего нежного написать». На самом деле, человека не просят испытать нежность сейчас, а его просят просто перечислить, вспомнить те слова, которые он говорит, когда испытывает нежность, и это очень просто сделать в том случае, если человек не боится разоблачения.

    *) целует ли он её тело? Как обнаженное, так и в одежде? Какие именно части тела он целует, а какие нет? Если я испытываю к девушке нежность, мне время от времени хочется целовать самые разные части её тела, так что по прошествии некоторого времени вряд ли останется хотя бы что-то, обойденное моими ласками. А если парень целует только попу и грудь? Значит никакой нежности нет. Когда есть нежность, доставляет удовольствие вдыхать запахи девушки, вылизывать её тельце, прижиматься лицом. Есть ли всё это или часть этого в проявлениях парня? Если есть – это разовое явление или частое? В зависимости от ответов можно совместно с ней сформировать обоснованное представление о том – насколько он нежен и нежен ли вообще.

    Целесообразно спросить девушку – согласна ли она с тем, что у нежности есть такие-то проявления? Если нет, то в силу её собственной бесчувственности трудно будет прийти к какой-то ясности.

    *) опыт оргазма есть почти у всех, но как правило девушки испытывают его намного реже, чем парни, так что им трудно опираться на опыт того – как убийственно влияют частые оргазмы на невозможность испытывать нежность и другие ОзВ. Но, тем не менее, девушка может принять к сведению свидетельства со стороны разных парней в том, что если кончать по 2-3 раза в неделю, то ни о какой нежности говорить просто не приходится, и если её парень кончает в таком же режиме, этот факт может лечь в основание ясности о том, что испытывание им нежности крайне маловероятно – особенно если учесть, что его жизнь – непрерывный поток НЭ без каких-либо попыток изменить это.

     

     

    Дорисовка: ревнует, шпионит, контролирует, проявляет агрессию – значит любит.

    Недавно я стал свидетелем такого случая, который исключительно характерен для людей.

    Девушка – очень красивая, умная, нежная, страстная. И ее муж – самовлюбленный, презрительный, живущий за ее счет, установивший за ней тотальный контроль вплоть до взломов почты, установления на ее компьютер программы-шпиона, который связывает ее и его компьютеры, как только ее компьютер выходит в он-лайн. Более того – для того, чтобы установить над ней еще более тотальный контроль, он внушил ей, что она психически нездорова, во что она легко поверила, поскольку считает его очень умным, и несколько лет он был (и есть) смыслом ее жизни.

    Поскольку это очень типичный случай того, как мужья внушают своим женам уверенность в их психической неполноценности, опишу эту ситуацию более подробно:

    Она: он сказал мне, что это было 6 дней назад, хотя я была уверена, что это было месяц назад, ну со мной такое часто бывает…

    Я: стоп. Этого быть не может. Это исключено. Ты не можешь путать такие вещи, поскольку ты умная, адекватная девочка.

    Она: ну вот такое со мной часто бывает…

    Я: повторяю – это невозможно. Приведи пример еще одной ситуации, в которой ты перепутала бы то, что происходило несколько дней назад и месяц. Так как по твоим словам это бывает часто, то и пример привести легко.

    Она: ну, я думала, что занимаюсь фотографией уже 3 года, а оказалось – только два.

    Я: это не имеет отношения к рассматриваемой теме. Я тоже нередко путаю события, произошедшие несколько лет назад и нередко не могу сказать – было это три года назад или четыре или пять. Приведи пример именно такой ситуации, когда бы ты – как сейчас – путала бы события недавние и месячной давности.

    Она: не могу вспомнить…

    Я: очень странно. ОК. Когда вообще у тебя начались эти проблемы с памятью?

    Она: ну еще в 13 лет я замечала, что меня память подводит…

    Я: память всех подводит – это снова ответ не на мой вопрос. То есть уже в 13 лет ты замечала, что путаешь недавние и давние события?

    Она: нет, это я опять не на тот вопрос отвечаю. Нет, такого тогда не было.

    Я: так когда это началось? Ведь начиная с какого-то момента ты стала вдруг уверенной в том, что ты психически нездорова, что твоя память выделывает такие вот удивительные штуки.

    Она: ну это началось тогда, когда я стала жить с мужем.

    Я: ага!! Я кажется начинаю понимать. То есть когда ты стала жить с мужем, у тебя стала вдруг появляться уверенность в том, что ты психически нездорова, хотя примеров этого нездоровья привести не можешь!

    Она: да, он мне часто об этом говорил, что я постоянно путаю то, что было недавно и давно.

