Русский изменить

Ошибка: нет перевода

×

Болезнь ли это – слепая уверенность?

Main page / Излечение различающего сознания / Болезнь ли это – слепая уверенность?

Содержание

    Негативные эмоции имеют отчетливо отравляющее действие. Не так уж сложно заметить, что предавшись сладкому яду раздражения, поначалу ты испытываешь некоторое удовольствие, выливая его на кого-то, и в то же время твое самочувствие непрерывно ухудшается, и насыщенность жизни снижается вплоть до полного нуля. Депрессии истощают, агрессия лишает всякой радости и т.д. Всё это довольно очевидно. Но вредоносность слепых уверенностей совсем не очевидна, и может возникнуть вопрос – зачем вообще я предлагаю с ними бороться?

    Приведу один пример из своего опыта.

    Девушка Аня, испытывает интерес к идее устранения НЭ, время от времени испытывает ОзВ, понимает свою задавленность чувством собственной ущербности (ЧСУ) и неловкости, примерно полгода назад бросила обычную конвейерную жизнь, послала подальше жениха, в котором смертельно разочаровалась, отдав себе наконец отчет в том, что он параноидально жаден, патологически лжив и совершенно бесчувственен – она пожила с ним всего лишь пару недель, и этого ей хватило, чтобы понять – какой он на самом деле, а до этого она находилась в статусе его невесты год или два – прекрасный пример того, как важно пожить с человеком, чтобы дорисовки разрушились – сейчас она счастлива, что не выскочила замуж за человека, который при ближайшем рассмотрении оказался совершенно чужим. Сдала свою квартиру в Москве и на получаемые от этого деньги путешествует. Занимается дайвингом, трекингом, скалолазанием, трахается с парнями, читает книги – как художественные, так и по своей специальности. В общем, казалось бы – вполне насыщенная жизнь. Но ей не хватает. И именно это «не хватает» побудило ее встретиться со мной.

    На встрече я увидел средне застенчивого человека – не в такой степени застенчивого, чтобы сказать – «ага, вот тут-то у тебя и главные проблемы». Она оказалась довольно открытой, спокойно смотрела в глаза, в лице не было той натужности, которая характерна для человека, который только думает, что хочет измениться, а на самом деле смертельно опасается уязвления своего ЧСВ, боится что ему скажут, что он в том-то и том-то неполноценен.

    Когда я вижу такого человека – незлобного, открытого и нежного, у которого есть увлечения и в целом интересная жизнь, но который при этом чувствует себя так, словно что-то разъедает его изнутри, словно в его «бочке для насыщенности» есть дырка в дне, через которую эта насыщенность выливается, сколько ее не лей, я понимаю – необходимо искать разъедающие слепые уверенности.

    Как правило, найти такую разъедающую слепую уверенность (РСУ) не сложно – родители, дети, мужья/жены, друзья, работа – прежде всего целесообразно копнуть эти темы, и с высокой вероятностью ты найдешь там кучу РСУ. Так получилось и тут.

    Я: как ты относишься к своему отцу?

    А: он мне симпатичен

    Я: а он как к тебе относится? Как к близкому человеку? Ты для него – близкий человек?

    А: да, он меня всегда поддерживает, да, я для него близкий человек.

    (лицо ее при этом стало страдальческим, как будто ей хочется заплакать – верный признак попадания в цель)

    Я: эта тема чем-то для тебя болезненна?

    А: он очень сильно болеет, и мне его сильно жалко, и еще и потому, что он страдает от того, что нет рядом меня, а я не хочу возвращаться  ту прежнюю жизнь.

    Я: почему ты его жалеешь?

    А: ну как почему, ну он очень болен, у него… (дальше идет какой-то сложный диагноз с пищеводом, почками)

    Я: он лечится?

    А: да, он делает то-то и то-то.

    Я: ты ведь интересуешься Селекцией восприятий, значит наверное ты допускаешь, что мои утверждения о том, что можно эффективно лечить себя уверенностью, устранением НЭ, порождением ОзВ и приятными ощущениями – верны, так?

    А: да, я уверена, что это работает, я и сама пробовала то-то и то-то

    Я: отлично. Отец твой отнесся бы со скепсисом к идее лечить уверенностью? Он вообще чужд всякого нетрадиционного подхода?

    А: ну нет, он ходит на иглоукалывание, например.

    Я: отлично, значит он не примет Селекцию сразу в штыки, и у него есть шанс почитать, разобраться. Ты уже давала ему ссылку на мои книги?

    А: (неуверенно) да.

    Я: и что?

    А: (еще более неуверенно): ну… он написал что случайно удалил то мое письмо.

    (начинаются чудеса – верный признак точного попадания)

    Я: удалил случайно? Ну, бывает… Ну и ты повторно выслала ему ссылку?

    А: (совсем упавшим голосом) да…

    Я: и что?

    А: не знаю, я пока жду его ответа, он пока ничего не пишет.

    Я: как давно ты послала ему повторное письмо?

    А: две недели назад

    Я: ??? Две недели назад??!! И с тех пор он ничего не пишет, и ты просто сидишь и чего-то ждешь? Давай посмотрим на ситуацию честно: есть якобы близкий тебе человек, для которого и ты якобы близкий человек. Твой отец сильно болеет и скоро станет инвалидом. Ты, как тебе кажется, знаешь способ, как он мог бы, вероятно, вылечиться. И вот сначала ты написала ему об этом способе, потом прошла куча времени и выяснилось, что он чудесным образом удалил твое письмо, но сам при этом не попросил тебя снова выслать ссылку, ладно. Потом – когда выяснилось, что письмо он якобы случайно удалил, ты высылаешь ему ссылку снова, и снова идет неделя за неделей, и ты даже не пытаешься узнать – посмотрел ли он эту ссылку!  Ну вот теперь скажи честно – это вообще характерно для тех, кто пытается помочь близкому человеку вылечиться от очень серьезного заболевания? Ты его жалеешь, ты испытываешь чувство вины за то, что ты не рядом с ним, и при этом ты демонстрируешь поразительное поведение – ты не позвонишь ему, не напишешь, ты просто сидишь и ждешь. Это ведь все вранье, тут что-то нечисто, ты согласна?