    Я: как удивительно. Те, кто жили с тобой раньше – твои родители, твои друзья, просто знакомые – все они были удивительно невнимательны, и вот наконец только твой муж оказался настолько внимателен, что обнаружил твое психическое расстройство, которое к тому же оказалось таким частым, что он часто тебе об этом говорил.

    Она: я еще раз сейчас у него спросила, и он говорит, что сомневается, что может и в самом деле он мне и месяц назад это же говорил.

    Я: ага. Ну он ведь понимает что сейчас ты в скайпе разговариваешь с кем-то умным, и что обсуждается эта тема, раз ты повторно спрашиваешь.

    Она: да.

    Я: сначала он говорил совершенно уверенно, что твоя память снова тебе изменила?

    Она: да, на 100%

    Я: а сейчас значит он вдруг стал сомневаться?

    Она: да.

     

    Типичная ситуация. Чтобы сделать свою жену еще более управляемой (хотя больше уже кажется и некуда – она ни с кем кроме него не трахается, ее компьютер у него под контролем, он живет полностью за ее счет, в ее квартире, не работает), он внушает ей, что она психически нездорова, чтобы еще больше усилить ее чувство собственной неполноценности и чтобы она еще больше ценила его за то, что он – такой умный и красивый, живет с ней и позволяет ей его обслуживать. Неудивительно, что он внушает ей еще и то, что она некрасива, что у нее отвисшие сиськи (по ее фотке могу сказать, что у нее одни из самых красивых маленьких грудок, которые я когда-либо видел). Это именно типичная ситуация. Ее муж – не какой-нибудь подонок – нет, это нормальный парень, вполне неплохой по неким общеусредненным меркам. Совершенно типично для нормального мужчины планомерно внушать своей девушке уверенность в ее неполноценности, зависимости от него.

    И каков же результат, наверное уже хочется спросить? Разобрано с ней многое – и то, что он взламывает ее почту (в этом он признался сам), и то, что он на ее компьютер поставил программу-шпион (в этом он сначала не признался, но программу нашел мой приятель, вот она – программа, тогда ему пришлось сначала «предположить», что программу поставили ее родители, но потом он понял, что это слабая позиция, и он «вспомнил», что он сам поставил ее, но якобы не для контроля, а для игры), и то, что он внушил ей уверенность в том, что она сумасшедшая, и что он живет за ее счет и не работает, и что внушает ей что она некрасивая. Но может быть он нежный?

    Я: как ты считаешь – он нежный?

    Она: ну нет! Уж точно не нежный…

    Продолжение истории тоже интересно. В ответ на прямой вопрос муж неожиданно признался, что в самом деле не любит ее и не любил никогда, и стал с ней жить просто из чувства долга (это конечно вопрос – почему он стал с ней жить, но важно, что он признался в отсутствии любви). Она рассматривала его фотки и вдруг понимала, что выражение его лица – презрительное, неприятное, как она раньше этого не видела?

    Возникает вопрос: «так почему же ты с ним живешь, почему и дальше хочешь быть только с ним?»

    Ее ответ: я думаю, это он так просто говорит, что не любит, он все равно любит.

    Любые действия, признания интерпретируются в одном ключе: «он все равно меня любит».

    Все проявления его ревности, высокомерия, шпионства – всё это интерпретируется как «сильная любовь». Мне знакомы случаи, когда парень бьет девушку, насилует, унижает, выбрасывает всю ее одежду и заставляет ходить в черном балахоне, чтобы на нее никто из парней не засматривался. И всё равно – «он просто сильно меня любит». Мне известен случай, когда парень пытал свою девушку – не в переносном, а в прямом смысле. То, что она мне рассказывала об этом – лучше я тут писать не буду. Стоит ли говорить, что после общения со мной она все равно ушла к нему? Потому что она осталась уверена – «он меня любит».

    Это – типичная раковая опухоль психики. И насколько я вижу по моему опыту – крайне трудноизлечимая.

     

    Дорисовка: «улыбается – значит любит».

    В предыдущем разговоре та девушка еще сказала следующее: «когда я представляю, что он мне улыбается, я верю, что он меня любит и начинаю любить его и испытывать отчуждение к тебе, и все наши разборы утекают сквозь пальцы». И это очень типично. Если парень пупсовый, если он иногда мило улыбается – девушка немедленно вытесняет вообще все, она видит в нем любящего человека и все те, кто обращает ее внимание на его отвратительный качества тирана становятся ей чужими и неприятными. Пупсовая внешность – страшное оружие, особенно если девушка долгое время искала того, в кого она хотела бы влюбиться, нашла, дорисовала за его покровительственной улыбкой любовь, стала перенимать уверенности в собственной неполноценности и т.д.

    То же самое бывает и с детьми и родителями. У одной девушки отец запирает ее дома, отнимает телефон, фактически держит под арестом, если она «не слушается». Кроме того, она обнаружила, что среди его излюбленных фантазий – ужасные изнасилования, пытки, убийства. В страхе она обратилась ко мне за советом. Переписка с ней привела к такому результату: «я все равно верю, что он любит меня, что он добрый, потому что когда я прихожу домой – он так улыбается…». Она так и осталась там – в тюрьме, потому что «он так улыбается». Интересно будет поискать способы развенчания и такой дорисовки и расшатывания соответствующей ей слепой уверенности.

    Еще один пример такой дорисовки: «мой муж три дня назад орал мне — сиди и молчи, я тебе одолжение делаю тем, что ты тут живешь сейчас, другой бы на моем месте выгнал бы тебя как собаку, ты должна быть мне очень и очень благодарна за то, что я позволяю тебе тут жить. Я его спрашиваю — мы же друзья, живем вместе… Он — ты в последнее время живешь тут своей жизнью, иногда можешь целый вечер со мной не говорить… Мне в очередной раз становится ясно, что он подонок, и что его настоящее желание — выгнать меня, чтобы я страдала, но он этого не делает, так как ему стыдно перед родителями, перед друзьями, перед собой возможно. Проходит несколько дней, и он спокойно и с улыбкой начинает говорить — все-таки давай ты останешься, нам же так хорошо вместе. Я — ты что, ты мне сколько раз уже говорил, как у нас все ужасно? Он улыбается и дружески говорит, что это все фигня, что я ему нравлюсь и т.д. И я начинаю верить в то, что он не такой уж ужасный человек, и сразу очень легко забываю обо всем, и о том, что он очень, очень много раз проявлял себя ко мне как подонок, насильник, маньяк. У меня возникает позитивное отношение к нему, и я начинаю считать, что он мне друг.»

     

    Еще одно очень выпуклое описание: «у меня такая история с моим бывшим мужем — он не просто насильник, заставляющий подавать ему тапки, а более того. Его «шутливая» фраза: «если тебе бутылку из-под шампанского в п… засунуть». Он спокойно говорит, что ему нравится в сексе быть садистом, и иногда я уверена, что больше не хочу с ним трахаться — но вот он улыбнулся, ПЭ-шно пошутил (всего минута ПЭ-шного общения!), и все уверенности, что он садист-импотент, идут к черту и я опять дорисовываю в нем клёвого мальчика! И сейчас даже после того, что я вспоминала его мерзкие проявления, мое нежелание иметь с ним что-то общее ослабло, нет больше неприятия идеи, что мы опять попытаемся потрахаться. Вот сейчас написала — кажется, что это полное сумасшествие — с таким трахаться. Потом вспоминаю его улыбку — возникает симпатия. Уверенность такая: он ведь улыбнулся, значит, там есть что-то человеческое, есть ко мне симпатия! То есть желание дорисовывать симпатию ко мне даже в таком уроде сильнее страха быть изнасилованной садистом.»

     

    К этой же «улыбающейся» теме я бы отнес и такие ситуации, пример которой описала Ирби:

    «Мне тоже часто казалось, что у моего мужа раздвоение личности. Первая личность говорила, что я ему безразлична, что ему все равно — останусь я или уеду куда-нибудь, что секс со мной ему совершенно безразличен, ему просто удобно трахать меня, потому что я всегда под рукой и всегда даю. Вторая личность говорила, что любит меня, что ему клево со мной, что он хочет, чтобы я осталась с ним и прочее.

    Понятно, что когда у него возникала жалость к себе, что некому будет за ним ухаживать, что другую такую подстилку ему будет трудно найти (он вообще не мог снять девушку), когда возникал страх жить без «мамы» и подстилки, он начинал говорить мне приятные вещи, в то время как его доминирующей была именно первая личность. Однако, когда он вел себя как вторая личность, я мгновенно вытесняла всё, что было до этого, и думала: «вот, на самом деле он такой, а первая личность — это просто временное омрачение».

     

    Комментарий Рисы: «Синдром улыбки — очень знаком. Когда сижу дома, разбираю, вспоминаю, то понимаю, что такой-то парень, с которым недавно познакомилась, мудак и урод. Но когда встречаюсь с ним и он мне улыбается, шутит, то и у меня возникает к нему позитивное отношение (ПО). При этом даже если я смотрю на него и говорю себе — это же урод, мудак, я же разбирала это — ясности в том, что он урод, не возникает, максимум — снижается ПО, и появляется отчуждение, но ясности всё равно нет. Не понятно как это происходит. Вот я одна и есть ясность об этом человеке – вот есть факты, на которых построена эта ясность. Вот я встречаюсь с ним, он улыбается или просто не проявляет негативного отношения (НО), и я мгновенно дорисовываю в нем симпатичного человека. Когда ухожу от него и вспоминаю – как и что было, снова ясно понимаю, что он урод, а я была подстилкой.