    А: да…

    Я: должна быть причина того, что ты вот так поразительно безразлично ведешь себя по отношению к якобы близкому человеку, для которого и ты якобы близкий человек. Вариантов не так много. Первый вариант – всё это вранье про близость, и на самом деле твой отец тебе совершенно безразличен, поэтому тебе и наплевать – получил он твое письмо или нет – ты для галочки ему его послала, совесть чиста, посмотрит – ладно, не посмотрит – да и черт с ним. Второй вариант: ты на самом деле его сильно жалеешь, ну и это по тебе видно, но ты не пытаешься ему написать письмо с вопросом, не пытаешься позвонить только потому, что на самом-то деле ты уверена, что твой отец воспримет мои книги с ненависть, а к тебе – с агрессией, и именно этой агрессии ты и боишься, боишься разрушить образ любимого и любящего отца. Третий вариант…

    А: (с неожиданной улыбкой и посветлевшим лицом) да, второй вариант правильный.

    Здесь интересна реакция Ани – явное облегчение, даже улыбка – свидетельство возникшей ясности. Я сказал вместо неё то, что она себе не смела, не могла сказать – то, что она на самом деле знает, что её отец – агрессивный и тупой человек, который с ненавистью отреагирует на Селекцию. На самом деле она и без меня смутно понимала, что отец не терял никакого письма, что он посмотрел на мои книги и почел за благо сделать вид, что ничего этого не было.

    Я: Как же так может быть? Ну допустим, у него возникло отторжение к Селекции, но почему же он выльет на тебя свою агрессию, ведь ты пытаешься ему помочь! Он мог бы сказать, например, «нет, это не для меня». Но ведь ты уверена, что с его стороны будет именно агрессия. И ты продолжаешь утверждать, что ты для него – близкий человек?

    А: (какое-то нечленораздельное мычание)

    Я: я не предлагаю тебе немедленно начинать в этом разбираться, я понимаю, что тебе очень не хочется расставаться с опорой в виде образа любящего тебя доброго отца – этот образ служит некоторой поддержкой для тебя, хотя лично я уверен, что и это иллюзия, что это не поддержка, а надгробная плита, поскольку результатом этой иллюзии, как мы видим, является раздавливающая жалость, раздавливающее чувство вины и т.д.

    Ты можешь просто отдавать себе отчет в том, что в твоей жизни есть область, в которой ты неискренна и которую ты сейчас разбирать не хочешь. И если когда-нибудь в будущем ты снова испытаешь чувство сильной нехватки насыщенности, по крайней мере у тебя будет ясность – в каком направлении копать.

    Эта история показывает – почему слепые уверенности являются болезнью. Дорисовки отнюдь не невинны. Девушка дорисовывает агрессивного и тупого человека, полагая его нежным, добрым и умным. Отсюда – источник постоянного фона чувства вины, жалости, безысходности. Ее любящий отец так хочет, чтобы она была с ним, сильно болеет, а она – сволочь такая – почему-то не хочет быть с ним, не хочет ему даже звонить или писать. Это мощный источник постоянного негативного фона чувства вины, самоосуждения. А если понять, что причиной ее нежелания общаться с любящим и добрым человеком является не ее черствость и «плохость», а то, что этот человек на самом деле тупой и агрессивный, неприятный ей человек? Этот раздавливающий негативный фон исчезнет.

    Слепые уверенности – мощный и, может быть, главный, а может быть и вовсе единственно существенный источник негативного фона, поскольку они бесконечно оторваны от реальности, а зачастую – даже от рассудочной ясности, что приводит к крайне болезненным состояниям полной дезориентации, безысходности. А негативный фон – то есть постоянно испытываемые негативные эмоции слабой интенсивности – это ужасная вещь. Это постоянно впрыскиваемый в себя яд. Бороться со слепыми уверенностями необходимо. С ними нет и не может быть никакого здоровья, никакой насыщенности и радости от жизни.

    Почему любимый и любящий муж ненавидит? Почему орёт на тебя любящая мать? Почему твой любящий отец взрывается недовольством при каждом удобном случае? Жизнь кажется бессмысленно запутанной, возникает безысходность, уверенность в том, что во всем этом и не разобраться и не изменить. Любящий ненавидит – отсюда разный бред типа «от любви до ненависти один шаг», «любовь и ненависть – две стороны одной медали», ну и отсюда естественным образом:«без негативных эмоций человек мертв».

    Разрыв между ясностью, жизненным опытом и слепыми уверенностями – это «перелом психики». Если не вылечить, то станешь парализованным, изуродованным.

    Ярка выразилась так: «вообще этот разрыв ясности и опыта с уверенностями кажется поразительным — люди живут, имея одни уверенности о мире, о людях, и совершенно другие ясности и опыт о них. Люди живут с уверенностями, что вокруг много близких людей, любящие семьи, но при этом у них есть опыт того, что при любом отклонении от рамок на них набросятся всей сворой, или что с этим «близким» человеком можно ходить только по очень узкой колее, иначе он окрысится и возненавидит.»