    Мне хочется внимания, ПО, одобрения, любви, и я его дорисовываю везде, где возможно. Я готова «все простить» (т.е. вытеснить), когда вижу ПО или то, за чем можно его дорисовать. Непонятно – как это лечить.»

    Как это лечить – именно на этот вопрос в этой книге и будем искать ответ с помощью экспериментов, исследований.

    Интересно наблюдение Ярки: «когда я влюблена в парня, то его образ всегда улыбающийся или с полуулыбкой. Не придавала раньше этому значения. Когда у меня нет влюбленности, то почти всегда его образ не улыбающийся.»

    Жу: «мужик улыбается, и у меня сразу пропадает ясность в том – что это за человек, и даже если я уже по предыдущему опыту знаю, что он тупой и бесчувственный — все равно этой ясности нет, мне не хочется просто испытывать эту ясность, хочется испытывать довольство от того, что он мне улыбается, и сразу возникает интерпретация, что это он мне улыбается, а не механически — от довольства или самодовольства, что он испытывает ко мне ПО, хочет, чтобы мне было весело, интересно, проявляет ко мне внимание. Не возникает интерпретаций, что он просто забивает скуку, испытывает прямо сейчас ЧСВ и презрительность, что он просто любуется собой. Хотя, когда я потом вспоминаю его проявления во время нашего общения, то мне очевидно, что он просто испытывал самодовольство или забивал скуку, что у него не было ко мне ни малейшего  интереса.»

     

    В качестве одного из подходов к решению этой проблемы Каури предлагает следующее: «мне нравится смотреть фильмы и отдавать себе отчет в том, что улыбка актера — натянутая, неестественная или просто тупо-довольная, а не радостная. Разглядываю такие улыбки. На примере фильмов это видно хорошо, так чаще всего у меня нет эмоциональной привязанности к актеру. Еще можно разглядывать улыбки парней, в которых нет влюбленности, оценивать их. Улыбки ведь очень разные бывают. Всякие вежливые улыбки вызывают у меня напряжение, так как кажутся лживыми. Такие наблюдения приводят к тому, что когда я вижу улыбку парня, у меня срабатывает натренированное различение, и чаще всего вслед за ним ясность, что улыбка неживая. Я почти год так делаю. И сейчас я легко распознаю улыбку из неловкости, или улыбку с целью скрыть что-то, или улыбку из снисходительности, а бывает даже улыбка из недовольства, презрительности и агрессии. Это отрезвляет».

    Жу: «Я вспоминала свои реакции на улыбки людей и мне вдруг стало понятно, что у меня есть слепая уверенность в том, что улыбающийся человек всегда испытывает что-то привлекательное, какие-то ОзВ. У меня часто даже громкая мысль возникает «ну значит он не такой мудак, или урод, или подонок, как я думала» или «ну значит, не так уж ей привлекательна агрессия или жалость к себе, как я думала». Так я вытесняю ясности, которые у меня появились раньше об этом человеке. Удивительно, насколько сильна эта уверенность, несмотря на кучу наблюдений за собой и другими, которые ясно свидетельствуют об обратном. Я сама часто улыбаюсь из неловкости или вежливости и ничего привлекательного при этом не испытываю. Я видела много улыбок из неловкости, злорадных улыбок, кривых улыбок, которыми человек прикрывает злость и агрессию, лицемерных мерзких улыбок взрослых, когда ребенок задает им неудобный вопрос, лживых улыбок, которыми человек пытается что-то скрыть, и просто пустых вежливых улыбок, которые очевидно натягивают словно маску. И все равно очень часто я сразу начинаю испытывать уверенность, что улыбающийся человек испытывает что-то привлекательное – радость, удовольствие, симпатию, интерес.

    Мне нравится совет, который дала Каури: наблюдать за разными улыбками, когда смотришь фильмы и отдавать себе отчет, делать предположения — что испытывает этот человек, когда он улыбается. Я вспомнила, что у меня тоже возникают спонтанные ясности, когда я смотрю фильмы, что этот герой сейчас улыбается из неловкости, или ему стыдно за свою подружку и он скрывает это улыбкой, или он врет и пытается это скрыть, или он прикрывает улыбкой жестокость, или испытывает злорадство. Когда я смотрю фильм, у меня нет озабоченности мнением или желания произвести впечатление на кого-либо, как во время реального разговора, у меня нет или намного слабее желание дорисовок этих персонажей по сравнению с реальными людьми, с которыми я общаюсь – я намного более трезвая. Я могу сделать стоп-кадр или еще раз посмотреть какую-то сцену и закрепить ясность. И навыки по различению восприятий людей в момент, когда они улыбаются, будут работать и в реальной жизни.»

     

    Дорисовка: «хвалит – значит любит».

    Зачастую, стоит только парню похвалить девушку (или мать хвалит дочь и т.д.), и сразу возникает дорисовка, что это – проявление любви. При этом хвалить могут за то, что, как человеку якобы ясно, совершенно отвратительно! Вот пример, описанный девушкой, которая влюбляется в человека, который хвалит ее… за подстилочность! За то, что она такая скромная, тихоня, делает все как надо и не рыпается:

    «Начала выписывать, что именно я дорисовываю до любви. Уверенность: если парень говорит, что ему нравится моя «скромность, застенчивость», то значит, он меня любит. Я отдаю себе отчет в том, что это противоестественно — не может чсу-шное уродство нравиться, т.е. вызывать симпатию. Среди тех людей, которые стремятся к свободе, разумности, ясности, ОзВ – никому не может нравиться ни ЧСУ (чувство собственной ущербности), ни высказывания о том, что ЧСУ нравится. И для меня тоже это противоестественно, когда я думаю об ОзВ, о ясности, об уверенности в себе.

    Я влюбляюсь в того, кто, как я считаю, в меня влюбился. В чем я вижу его любовь:

    — Если я нравлюсь  ему чсу-шная, значит он любит такую какая есть. У меня постоянное недовольство от того, что я чсу-шная, мне раньше тоже говорили, что я слишком скромная — т.е. все враги, все меня только осуждают за то, какая я есть. И вот он мне говорит, что ему это нравится, что в этом «прелесть» — и он значит не враг, значит любит.

    — Дорисовываю в нем симпатию ко мне – из-за того, что я ему нравлюсь такая, какая есть. Хотя какая тут смп — к чсу-шному уродству?

    Я испытываю довольство, облегчение от того, что я не плохая, не уродина.

    — Когда понимаю, что ему нравится, что я подстилка — тогда не люблю. Значит, возможно, я дорисовываю, что он считает меня самостоятельной, умной. Отец мне еще говорил и много окружающих людей, что скромные и забитые девочки – самые умные. И у меня была такая уверенность, хотя чсу-шные люди, которых я видела вокруг, не выделялись умом, и наоборот казались тупее, чем уверенные в себе. Но до сих пор есть такая уверенность, хоть она и ослабла из-за того, что вокруг меня сейчас много умных и уверенных в себе людей. Значит или этот человек считает, что я умная, т.к. чсу-шная – значит он тупой, или он просто меня презирает, как подстилку.

    — Он испытывает ко мне сентиментальность, жалость – значит он не опасный, у меня в ответ возникает сентиментальность.

    — Он хочет чтобы мне было хорошо – возникает благодарность к нему, значит я думаю, что он хочет мне содействовать. Но то, что он делает — это либо испытывает жалость и говорит, что и так все хорошо, ему даже нравится, — т.е. впихивает мне убийственную уверенность – значит он тупая размазня и ему на меня наплевать, он может только сюсюкаться, нет ничего живого; либо он хочет, чтобы я испытала позитивное отношение (ПО) к нему и подстелилась – он таким образом он самоутверждается, и делает себе прислугу, ненавидит меня.

    Эти вопросы отрезвляют: «ты влюбилась бы потому, что ему нравится что ты подстилка? влюбляешься в тех, кто хочет чтобы ты была мертвой? послушной, покорной? скромным ничтожеством. И в такого влюбленность?»

     

    Обобщая подобные ситуации, можно выделить несколько характерных механизмов такой дорисовки:

    1) хвалит – значит ценит – не то что остальные (при этом вытесняется, что ценит он то, что её убивает)

    2) хвалит – значит любит меня такую, какая я есть – не то что те, кто не видит моей богатой внутренней сущности.

    3) хвалит – и у меня поднимается самооценка, я уже не так страдаю от того, что чувствую себя забитой

    4) хвалит – он хочет чтобы мне было хорошо.

     

    Дорисовка: насилует, значит содействует.

    Типичная ситуация:

    «Мой муж внушал мне, что я неискренняя и эгоистка. Например, когда я не хотела сосать ему или трахаться, он говорил, что я не испытываю к нему симпатии, что я могла бы попробовать устранить свое нежелание заниматься с ним сексом. Получалось так, что он такой озаренный, испытывает симпатию, ясность и возится со мной — дурой, омраченной и эгоисткой. У меня возникало чувство ущербности от того, что я не испытываю симпатию к нему, что я эгоистка по сравнению с ними. Теперь это сформировалось в такую слепую уверенность, что когда у меня возникает симпатия, я начинаю автоматически ее подавлять, убеждать себя в том, что я не могу ее испытывать.»

    Использование насильниками идей Селекции осуществляется ими так же успешно, как и манипулирование с помощью любых других средств. При этом у девушки формируется комплекс вины, уверенность в своей неполноценности, а также уверенность в том, что ее муж – он-то конечно испытывает к ней симпатию, заботится о ней, содействует ее развитию.

    Для того, чтобы рассеять эту дорисовку, необходимо, во-первых, разобрать – что же такое «содействие», что такое «насилие», как отличить содействие от насилия, а также крайне желательно чтобы девушка получила опыт содействия. Подробно это будет разбираться в отдельном параграфе, посвященном именно этой проблеме. Сейчас я пока что просто перечисляю типы дорисовок и даю общую информацию о них.

     

    Дорисовка: заботится, значит содействует.

    Всё аналогично предыдущей ситуации. Есть мать заставляет одевать теплый шарфик – это потому что она любит меня, заботится. Если муж говорит «ты должна преодолеть свое нежелание трахаться со мной, так как…и т.д.» — то это он содействует.

    Для того, чтобы рассеять эту дорисовку, необходимо разобрать – что такое «содействие», и что такое «забота», как отличить содействие от заботы, а также крайне желательно чтобы девушка получила опыт и того и другого в лабораторных условиях.

     

    Дорисовка: жестокий – значит надежный защитник.

    Когда-то у меня была знакомая – очень красивая и нежная девочка, до которой я тщетно пытался добраться – она была неприступна, «хорошо воспитана» и казалось, что впервые она займется сексом только после свадьбы. В ней меня также удивляло и привлекало то, что она была очень умна и независима. Я был поражен до крайности, когда обнаружил, что она стала покорной подстилкой под самым агрессивным парнем, который вообще был в этом районе. Ему ничего не стоило наброситься на другого парня на улице и избить его – просто так, за косой взгляд. Он постоянно подкреплял свою власть такой немотивированной агрессией – это был просто дикий, мерзкий и тупой ублюдок. И когда я видел, как она льнет к нему, улыбается, выглядит абсолютно счастливой, у меня даже ревность не возникла ни разу – настолько сильным было изумление, что такое вообще возможно. С ней он всегда был очень вежлив и предупредителен (до свадьбы только, увы…, а потом всё кончилось очень плохо).

    Между тем, это довольно частое явление, когда девушка, видя жестокого и агрессивного парня, чувствует себя защищенной и счастливой. Если он с ней галантен и вежлив, дарит ей цветы и т.п., то для нее его остальная агрессивность является как раз тем фоном, который доказывает ей его любовь: ведь он дикий, бешеный, агрессивный, а с ней – такая лапочка. Значит он очень её любит.

    С той девушкой я пару раз осмелился поговорить о том, что вообще-то это опасно, иметь такого парня (нечего и говорить, что он контролировал каждый ее шаг и вздох – это тоже было для нее проявлением любви). Разумеется, ни единого шанса на то, чтобы добиться ее понимания, у меня не было.

    Лисёнок: «мне еще нравится смотреть, как мужчина играет с животными, как возится с детьми. Возникают ПЭ, умиление, от того что такой независимый, сильный мужик может быть очень «мягким, добрым, нежным», в то время как со всеми другими он может быть жестким или даже жестоким, а  женщину, которую он «любит», он будет  беречь и защищать.»

     

    Дорисовка: «по сравнению с другими, он совсем не плох…»

    Ситуация понятна уже из названия: на фоне совершенных уродов, которые попадались девушке раньше, она может влюбиться в того, кто просто пользуется ей как дыркой, но не бьет и не ругает. Возникают дорисовки, что он её любит, которые постоянно подпитываются сравнениями с теми, кто насиловал и унижал её раньше.

    Ярка: «я влюбляюсь в мужиков, которые хотя бы не так откровенно вытирают об меня ноги, как вытирали предыдущие. У меня был мужик, которому было так противно лизать письку, что его как-то чуть не вырвало прямо на нее. И когда через некоторое время после этого появился старый жирный 50-летний урод, который много лизал письку, говорил, что его это возбуждает, просил садиться писькой на лицо, то я сразу по уши влюбилась в него, хотя этот мужик всё время показывал, что я глупая, ничего не понимаю, не знаю, и я была для него вторым сортом, шлюхой.

     

    Дорисовка – расспрашивает, значит испытывает интерес.

    Можно эту дорисовку рассматривать как частный случай дорисовки интересов вообще, но тем не менее дорисовка «интересов вообще» и «интереса к себе» даёт существенно разную степень отупения, разную степень прочности слепых уверенностей, так что целесообразно разбирать эту дорисовку как отдельное заболевание ясности.

    Юка: «вчера мне на почту написал бывший друг, с которым я больше года не общалась: «ты там жива?». И я с удивлением обнаружила, что не воспринимаю эту фразу как выражение претензии что я не пишу, пренебрежения, как просто вопрос от скуки, когда человеку уже сильно опротивело все, чем он занимается, и он вспомнил, что можно попробовать и тут урвать какие-то тупые впечатления – со мной так бывало – когда опротивели все с кем общалась, начинала лазить по адресам совсем давних знакомых, забрасывать им «удочки». Наоборот, я сразу подумала – «надо же, он мной интересуется». Стала думать, почему так произошло. Оказывается, я дорисовала, что ему действительно интересно что со мной происходит, только вот он стесняется сказать об этом открыто, по-дружески — ведь принято, что мужчины должны быть грубыми, не должны показывать свои чувства и заинтересованность. То есть я создала уверенность в том, что он испытывает ко мне интерес, ну а фраза такая штампованно-тупая просто потому, что в России традиции такие. Он меня любит, только сказать стесняется — еще одно фантастическое оправдание мужа, чтобы быть подстилкой, которая счастлива тем, что на нее обратили внимание, неважно в какой форме.»

     

    Дорисовка – пишет и говорит об ОзВ или то, что резонирует с ОзВ – значит испытывает ОзВ.

    Одна девушка написала про своего самовлюбленного презрительного парня, который открыто использует её просто как дырку для слива: «Уверенность в том, что он испытывает ОзВ подкрепляется, например, в таких ситуациях: как-то он выслал мне смс: «знаешь, лежу сейчас на траве и меня засыпает лепестками черемухи!». И мне буквально «сносит голову» — я представляю себе, что ему очень-очень клево, что он испытывает наслаждение и открытость, представляю, как это охуенски — лежать на траве под деревьями, с которых, как снег, слетают лепестки черемухи и засыпают волосы, лицо, оседают на ресницах, как радостно, как легкие наполняются этим опьяняющим запахом, как возникает нежность в груди. И он делится этим со мной, как с близким человеком. То есть я представляю себе – что Я САМА испытывала бы в этой ситуации, и переношу это не него – дорисовываю, что и он это испытывает».

    Особенно часто такие дорисовки происходят в среде людей, уже имеющих представление о Селекции. Они читают мой блог, мои книги, блоги беженцев и сеттеров, и постепенно создают свой «правильный язык» — они знают, что нужно иногда говорить «я испытываю преданность», или «мне просто голову сносит от чувства красоты» и прочие штампы. Они так же знают, что если произносить разные красивости, это может производить очень хорошее впечатление на девочек.

     

    Фотографический дебилизм.

    Нечто подобное описанному выше происходит в ситуациях, которые можно обобщенно назвать «фотографический дебилизм». Представим себе фотографа, который пришел в лес, настроил свою качественную аппаратуру, сделал несколько качественных фоток, на которых запечатлен красивый лес. Лес сам по себе красив, как его не фотографируй, просто фотки могут быть с хорошим разрешением или нет и т.д. И вот девочка смотрит на фотки красивого леса, испытывает чувство красоты и мгновенно формирует уверенность, что и сам фотограф испытывает всё то, что испытывает и она. Сделать качественную фотку – это требует навыков, мастерства, но это не имеет ни малейшего отношения к тому, что испытывает фотограф.

    Если что-либо сделанное человеком резонирует у тебя с ОзВ – фотки, предметы, одежда и т.д. – это не значит, что и этот человек испытывает ОзВ. Один раз я зашел в общественный туалет и увидел, что в унитазе плавает окурок. Почему-то это срезонировало у меня таким образом, что возникла отрешенность и внезапно возникла слабая слепая уверенность в том, что человек, бросивший этот окурок, наверное тоже испытывал ОзВ! С тех пор я понимаю этот механизм и не поддаюсь ему.

    Щенок: «Я познакомилась с фотографом, который работал на National Geographic, он часто путешествует, фотографирует природу, зверей. Он показывал мне фотки — они были очень красивые. Казалось, что не может бесчувственный человек так сфотать зверей, в такие моменты, и сами морды казались живыми. У меня тут же возник пиетет перед этим фотографом и дорисовка его до чувственного, испытывающего чувство красоты. Эта дорисовка рассыпалась в тот же вечер, по мере того как я наблюдала за его проявлениями. Я попросила его выслать мне по мейлу несколько фоток с тиграми, львами, он начал подозрительно спрашивать — зачем тебе? Потом рассказывал, как делал фотки — говорил про неудобства, скуку, когда он выжидал момент, когда зверь станет так, чтобы получился фотогеничный кадр. В общем, я поняла, что этот человек абсолютно никакой симпатии, чувства красоты не испытывает. И у меня возникла пронзительная ясность в этом — теперь, каждый раз, когда вижу красивые фотки зверей, природы, вспоминаю того фотографа и трезво отношусь к людям, которые их делали.»

     

    Дорисовка: я была счастлива — значит меня любили.

    Когда девушка вспоминает свою прошлую жизнь с мужем или с родителями, зачастую ей хочется вспоминать что-то хорошее, счастливые моменты её жизни, и тогда она испытывает благодарность к ним, полагая, что это во многом и их заслуга. Мысль о том, что краткие моменты счастья никак не являются свидетельством счастливой жизни, и случались вопреки террору, а не благодаря ему, в голову ей не приходят.

    Зебра: «у меня в отношении родственников была дорисовка, что если они что-то делают для меня, от чего я испытываю моменты счастья — водят в зоопарк, дают деньги на походы, путешествия, спорт, покупают микроскоп, магнитофон, книжки, возят в лес, на речку, в лагерь — они делают это, потому что им самим знакомы эти ОзВ и они хотят, чтобы я их тоже испытала. И у меня благодарность даже к ним возникала, я считала их близкими людьми. Но сейчас мне ясно, что они делали это, чтобы я от них отъебалась со своими просьбами, чтобы не ударить в грязь лицом перед знакомыми, чтобы соответствовать своей картине правильных родителей и т.д. Для меня долгое время была кощунственной мысль, что мои родственники могли вообще ничего не испытывать из того, чем я автоматически их наделяла. Настолько я привыкла считать это само собой разумеющимся.»

    Разумеется, самый элементарный расспрос родственников, анализ их проявлений легко приводит к ясности о том – что они испытывают и чего не испытывают. Но эта ясность мгновенно вытесняется, даже если и возникает на краткие мгновения.

     

    Дорисовка: он мог бы быть нежным.

    Звучит это так: «мне его жалко, так как у него не хватает ума, чтобы понять, что можно жить иначе», или «он мог бы быть нежным, если бы он мог понять, что агрессия неприемлема» и т.д. То есть дорисовывается некий «он», который где-то, «в глубине» его восприятий и проявлений, который добрый и нежный, и который сам страдает от того, что он агрессивный.

    В этой и всех других ситуациях необходим детальный разбор проявлений дорисовываемых людей, но разумеется, это будет лишь созданием платформы для будущей работы, так как слепая уверенность может попросту вытеснять все рассудочные ясности, которые просто останутся на бумаге.

     

    Опыт Травы: «Позавчера был сильный негативный фон, жалость к себе. При таком состоянии стали появляться мысли про бывшего мужа, опять стало казаться, что он хорошо ко мне относился, что захотел прекратить со мной общение только из-за моей грубости. В тот момент не хотелось вообще думать о его негативных проявлениях, я их опять напрочь «забыла». Было удивительно, насколько точно работают эти механизмы – только погружаешься в НФ, тут же хочется тупой влюбленности любой ценой. Было понятно, что это как ломки у наркомана, и нельзя поддаться  желанию быть влюбленной в урода, т.к. это меня убьет. На следующий день, когда «протрезвела» от НЭ, перечитывала всю переписку с бывшим мужем с момента, как мы расстались. Некоторые куски – как будто первый раз читала – так успешно я их вытеснила. Сейчас восстановился его образ, который был после разборов, и влюбленности сейчас не испытываю.»

     

    Дорисовка: его потому и легко дорисовать, что он особенный.

    Из письма одной симпатки: «раньше, когда он меня обнимал, мне часто было настолько приятно, что я считала, что он дает мне какую-то приятную энергию. Мне казалось, что внутри становится очень тепло и спокойно. Сейчас стало понятно, что не от него это вовсе, а из-за того, что я сама испытывала по отношению к нему на основании своих дорисовок. Но потом возник странный аргумент: но он ведь был именно таким, чтобы можно было в нем всё это дорисовать. У меня же не получалось  других так дорисовывать, чтобы испытывать такие приятные ощущения!»

    Опыт исследования своих дорисовок, и особенно опыт с циклической сменой уверенности (см. соответствующий параграф) даёт однозначную ясность в том, что дорисовать можно кого угодно, и это никаким образом не свидетельствует об особенности дорисовываемого.